WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теоретическая значимость исследования определяется его актуальностью, новизной, научно обоснованными и аргументированными выводами и предложениями. В работе осуществлен комплексный анализ проблем пределов (сфер) действия правоприменительных актов. Основные положения работы дают цельное представление о понятии, признаках, структурах, видах и функциях правоприменительных актов, предметных, временных, пространственных и адресных пределах их действия. Выводы диссертационного исследования вносят весомый вклад в развитие теории применения права, научное осмысление проблемы сущности индивидуального властного регулирования общественных отношений и саморегулирования поведения людей, их коллективов и организаций. Материалы диссертации будут полезны ученым-юристам, поскольку ориентируют их на исследование малоизученных проблем юриспруденции и определяют перспективные направления правоприменительной технологии.

Практическое значение исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы могут быть использованы в целях совершенствования законодательства, регулирующего порядок опубликования, вступления в силу правоприменительных актов и утраты ими юридической силы, их действия по предмету и адресатам, во времени и пространстве, а значит, способствовать повышению эффективности и качества поднормативного регулирования общественных отношений. Кроме того, результаты диссертационного исследования могут быть использованы при проведении учебных занятий в образовательных учреждениях юридического профиля по общей теории государства и права и отраслевым дисциплинам, написании учебников, учебных и учебно-методических пособий, подготовке студентами курсовых и дипломных работ.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации: 1) неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова; 2) отражены в 7 научных публикациях автора; 3) докладывались на VIII Международной научно-практической конференции «Современное российское законодательство: законотворчество и правоприменение» (Москва, 7–8 декабря 2007 г.), ежегодных научных конференциях аспирантов, соискателей и молодых ученых юридического факультета Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова (2006–2008 гг.); 4) внедрены в учебный процесс Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова, других вузов России, практику правоприменительных органов.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих девять параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, его методологическая и теоретическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновываются новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации результатов научного поиска.

Первая глава «Природа правоприменительных актов» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Правоприменительный акт как результат и форма правоприменительной практики» раскрываются основные признаки правоприменительных актов в рамках теории правоприменительной деятельности. Основы данной теории были заложены еще дореволюционными учеными-юристами. Более предметно и основательно ее начали разрабатывать на общетеоретическом уровне в советский период (Н. Г. Александров, С. С. Алексеев, Н. Н. Вопленко, И. Я. Дюрягин, В. Н. Карташов, В. В. Лазарев, П. Е. Недбайло и др.).

Одним из наиболее плодотворных направлений в исследовании правоприменительной деятельности является анализ правоприменения в качестве разновидности практики реализации права. Последняя представляет собой диалектическое единство правоприменительной деятельности и сформировавшегося на ее основе объективированного вовне юридического опыта. Таким образом, изучению подвергается не только совокупность действий и решений, но и личный опыт правоприменителя, а также «социально-правовая память». В актах применения права находят отражение все основные элементы как содержания правоприменительной практики (цели, планы, действия, средства и способы их осуществления, результаты, принятые решения и т. п.), так и ее внутренней, процессуальной, формы.

В научной литературе предлагаются разнообразные дефиниции правоприменительного акта, различающиеся как текстуально, так и по содержанию, что обусловливается многообразием подходов к определению терминов «акт», «правовой акт», «правоприменительный акт».

Дальнейшее исследование последних направлено на построение системы знаний о данном компоненте правоприменительной практики, т. е. теории правоприменительных актов, составными частями которой выступают их понимание и определение, анализ структур, типов (видов и подвидов), функций, социальной и юридической ценности, эффективности и качества, основных способов их обеспечения в рамках технологии реализации права.

