WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Во втором параграфе «Особенности и основные направления формирования политических партий как социальных корпораций» на фоне других социологически идентифицированных типов партий (партия как классовое объединение, элитарное объединение, идеологическое объединение, «машина» борьбы за власть и др.) нами был подробно проанализирован тип партии как социальной корпорации. Он был соотнесен с широким спектром признаков, характеризующих особенности состава партий, партийного строительства, сформированности партий в целом и их отдельных организационных структур, с целью установления корреляционных зависимостей и выявления характерных для партии-корпорации принципов организационного строения и политической стратегии. Проведенные исследования позволили установить, что принцип социальной корпорации как формы связи профессиональных политиков с членами партии и населением признают в качестве желаемой модели построения политической партии две трети опрошенных респондентов, причем в большей степени молодежь и люди старшего среднего возраста, в основном со средним уровнем доходов и довольно высоким уровнем образования. Это самый предпочтительный тип партии, к которому склоняются симпатии рядовых членов партий и населения. При этом на мнение о партии – социальной корпорации оказывает влияние предшествующий опыт членства в партиях: три четверти респондентов, выбравших этот тип партии, никогда ранее не состояли в партиях; из лиц, когда-то состоявших в партиях, принцип социальной корпорации поддержан половиной респондентов. Из тех, кто состоял в КПСС, его разделяет только пятая часть респондентов. Это говорит о том, что принцип социальной корпорации оказывает наиболее привлекателен, прежде всего, для тех, кто впервые вовлекается в политику; влияние предшествующего партийного опыта, напротив, порождает более осторожное отношение к такому типу организации партии.

Среди политических партий, реально действующих в Свердловской области, в наибольшей степени соответствующей по стилю и характеру деятельности принципам социальной корпорации оказалась ЛДПР, в меньшей степени – «Единая Россия» и КПРФ. Приверженность модели партии как социальной корпорации очень симптоматично соотносится и с мотивами поддержки гражданами тех или иных политических партий: на первом месте здесь стоит стремление проявить свои лидерские качества (т.е. непосредственно участвовать в политической работе) (до 90% ответов), на втором – быть защищенным и утвердиться в жизни (более двух третей респондентов) (что, отметим, в наибольшей степени отвечает корпоративному принципу), на третьем – поддержка целей и идеологии партии (более половины). Низшую позицию занимает стремление сделать партийную карьеру. По критерию информированности членов партии относительно состояния дел в ней приверженцы партии как социальной корпорации занимают в целом среднюю позицию, что вполне объяснимо, поскольку сфера профессиональной политики, по определению, является относительно закрытой. Среди источников информации о партийных делах приверженцы партии-корпорации указали как на главный, прежде всего, на выступления лидеров (более двух третей респондентов). Однако, по весьма показательному критерию – характеру принятия партийных решений преобладающие позиции в рейтинге среди приверженцев партии как социальной корпорации занимают: индивидуальное принятие решений, коллегиальное принятие решений, принятие решений в четком соответствии с уставными требованиями. Это говорит о том, что модель партии-корпорации в наибольшей степени рассчитана на активное и сознательное участие членов партии в партийной работе. Самый низкий рейтинг на этом фоне получает мнение тех, кто считает, что принятие партийных решений должно оставаться прерогативой только лидеров партии. Реальный же процесс принятия решений выглядит несколько иначе: респондентами отмечено, что в партиях-корпорациях решения в основном принимаются совместно центральными и местными органами партии (отчетливый корпоративный признак!), однако заметна и тенденция сильного влияния центрального органа партии и Администрации Президента РФ; влияние же «теневых» структур и рядовых членов партии на принятие решений находится примерно на одном – более низком – уровне. Это говорит о том, что партия-корпорация характеризуется в целом вполне средними показателями демократизации внутрипартийной жизни и в этом отношении имеет еще большой простор для дальнейшего развития.

Как нами выяснено, приверженцы партии – социальной корпорации являются самыми последовательными сторонниками многопартийной системы в России, хотя сами они не против того, чтобы со временем стать «партией власти». Главным мотивом деятельности партии они также считают заинтересованность в улучшении жизни людей, однако признание в том, что партия-корпорация ориентируется в своей работе на массы, находит гораздо меньшую поддержку.

С точки зрения организационной, партия-корпорация – это в основном центристская партия, имеющая авторитетных лидеров и опытных организаторов, пользующаяся поддержкой населения, имеющая востребуемую обществом идеологию. Партия-корпорация, по оценке респондентов, не имеет поддержки структур власти и влиятельных политических сил. Уровень ее поддержки бизнесом – средний. Показатели ориентации партии-корпорации на массы в своей работе и показатели работы с населением в периоды между выборами также находятся на среднем уровне. Это говорит о том, что демократизация не является самоцелью партии-корпорации, она в большей степени сориентирована на эффективность достижения политических целей и на профессионализацию политической сферы.

