WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

4. Коррекция социальной практики опирается как на индуктивные, так и на дедуктивные принципы познания будущего, чьи результаты составляют единую стратегию антиципативной эвристики. Согласно логике данной стратегии, частные данные (зондаж общественного мнения, будущие котировки акций, электоральные предпочтения т. п.) органично включены в общую антиципативную парадигму и не противоречат ее фундаментальным положениям. В свою очередь, «взгляд из будущего», то есть с высоты антиципативной теории на перспективы отдельно взятой социальной проблемы, также призван информировать о будущностном состоянии этой проблемы.

5. Основными условиями успешности дальнейшего развития отечественной истории, могут стать синтез апробированных традиций и передовых новаций, с одной стороны, и интегративность, обеспечивающая социокультурное единство всех субъектов исторического процесса, с другой. Конкретный индивид в своем мировоззрении и реальных поступках будет творить собственную, индивидуальную историю, соотносимую при этом с другими индивидуальными историями, что, в конечном итоге, составит единое пространство будущего.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее содержание позволяет получить более полное представление о том влиянии, которое оказывает образ будущего на осуществление социальной практики. Положения и выводы диссертации способны выступить теоретическим материалом для дальнейших исследований в этой области, использоваться при разработке методологии комплексных исследований социальной проблематики, создании специализированных программ и технологий.

Полученные результаты могут найти свое применение в практике социального управления, способствовать выработке эффективных поведенческих моделей, использоваться при разработке базовых и факультативных курсов по философии.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и были обсуждены на ряде внутривузовских и межвузовских методологических семинаров, Межрегиональной научно-практической конференции «Язык, образование и культура в современном обществе» в Северо-Кавказском социальном институте (Ставрополь, 2006), 14-ом годичном научном собрании СКСИ (Ставрополь, 2007). Некоторые аспекты диссертации были включены в разработку спецкурса по социальной философии в Северо-Кавказском социальном институте. Диссертация принята к защите на заседании кафедры истории и культурологии СКСИ. Материалы исследования изложены в пяти научных статьях, одно из которых в издании, рекомендованном ВАК России.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, а также списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Ведении» обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи диссертации, объект и предмет, теоретико-методологические основы и научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защит, указывается теоретическая и практическая значимость диссертации, дается описание ее апробации.

Первая глава – «Антиципация как духовно-интеллектуальный и праксеологический феномен», состоящая из трех параграфов, посвящена исследованию антиципативной мысли в исторической ретроспективе, проблеме идеализации социальных перспектив, а также анализу концептуальных оснований антиципативного скептицизма.

В первом параграфе первой главы – «Антиципативная идея в истории философской мысли» описываются генезис антиципативного сознания, основные антиципативные парадигмы и их праксеологические корреляты. Рассматриваются феномены универсалистской и обыденной антиципаций. Описываются попытки преодоления антиципативного фатализма, выявления закономерностей и детерминант наступления той или иной разновидности будущего. Историко-философский экскурс позволил отследить не только естественное усложнение антиципативной мысли, но и ее релятивизацию. Диссертант пришел к выводу о том, что оказался запущенным своеобразный механизм «сохранения интеллектуальной энергии», обеспечивший одновременное сосуществование в настоящее время всех без исключения предшествующих антиципативных парадигм. При этом подчеркивается, что антиципативная мультипарадигмальность, отнюдь не означает доминирования тотальной эклектики в области современной антиципации. Делается вывод о том, что имеются все теоретические основания для описания современной антиципативной модели, одним из атрибутов которой является отказ от универсальной картины будущего, обусловленный неверием в единую логику цивилизационного развития.

В заключение параграфа автор констатирует обреченность философской мысли на постоянное проведение все новых антиципативных изысканий, отмечает необходимость исследования антиципативных конструктов с целью оптимизации социальной прогностики, обязательность апелляции к категориям аксиологии, с точки зрения перспектив их вероятностной объективации. Особо подчеркивается важность решения проблемы преодоления утопической аберрированности антиципативного сознания.

