WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

2. Буржуазно-индивидуалистическая культура безопасности, пережила в России процесс незавершенной институционализации. В массовой культуре безопасности она не получила широкого распространения, в силу не только эффективности патриархальных моделей, но и в силу незавершенного характера буржуазного реформирования. В элитарной культуре безопасности новая модель проявилась в стремлении к обеспечению индивидуальной безопасности как за счет использования институтов монархического административного аппарата, так и механизмов функционирования различных институтов, связанных с частной собственностью. Мощные посылы к развитию моделей обеспечения корпоративной безопасности не сумели получить должного развития в силу сравнительно быстрых изменений, происходивших на рубеже 19-20вв.

3. Возрожденная патриархальная культура безопасности, которая была характерна для постреволюционной России. Для массовых слоев общества действенной оказалась старая модель коллективных форм ответа на формирующиеся угрозы, но под руководством новых элит, которые оказались в состоянии придать процессам обеспечения безопасности осмысленный и направленный характер. Для элитарной культуры безопасности этого периода характерно формирование таких моделей сознания и поведения, которые ориентированы на возврат или завоевание власти или влияния. Наличие власти рассматривается большинством элит как единственная гарантия безопасности.

4. Классовая культура безопасности, ориентированная на неизбежность участия общностей в социальных конфликтах, в том числе – мировых. Характерная черта массовой культуры безопасности того времени – искусственное приспособление патриархальной, общинной культуры безопасности к факту необходимости уничтожения иных культур. Уничтожение иных культур и перераспределение их материальных ресурсов насаждается в массовой культуре безопасности как важнейшее условие ответа на вновь возникающие угрозы. Индивидуальная культура безопасности искусственно нивелируется, формируется модель самопожертвования во имя классового интереса. В данных условиях новые элиты по-прежнему расценивают власть как важнейший гарант безопасности, что обостряет процесс межэлитного конфликта.

5. В период устойчивого функционирования советского строя, основанного на подготовке к мировому конфликту с применением оружия массового поражения, характерным является искусственное формирование новой «культуры отказа» от удовлетворения насущных потребностей для последующего перемещения ресурсов в распоряжение элит, задача которых – обеспечить безопасность от внешних угроз. Культура самопожертвования, как способ обеспечения безопасности общества, трансформируется в новую искусственную культуру – культуру трудового героизма. В данные период объективно растет противоречие между индивидуально-принимаемыми и коллективно-насаждаемыми моделями безопасности. В условиях, когда система плановой экономики и тоталитарного внутриполитического курса не дает возможности реализовать растущие потребности, ширятся массовые субкультуры, в основе которых – отказ от традиционного понимания безопасности жизнедеятельности, поиск новых способов удовлетворения потребностей на основе принципа «здесь и сейчас», пусть даже в будущем несущих угрозу безопасности личности и обществу. Тоталитарное общество самой сущностью своего функционирования в этот период способствует распространению элементов так называемого «массового общества» в его классическом понимании: одномерности личности, внесистемного понимания социальной действительности, поиску экзистенционального выхода из гнетущей социальной обстановки. В рамках элитарной культуры данный период в его начале характеризуется некоторой удовлетворенностью уровнем личной и общественной безопасности, особенно в условиях некоторой демократизации общественной жизни.

6. Период застоя советского общественного строя и его распада характеризуется тем, что в массовых субкультурах безопасности происходит отказ от искусственно сформированных коллективистских моделей с переходом к индивидуально-семейным, отчасти – клановым формам обеспечения безопасных условий существования за счет использования доступа ко всем имеющимся в распоряжении семей ресурсам. Элитарная культура безопасности этого периода своей главной чертой имеет конвертацию власти, влияния и авторитета в экономические активы, легитимированные процессом приватизации.

Рассмотрение проблем культуры безопасности современного российского общества, обусловлено не только историческим наследием, но и наиболее значимыми современными тенденциями развития общества. Поэтому специфика современной российской культуры безопасности связывается в исследовании с особенностями трансформационных социальных процессов, которые, согласно теории Т.И. Заславской, не имеют общего направления и заранее предрешенных результатов, с синергетической, а также с глобализационной парадигмой развития социального мира. В тексте работы особенно подчеркивается, что состояние и развитие экономики, социальной политики и духовной сферы современного российского общества представляются наиболее проблемными секторами, в которых формируются факторы трансформационной динамики культуры безопасности среднего класса. Этот вывод основывается на детальном, теоретически обоснованном анализе ситуации, сложившейся в данных сферах.