Ученые-правоведы называют более двадцати признаков правоприменительного акта. Условно их можно разделить на четыре группы. К первой группе следует отнести признаки, характеризующие правоприменительный акт как разновидность юридического документа, т. е. документ особого рода, обладающий специфической формой выражения и включенный в информационную технологию, занимающий специальное место в системе правовых актов и являющийся одним из видов реализации права. Вторая группа включает признаки, указывающие на особенности издания и властную природу правоприменительного акта, т. е. обязательность подготовки и принятия компетентными субъектами в установленном процедурно-процессуальном порядке на основании правовых норм и иных юридических предписаний.

Третью группу составляют признаки, характеризующие юридические качества правоприменительного акта: он официально оформляет и закрепляет решение по делу; в его содержание входят индивидуальные предписания, в которых конкретизируются субъективные права и обязанности их адресатов (персонально определенных участников общественных отношений); имеет четко выраженные пределы (сферы) действия; его реализация обеспечивается возможностью применения поощрительных и принудительных мер, средствами организационного, материального и иного характера; является специфическим юридическим фактом, занимает особое место в механизме правового регулирования общественных отношений.

К четвертой группе относятся социально-психологические качества правоприменительного акта, а именно: он является результатом функционирования социально-психологического механизма правового поведения субъектов и участников применения права и направлен на преобразование различных сфер общественной жизни в процессе сознательно-волевой и творческой деятельности людей, их коллективов и организаций.

Кроме того, в контексте настоящего диссертационного исследования важны такие юридические характеристики правоприменительного акта, как специфические пределы (сферы) его осуществления. Если вопросы действия нормативных правовых актов давно стали хрестоматийными, то относительно правоприменительных актов этот аспект практически не изучен.

Во втором параграфе «Структуры правоприменительных актов» автор исследует логическую, пространственную, вертикальную, временную, стохастическую, горизонтальную, генетическую, функциональную, рекурсивную и другие структуры правоприменительных актов, т. е. данные акты рассматриваются в качестве полиструктурного образования.

С точки зрения логической структуры все правоприменительные акты-документы можно разделить на две большие группы: а) имеющие обязательные структурные элементы и б) не имеющие официально определенной структуры. Для последних признается нецелесообразным в качестве образца копирование развернутой структуры (вводная, описательная, мотивировочная и резолютивная части), поэтому их строение может отличаться значительным своеобразием. Более обстоятельное изучение правоприменительных актов приводит к выводу, что их структуры во многом зависят от разновидности этих актов. Автор, в частности, рассматривает особенности структуры судебных актов, актов органов управления, милиции и др.

Субъектно-адресная структура правоприменительных актов выражает взаимосвязь между субъектами применения права и адресатами данных актов в рамках правоприменительных отношений. Это позволяет более детально исследовать действие правоприменительных актов по кругу лиц
(в плане особенностей восприятия индивидуальных велений, связи между волей субъектов и адресатов, противоречия их интересов и т. д.).

Такой отличительный признак правоприменительных актов, как действие во времени, позволяет анализировать их в рамках временной структуры, действие в пространстве – пространственной структуры. Новые подходы к предметному действию правоприменительных актов возможны при изучении генетической, функциональной, стохастической и других структур.

В третьем параграфе «Типы (виды, подвиды) правоприменительных актов» в рамках группировки отдельных типов правоприменительных актов диссертант осуществляет их классификацию, основанием которой выступают прежде всего наиболее существенные признаки данных актов. Как известно, типология является важным методом теоретического познания и совершенствования практической деятельности.

Автор анализирует общетеоретические (С. С. Алексеев, И. Я. Дюрягин, Ф. А. Григорьев, В. В. Лазарев, В. Н. Карташов и др.) и отраслевые (судебные, управленческие, процессуальные и т. п.) классификации (Р. Ф. Васильева, В. А. Юсупова, П. А. Лупинской и др.) правоприменительных актов.

Изучение пределов действия правоприменительных актов также происходит в непосредственной связи с разными их классификациями. В частности, выделение данных документов по субъектам является одной из «генеральных» классификаций, поскольку от конкретного должностного лица или органа во многом зависят предметная сфера осуществления акта, пределы его действия во времени, в пространстве и по адресатам.

