WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

III-я группа. Дети, зачатые до аварии, подвергшиеся суммарному радиационному воздействию, в том числе за счет радиоактивного йода во внутриутробном периоде, а также внешнему и внутреннему облучению за счет долгоживущих изотопов в постнатальном периоде.

IV-я группа. Дети зачатые, выношенные и рожденные в послеаварийный период, подвергшиеся внешнему и внутреннему облучению только за счет долгоживущих изотопов.

Исходя из вышеизложенного, следует ожидать, что при отсутствии патогенного действия изучаемых уровней радиации, показатели болезненности и структуры нервно-психической патологии среди выделенных групп детей не будут существенно различаться, поскольку по всем показателям, способным повлиять на показатели психического здоровья, группы при данном способе отбора практически идентичны.

При наличии патогенного воздействия изучаемых уровней радиации показатели распространенности и структуры нервно-психической болезненности среди выделенных групп детей, наоборот, должны различаться.

Результаты проведенного анализа демонстрируют наиболее низкие показатели "здоровые дети" и наиболее высокие показатели "дети с нервно-психической патологией" среди обследуемых II-й и III-й групп, что соответствует радиобиологическим представлениям о наибольшей радиочувствительности детей, находившихся на ранних стадиях онтогенетического развития (внутриутробный и ранний постнатальный до 6 месяцев).

Структурный анализ основных психических и поведенческих расстройств среди детей различных радио-онтогенетических групп свидетельствует о наиболее высоких показателях распространенности синдромов ретардации среди детей III группы, находившихся при наибольшей концентрации изотопов йода в окружающей среде во внутриутробном периоде развития (р < 0,01), а расстройств невротического круга (невротические и неврозоподобные) - среди детей I-й и II-й групп, находившихся при наибольшей концентрации изотопов йода в окружающей среде в постнатальном периоде развития (р < 0,025).

При этом установленные различия касаются показателей распространенности легких форм психической ретардации: задержек психического развития (при р < 0,025) и парциальной психической ретардации (при р < 0,01). Показатели распространенности УО при некотором увеличении значений среди детей, находившихся на момент аварии на ЧАЭС во внутриутробном периоде развития, не обнаруживали достоверных различий по группам сравнения.

Среди облученных внутриутробно наиболее высокие показатели нервно-психической болезненности отмечены у детей, находившихся при наибольшей концентрации изотопов йода в окружающей среде в периоде позднего цереброгенеза (3-й триместр беременности), а наиболее низкие - у детей, матери которых на момент аварии находились на ранних сроках беременности (до 16 недель). Различия носят статистически достоверный характер при р < 0,05.

При этом частота встречаемости синдромов ретардации (общей и парциальной) и синдрома дефицита внимания с гиперактивностью практически не зависит от внутриутробного возраста к моменту аварии. Синдром внутричерепной гипертензии и невротические расстройства обнаруживают тенденцию к более частому проявлению среди детей, находившихся на момент аварии в периоде позднего цереброгенеза. Частота встречаемости ВСД и синдрома дефицита внимания без гиперактивности среди детей возрастает по мере увеличения внутриутробного возраста к моменту аварии на ЧАЭС. Различия между частотой встречаемости этих синдромов среди детей, находившихся на момент аварии с 0 по 15 недели внутриутробного развития и после 15 недели внутриутробного развития, носят статистически достоверный характер при р < 0,05.

Полученные данные не согласуются со сложившимися представлениями о критическом (по формированию нервно-психической патологии) периоде цереброгенеза, приходящемуся на 8-15 недели беременности. Это объясняется особенностями многофакторного радиационного воздействия в результате аварии на ЧАЭС. Установленные ранее клинико-эмбриологические закономерности формирования нервно-психической патологии под действием ионизирующей радиации базировались преимущественно на результатах обследования лиц, пострадавших в результате бомбовых атак.

Поскольку по уровню социально-экономического положения семей, образовательному цензу родителей, характеру питания, наследственной отягощенности и другим показателям, способным повлиять на уровень нервно-психической болезненности детей, выделенные группы существенно не различались, а фоновые показатели химического загрязнения окружающей среды за данный период времени существенно не менялись, отмеченное увеличение удельного веса нервно-психической патологии может быть следствием облучения в результате аварии на ЧАЭС.

Социально-стрессовые факторы и невротические расстройства у детей

Как показали исследования медицинских последствий аварии на ЧАЭС, негативный эффект катастрофы для здоровья населения определялся не только влиянием низких уровней радиации, но и воздействием стрессовых факторов, связанных с проживанием на радиационно загрязненной территории (Ю.А. Александровский, 1993; Г.М. Румянцева и соавт., 1993,1995; О.С. Ульянова. 1995 и др.). К этому следует добавить, что Чернобыльская катастрофа совпала по времени с негативными общественно-экономическими явлениями в России, что не могло не сказаться на психическом здоровье людей.

Изучение психоэмоционального состояния родителей детей, проживающих в различных населенных пунктах, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС, проводилось при помощи личностной анкетной методики УНП (уровень невротизации и психопатизации).

Результаты обследования, отражающие фоновые уровни невротизации взрослого населения, существенно различались в зависимости от актуальности психогении, связанной с радиационной опасностью, а также от общей социально-экономической обстановке в районе.

Сопоставление фоновых показателей невротизации матерей с распространенностью невротических расстройств среди детей обследованных населенных пунктов показало наличие прямой и сильной связи при r = 0,962 и p < 0,001. Зависимость между уровнем невротизации отцов и распространенностью невротических расстройств у детей также носила прямой, но менее отчетливый характер при r = 0,843 и p < 0,005. Это свидетельствует о том, что изменение психоэмоционального состояния родителей является одним из дестабилизирующих психику ребенка фактором, способствующим формированию невротических расстройств у детей.