Современная совокупная теория социального процесса, а также представленные фактические данные сделали возможным сформировать следующие подходы к рассмотрению ранжированных субкультур безопасности российского общества:

1. Для верхних слоев общества характерна культура безопасности, в целом ориентированная на эксклюзию их жизненного пространства и их ресурсов безопасности из жизненного пространства и ресурсов, доступных остальным россиянам. Культура безопасности верхних слоев российского общества характеризуется также созданием инфраструктуры «здорового образа жизни» закрытого типа, функционирующей, в том числе, за счет смещения накопленного энтропийного потенциала в рекреации и коммуникации общего пользования.

2. Для средних слоев характерно создание таких безопасных способов взаимодействия с окружающей социальной средой, в которых наиболее учитывается фактор ограниченных возможности при стремлении к максимальному эффекту безопасности. Средние слои общества, являющиеся разработчиками и первыми носителями новейших технологий безопасности жизнедеятельности, стремятся восполнить недостаток ресурсов для пользования всем комплексом современных средств безопасности тем, что способны совершать оптимальный выбор необходимого и достаточного. Осознаваемая невозможность обеспечения безопасности в полной мере, купируется социально-активным поведением, постоянным поиском новых технологий взаимодействия в процессе обеспечения безопасности семей. Для культур безопасности средних слоев характерна стратегия социального договора по поводу безопасности с представителями всех иных социальных слоев.

3. Базовый и нижний слои общества в целом используют такую культуру безопасности, для которой характерно экстенсивное начало. Оно базируется на использовании традиционных способов обеспечения безопасности. Экстенсивность данных культур состоит не только в ориентации на мало эффективные аппараты государственного и муниципального управления, но и в том, что безвозвратно расходуются ресурсы семей, накопленные ранее.

4. Культуре безопасности социального «дна» присущ ориентир на удовлетворение сиюминутных потребностей. В рамках этой культуры безопасности здоровье, социальный статус, собственность, престиж перестают представлять собой традиционные ценности, что создает предпосылки для формирования антисоциальной контркультуры, в основе которой – обеспечение временной безопасности за счет разрушения систем безопасности иных личностей или общностей.

Таким образом, культура безопасности среднего класса современного российского общества объективно выступает и должна рассматриваться как производная от сформированных в далеком прошлом национально-исторических тенденций, которые дополнялись каждым из значимых периодов истории нашей страны, привносившим в культуру безопасности свои новации. Это и продукт взаимодействия этих общностей с иными культурами безопасности, которые, как правило, стремятся сформировать модели удовлетворения потребностей в безопасных условиях существования за чужой счет.

В третьем параграфе «Культура безопасности среднего класса России в системе факторов его формирования и развития» показано, что данный феномен имеет определяющее значение не только для функционирования данной социальной общности как таковой, но и для всего общества в целом - это важнейшее обстоятельство было очевидным уже для начальных этапов складывания классового общества и нашло отражение в наиболее передовых социально-политических идеях Древнего мира. Как в древности, так и сейчас, стабильность социального статуса конгломерата общностей, условно именуемого как «средний класс», напрямую связывалась с устойчивостью общественного строя в целом, а значит – функционированием всей социальной системы. Именно такие подходы к пониманию роли и места культуры безопасности среднего класса в системе общественного функционирования обусловили необходимость детализации представлений как о самом среднем классе, так и о культуре его безопасности.