С точки зрения сформированности партийных структур, партию-корпорацию отличает в целом высокий уровень организации: в наибольшей степени в ней сформированы центральные и региональные структуры, программа и устав. Проблемными участками партийной деятельности остаются партийные СМИ и молодежные подразделения партии. Однако, как определенный парадокс можно воспринимать тот факт, что сформированность партийного «кокуса» у партии-корпорации характеризуется незавершенностью. Это свидетельствует о том, что партия-корпорация – это, как правило, партия, находящаяся в стадии активного рекрутирования своих приверженцев на принципах корпоративного соучастия, и ее структуры власти еще не находятся в состоянии окостенения, хотя принцип профессионализации в деятельности этого типа партии также просматривается очень четко. С учетом всего вышесказанного, можно констатировать, что модель партии как социальной корпорации предлагает в современных российских условиях в некотором роде оптимизированный способ воссоздания полноценных и дееспособных партий путем вовлечения населения в активную политическую жизнь. По существу, это тот путь, который позволяет узкокорпоративным группам политиков-профессионалов, каковыми являются почти все российские партии в начале своего пути, эффективно расширять пределы своего влияния сверху вниз, вовлекая на заинтересованной основе в политику наиболее активную часть населения.

В Заключении диссертации подведены основные результаты исследования, высказаны следующие практические рекомендации по дальнейшему развитию партийного строительства в России:

1. С целью создания полноценных политических партий в России рекомендуется принять за основу методологии партийного строительства не принудительные методы структурирования электорального поля (как это есть сейчас), а принципы социально-корпоративного подхода в развитии отношений политических партий с населением, что предусматривает, прежде всего, укрепление авторитета партий у населения, активное участие партий и примыкающих к ним экспертных групп в разработке и реализации в системе властных органов социально-экономических программ, а также в осуществлении организованной защиты конкретных социально-групповых интересов населения на основе своеобразной формы социального контракта между партийными организациями и группами населения.

2. Целенаправленное формирование партийных «кокусов» путем создания системы повышения профессиональной квалификации и специальной подготовки работников политического и организационного аппарата партий. Для этого целесообразно открыть функционирующие на предельно демократичной, межпартийной основе в каждом регионе или на межрегиональном уровне (по федеральным округам) Высшие партийные школы, в которых могли бы проходить фундаментальную специальную подготовку профессиональные партийные работники.

3. Создание в структурном механизме деятельности партий условий для «выращивания» партийных лидеров («партийный инкубатор»), проведение специальных мероприятий по выдвижению и подготовке таких лидеров на уровне центральных и региональных органов партий, по вовлечению в партийные ряды молодых перспективных кадров и подготовке молодежных лидеров на основе непосредственного личного участия в партийной работе.

4. Целесообразно законодательно запретить допущение в избирательные списки партий лиц, формально не состоящих в соответствующих партиях и не принимающих участия в их работе.

5. Дополнить Федеральный Закон «О политических партиях» положениями, ужесточающими критерии регистрации общественных объединений в качестве политических партий по следующим позициям:

а) норма наличия региональных, территориальных и первичных организаций партии;

б) наличие собственных партийных СМИ, договоры о сотрудничестве с государственными, общественными и частными СМИ;

в) периодическая публичная отчетность партий о своей деятельности перед населением (с использованием газет, радио, ТВ).

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

1. Корпорации и некоммерческие организации содействия бизнесу: перспективы постиндустриализма / Коллизии свободы в постиндустриальном обществе. Материалы международной научно-практической конференции 15–16 мая 2003 г. (г. Екатеринбург). – Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 2003. – С. 423–427 (0,5 п.л.).

2. От партии-«доктрины» к партии-«корпорации»: эволюция подходов к исследованию института политической партии / Власть и властные отношения в современном мире. Материалы международной научно-практической конференции Гуманитарного университета 30–31 марта 2006 г. В 2 т. – Т. 1. – Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 2006. – С. 366–370 (0,25 п.л.).

3. Политические партии и гражданское общество: социоисторический аспект / Современный этап реформирования российской системы государственной власти и местного самоуправления. Международная конференция 24–25 ноября 2006 г. Секции 4, 5 / УрАГС; ГУ-ВШЭ; Ун-т Лондон-Метрополитен; Колледж Европы. – Екатеринбург, 2006. – С. 147–150 (0,3 п.л.).

4. Природа политической партии в социологии М.Вебера //Социология власти: Вестник Социологического центра РАГС. - № 4. - 2007. М.: Издательство Российской академии государственной службы. - С. 144 149. (0,4 п.л.).

Подписано в печать 22.05.08. Формат 60х841 /6. Бумага типографская.

Печать на ризографе. Уч.-изд. л. 1.35. Усл. п.л.1.19. Тираж: 100 экз. Заказ.

Типография УрАГС. 620219. Екатеринбург, 8 Марта, 66.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»