Во втором параграфе первой главы – «Будущее как утопический идеал» осуществляется анализ феномена оптимистической антиципации. В качестве универсального атрибута любой антиципативной утопии называется ее стремление вывести объективацию социального идеала за рамки конкретики актуально существующей эмпирии, экстраполировать его в иные пространственно-временные границы. Диссертант предлагает классификацию антиципативных доктрин утопической направленности, подразделяя их на нормативные и дескриптивные. Отмечается, что отсутствие эмпирических аналогов в прошлом и настоящем, как раз и есть тот базовый принцип, на основании которого антиципативный конструкт наделяется статусом утопического. При этом подчеркивается имманентность утопизма любой крупномасштабной социальной практике. Указывается на очевидное диалектическое взаимодействие между антиципацией и утопией: утопия объективируется, переходит в деятельностную плоскость настоящего, изменяет существующее в данный момент положение дел.

В параграфе предпринимается попытка определить границу, которая отделяет антиципативную утопию как идеальный образ, от рискованных попыток её одномерного воплощения в жизнь. Диссертант приходит к выводу, что за утопической составляющей антиципативной рефлексии следует оставить право продуцирования идеалов, что как раз и будет позитивной функцией социального потенциала утопий будущего. Констатируется недопустимость прямолинейных попыток немедленной объективации утопического идеала путем его экстраполяции в настоящее, поскольку он неизбежно будет конфронтировать с существующими реалиями, что грозит самыми серьёзными негативными последствиями.

Рассматривая утопический компонент как фактор иллюзорности в антиципативном сознании, диссертанту представляется необходимым выработать средства, нейтрализующие негативные последствия попыток реализации утопических программ.

В заключение делается вывод о том, что утопические идеалы должны переориентироваться в направлении реализации созидательных и реалистических целей общества.

В третьем параграфе первой главы - «Концептуальные основания антиципативного скептицизма» представлена аргументация, направленная, как против отрицания возможности предвидеть будущее, так и против отказа от включения антиципативных представлений в практику социального управления.

В параграфе отмечается, что негативные последствия попыток реализовать контрпродуктивные социальные проекты, заставили многих мыслителей поставить вопрос о табуировании антиципативных разработок как таковых. Помимо потенциальной опасности попыток заглянуть в будущее, им приписывается высшая степень субъективности. Представления о будущем, согласно широко распространенной точки зрения, априорно лишены статуса достоверного знания и могут восприниматься исключительно как чье-то частное мнение, лишенное каких бы то ни было научных оснований.

Еще одной причиной неудач, связанных с зондированием будущего, является эклектизм и фрагментарность антиципативных разработок, при отсутствии четких представлений о социальной онтологии и соответствующих концептуализаций. Антиципативный партикуляризм предпочитает комплексности, масштабности и системности, спорадические попытки «выхватить» из будущего его отдельные составляющие. Среди многочисленных поводов для антиципативного скептицизма, диссертант рассматривает и предельный субъективизм футурологических конструктов, выражающийся в описании будущего построенного на его «прачуствовании» (О. Шпенглер).

Анализируя эти и подобные им контрфутурологические аргументы, диссертант последовательно их опровергает. Подобная аргументация, по его мнению, не учитывает тот факт, что прогнозы влияют на общество, в сущности, достаточно одномерно. Так, негативный прогноз не может не осуществиться в случае активного и осознанного противодействия соответствующим процессам или явлениям. Трудно предположить, что человеческое сообщество, рациональное по своей природе, будет сознательно вредить самому себе и тем самым разрушать позитивный прогноз. Если бы это было так, то вряд ли стало бы возможно какое бы то ни было рациональное целеполагание.

Вторая глава - «Фактор будущего и социальная практика», состоящая из трех параграфов, анализирует антиципативные представления в качестве «двигателя» исторического процесса, рассматривает феномен антиципативного алармизма, исследует возможности синтеза традиций и новаций в исторической перспективе российского социума.