Теория среднего класса восходит к идеям Аристотеля, развивается в средневековой Европе в эпоху Реформации, наиболее актуализируется в конце 19-начале 20вв. в концепции М. Вебера. Отечественная теория среднего класса, в силу целого ряда исторических обстоятельств, будучи безусловно ожидаемой уже на рубеже 19-20вв., начала структурно оформляться только на рубеже 21в., в условиях новейших буржуазных преобразований в России. Разработка темы среднего класса нарастала от единичных научных статей начала 90-х гг. к масштабному потоку современных исследований. Исследователями было признано, что средний класс не ограничивается малыми и средними предпринимателями, началось изучение его состава, близких социальных слоев, мотивационной структуры сознания, стандартов потребления, стратегий адаптации, возможностей конкурентного поведения на мировых рынках, политических предпочтений, этики среднего класса. Большинство исследователей склоняется к признанию того, что у нас, как и в развитых странах с рыночной экономикой, средний класс должен стать наиболее привилегированной группой наемных работников, и главные ресурсы среднего класса все более будут связаны не с собственностью, а с профессиональными навыками и стратегиями.

Среди исследователей, изучающих формирование среднего класса в России, как показал детальный анализ целого ряда подходов, отсутствует консенсус по поводу того, какие качественные показатели являются наиболее важными для определения принадлежности к среднему классу и как эти показатели должны фиксироваться в ходе социологических исследований. Одной из наиболее существенных тенденций, отражающих противоречия в понимании роли и места среднего класса в общественной структуре, является подход, согласно которому фактически отождествляется средний класс и средние слои общества, объединяются эти понятия. Формирование и развитие среднего класса России – процесс, имеющий не только качественное, но и количественное содержание. По различным оценкам в 1998г. доля россиян, зачисляющих себя в средний класс, уменьшилась в два раза и составила 24%. Другие оценки показывают, что после финансового кризиса 1998г., только 18% россиян могли быть отнесены к среднему классу. В 2003-2005гг. слои, относимые к средним, составляли, по разным оценкам, от 33,2-33,9% до 9% населения России. Согласно данным некоторых социологических исследований, за последние 4 года произошел резкий рост среднего класса до 22% от общей численности населения страны. Скептические аспекты осмысления проблемы, тем не менее, не останавливают подавляющее большинство исследователей, которые уверенно констатируют: средний класс в современном российском обществе не просто имеет место, но и выполняет свое важное функциональное предназначение – формирует и поддерживает режим безопасного функционирования социальной системы.

Рассматривая объективные факторы формирования и развития среднего класса, исследование отмечает, что сама структура материи предполагает наличие или отсутствие оси в процессе её развития. Там, где такая ось существует, более или менее четко прослеживается устойчивость и предсказуемость развития процесса. Наличие цивилизационного центра, оси, вокруг которой формируется социокультурная реальность, является неотъемлемым компонентом современных представлений об историческом процессе. Исследование доказывает, что в одном из социальных измерений в качестве такой оси выступает средний класс. Кроме того, объективными факторами формирования и развития среднего класса выступают подробно рассмотренные социальные законы. Закон возвышения индивидуальных и коллективных потребностей каждый раз убеждал человечество в том, что их сознательное ограничение является безусловным благом, но применить это ограничение на практике могут далеко не все слои общества. Самоограничение в удовлетворении потребностей, как правило, исторически оказывалось объективной привилегией именно среднего класса, его элитарной части. Закон движения социальной системы по пути наименьшего сопротивления предопределяет условное согласие среднего класса с изменяющимися или неизменными условиями социального функционирования с целью сохранения и приумножения имеющегося социального капитала. Именно в этом проявляются наиболее важные черты культуры безопасности среднего класса – класса, которому всегда есть, что терять. Закон культурного отставания отражает объективный характер противоречий, имеющих место в процессе формирования и развития среднего класса: средний класс формируется не столько по линии духовного роста, сколько по линии улучшения благосостояния.

Исследование показывает, что культура безопасности среднего класса современного российского общества, как фактор его формирования и развития, не может быть рассмотрена вне такого объективного условия современного социального функционирования, как мощный социокультурный сдвиг, характеризующий переход от патриархально-общинных типов культурного взаимодействия, основанных на коллективных формах собственности, к индивидуально-достижительным и корпоративным, основанным на частной или корпоративной собственности. Вместе с тем, наиболее важным для осмысления культуры безопасности среднего класса в системе факторов его формирования и развития представляется системный подход к самому феномену культуры безопасности среднего класса.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»