Важное значение имеет подразделение правоприменительных актов по основным сферам (экономической, социальной, образовательной, научной и т. п.) общественной жизни, предметам правового регулирования конкретных общественных отношений и социально-правовых ситуаций. К определению границ их действия во времени имеют отношение классификации по срокам реализации (постоянные и временные, акты однократного и длящегося действия), моментам вступления в юридическую силу и др. К действию правоприменительных актов в пространстве и по адресатам относятся их классификации в зависимости от территориальных и информационных границ, степени общности предписаний, круга физических, должностных, юридических лиц и т. д.

Кроме того, автор рассматривает и другие классификации правоприменительных актов: в зависимости от их формы (акты-действия, акты-документы и т. п.); функционального назначения (регулятивные, охранительные и т. п.); юридической основы вынесения (первичные, производные и смешанные); юридических последствий (правоконстатирующие, правонаделяющие, правоизменяющие, правопрекращающие и др.); категоричности требований (императивные и диспозитивные); определенности содержания (абсолютно-определенные, относительно-определенные и т. п.); порядка издания (коллегиальные и единоличные); наименования (постановления, приказы, приговоры, решения, определения, протоколы, протесты и т. д.); сложности структур (относительно простые и сложные).

Как отмечает диссертант, каждый из типов, видов и подвидов правоприменительных актов специфичен по своей природе, элементам содержания и формы, занимает особое место в правоприменительной практике и индивидуально-правовом регулировании общественных отношений.

При этом все классификации правовых актов (нормативных, интерпретационных, правоприменительных) должны быть соотносимы друг с другом.

В четвертом параграфе «Функции правоприменительных актов» подчеркивается значимость функционального подхода, при помощи которого более углубленно исследуется динамичная природа указанных актов. В теории права обычно анализируются функции применения права и правоприменительной практики. К функциям правоприменительных актов отечественные и зарубежные ученые обратились несколько позднее. По мнению диссертанта, в функциях конкретизируются свойства данных актов, выражаются их социальная и субстанциональная роли, результаты деятельности субъектов и участников правоприменения, которые ставят перед собой определенные цели и задачи.

Все функции правоприменительных актов подразделяются на общесоциальные и специально-юридические.

Общесоциальные функции (политическая, экономическая, социальная, идеологическая, демографическая, экологическая и др.) выражают способность этих актов направлять и преобразовывать различные сферы общественной жизни (политику, экономику, социальную сферу и т. д.). Вместе с тем в данных функциях проявляется политическая, социальная, экономическая обусловленность правоприменительных актов. Исследование этого аспекта проблемы является одним из наиболее актуальных направлений развития теории правовых актов.

Специально-юридические функции правоприменительных актов (фиксирующая, регулятивно-ориентирующая, правоконкретизирующая, правообеспечительная, превентивная, правовосстановительная, компенсационная, карательная, правовосполнительная, контрольная, координационная, правотворческая и др.) показывают их роль в механизме правового регулирования общественных отношений.

Дальнейшее развитие теоретического знания функций правоприменительных актов требует более глубокого изучения тех из них, в понимании которых имеются наиболее спорные моменты. В частности, достаточно бурные дискуссии в современной науке ведутся относительно природы правотворческой функции правоприменительных актов. Вопрос о наличии указанной функции вызывает сомнения у сторонников классической позитивистской теории, однако его постановка не выпадает из тенденции последних лет, заключающейся во все большем распространении социологического подхода к правовым явлениям.

Разработка теоретических проблем (например, совершенствование методологии юридической науки, развитие различных подходов к пониманию права, исследование социологических аспектов правообразования и правоприменения) позволяет говорить о тройной правотворческой направленности правоприменительной деятельности, проявляющейся, во-первых, в поиске права при рассмотрении дела и вынесении решения; во-вторых, возможном придании правоприменительным актам «статуса» источника (или квази-источника) права; в-третьих, значимости этих актов для совершенствования законодательства.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»