В первом параграфе второй главы – «Антиципация как двигатель исторического процесса» отмечается, что представления относительно собственных перспектив никогда не имели для человека исключительно теоретическое значение, поскольку они напрямую влияли и продолжают влиять на скорость, направление и характер социальных процессов. Подчеркивается, что появление идеи прогресса позволило не просто обнаружить, но и конкретизировать общественные усилия, направленные на достижение искомой будущностной нормативности. На сегодняшний день антиципация представляет собой устойчивый регулятив социального поведения. Современный социум не может обеспечить собственное поступательное развитие, не располагая надежным прогнозом относительно собственных перспектив. Чрезвычайно важно иметь надежный фундамент для перспективного планирования, тем более что самоописание современного общества в большей степени основывается на динамических характеристиках, чем на социальной статике. Социальная практика и в первую очередь социальное управление, должны строиться таким образом, чтобы иметь возможность предвидеть и предотвращать возможные общественные фрустрации, снимать внутреннюю и внешнюю напряженность, противостоять глобальным проблемам, избегать возникновения различных потрясений.

В настоящее время, когда многие постулаты историцизма оказались девальвированными, в будущем уже не хотят видеть исключительно продукт, не зависящих от человеческой воли, деятельности исторических законов. Современная антиципация постепенно отказывается от новоевропейского лозунга «человек для истории» и переходит к требованию «истории для человека». Одновременно пришло понимание того, что будущее больше не может догматически результироваться линейным прогрессизмом. Нелинейность и спонтанность истории не просто повышают роль человеческого фактора и ответственность человека за собственную судьбу, но и позволяют сколь угодно много перепрограммировать историческую перспективу, задавать ей искомые нормативные параметры, манипулировать ее отдельными составляющими.

Диссертант приходит к выводу, что социальное поведение имеет атиципативно обусловленный характер, а общественное бытие в целом является результатом устойчивого и долгосрочного существования того или иного образа будущего. Данный образ «подсказывает» субъекту деятельности возможные сценарии его поведения и их вероятностных последствий, поскольку любое социальное действие вытекает из определенного понимания перспективы. Поведенческая ориентация, детерминированная представлениями о будущем, формируется не только на рефлексивном уровне, но и на уровне подсознания.

Во втором параграфе второй главы – «Алармистская доминанта антиципативного сознания» высказывается мысль, что современный планетарный социум неожиданно обнаружил себя находящимся в ситуации, не просто неопределенного, но угрожающе неопределенного будущего. Отмечается, что потенциальные проблемы оказываются лишенными исторических аналогов, а это значит, что рецептура их решения пока еще остается неизвестной. Предшествующий социальный опыт становится невостребованным в условиях радикальных беспрецедентных изменений, до неузнаваемости преобразивших реалии общественного бытия.

Еще одной особенностью современности, с точки зрения будущего, является невозможность построения индивидуальных антиципативных стратегий. Сегодня индивид лишен малейшей автономии и эмансипированности от условий диктуемых общецивилизационным контекстом.

Подчеркивается, что в условиях постоянного ускорения темпов цивилизационного развития, увеличения числа субъектов многополярного мира, расширения спектра альтернатив резко повышается алармистская наполненность «фактора будущего». Алармистская идея, при этом, формируя совокупность представлений о возможном и наиболее вероятном ходе событий, не должна стать детерминантой появления каких бы то ни было фобий. Она призвана создать задел для возникновения новых правил существования социума.

Важнейшей задачей антиципативного алармизма, по мнению диссертанта, является поиск возможностей если уж не предотвратить, то, во всяком случае, задержать приближение нежелательного горизонта. В алармистских прогнозах должен содержаться приемлемый, и что принципиально важно, реалистический «рецепт» темпорального продления существующих в данный момент позитивных параметров общественного бытия.

Отличительной чертой современного антиципативного алармизма, стало пристальное внимание не только к прямым, но и к побочным последствиям существования глобальных проблем. Становится очевидным, что разрастание той или иной проблемы, чревато не только собственно теми последствиями, которые сопровождают ее развитие, а также множеством сопутствующих негативных последствий. Высказывается предположение, что алармистская антиципация в состоянии выступить экспертом в вопросе масштабов, временных перспектив и вероятностных последствий кризисных сценариев. При этом антиципативный алармизм выступает еще и в качестве разрушителя укоренившихся социальных догм.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»