Структура невротических расстройств отличалась известным полиморфизмом с преобладанием астеновегетативных, тревожно-фобических и тревожно-депрессивных расстройств. Астеновегетативные проявления в сочетании с эмоциональной лабильностью прослеживались в качестве фоновых нарушения и при других формах невротических расстройств у детей (обсессивных, истероформных, системных неврозах).

Выявлена определенная зависимость между преобладающим типом невротических расстройств у детей и характером общегрупповой психогении.

Так, у детей, проживавших в поселке Мирный, жители которого подлежали отселению в связи с высоким уровнем радионуклидного загрязнения местности, достоверно преобладали тревожно-фобические (9,2 % детей) и астено-невротические расстройства (14,3 % детей), что в определенной степени совпадало с типом реакций их родителей. Депрессивные и тревожно-депрессивные реакции наблюдались лишь в 2 % наблюдений.

У детей, проживавших в экономически неблагополучном районе с высоким уровнем социальной напряженности (поселок Партизан), напротив, депрессивные и тревожно-депрессивные реакции наблюдались относительно часто (у 10,7 % детей), в то время как тревожно-фобические расстройства встречались лишь у 3,8 % детей.

Вместе с тем, для возникновения невротических нарушений помимо фактора внешних условий (психогения - как причинный фактор), необходимо наличие фактора внутренних условий. У детей наибольшее значение, как показало исследование, имело наличие резидуально-органической церебральной недостаточности с нарушением вегетативной и эмоциональной регуляции (психовегетативный синдром).

Зависимость между распространенностью резидуально-органических нервно-психических нарушений и невротических расстройств среди исследуемых групп детей носит криволинейный характер (rs = 0,994, p < 0,001). Это свидетельствует о том, что возникновение исследуемого феномена (невротические расстройства) обусловлено взаимодействием ряда причин, в частности, анализируемой в работе групповой реакцией на психогению и церебральной предиспозицией в виде резидуально-органической церебральной недостаточности c нарушением вегетативной и эмоциональной регуляции, облегчающей формирование невротических расстройств.

Следовательно, чем хуже экологическая обстановка в регионе, тем выше в популяции распространенность легких органических поражений ЦНС, проявляющихся нарушением регуляции эмоциональных и вегетативных функций, что облегчает формирование невротических расстройств в условиях макросоциальных общегрупповых психогений. Это согласуется со сложившимися в отечественной науке теоретическими положениями о соотношении биологического и социального в этиологии психических заболеваний (И.В. Давыдовский, 1962; И.В. Давыдовский, А.В. Снежневский 1965; В.В. Ковалев, 1985).

Здоровье детей и производственные факторы работающих матерей

Качественной особенностью урбанизированных регионов с интенсивным промышленным производством является многофакторность экопатогенного воздействия, в большинстве своем имеющем характер малой интенсивности, в связи с чем многие из них остаются неизвестными, либо недоступными анализу. К ним относятся и неблагоприятные условия труда предприятий, не имеющих статуса вредных производств.

В связи с этим было изучено опосредованное влияние техногенных факторов и фоновых экологических условий на нервно-психическое здоровье детей женщин, работающих на швейной и птицефабрике одного из обследованных городов с сочетанным (химическим и радиационным) загрязнением окружающей среды.

Полученные данные свидетельствуют о том, что показатели распространенности психических нарушений среди детей швей и общегородской популяции существенно не различаются, в то время как среди детей работниц птицефабрики отмечается достоверное (p < 0,05) увеличение пограничных психических и психоневрологических расстройств.

Последние были представлены синдромами дефицита внимания с гиперактивностью и дефицитом внимания без гиперактивности, ВСД, невротическими феноменами в виде синдромально очерченных расстройств или отдельных невротических проявлений в виде фобических, дистимических, диссомнических и других нарушений, легкими задержками психического развития.

Дети работниц птицефабрики демонстрировали худшие показатели соматического здоровья по сравнению с работницами швейного производства и общегородскими показателями (p < 0,05). Они чаще страдали хроническими заболеваниями носоглотки (p < 0,01), заболеваниями органов дыхания (p < 0,05), гастро-энтерологическими заболеваниями (p < 0,05).

У детей женщин данных профессиональных групп определялись различные варианты физического развития.

Так, у детей работниц птицефабрики отмечался более высокий рост во всех возрастных группах (p < 0,01) с пропорциональным увеличением окружности грудной клетки и окружности головы (p < 0,01), но с меньшей массой тела (p < 0,01).

У детей работниц швейного производства, наоборот, отмечался более низкий рост при несколько большем весе, хотя различия с общегородскими показателями были статистически недостоверны.

Для уточнения более высокой болезненности детей работниц птицефабрики был проведен сравнительный анализ некоторых показателей биологического анамнеза детей женщин выделенных профессиональных групп и контроля.

Из полученных данных следует, что у работниц птицефабрики по сравнению с работницами швейного производства и контролем значительно чаще (p < 0,01) отмечались нарушения беременности и родов, у их детей чаще констатировалась патология новорожденного (p < 0,05). Работницы птицефабрики в период беременности и последующей жизни чаще (p < 0,001), чем в среднем по городу, страдали острыми инфекционными заболеваниями, преимущественно с клиникой респираторных и желудочно-кишечных заболеваний, напоминающих стертые формы орнитоза и сальмонеллеза. Результаты исследования психического статуса женщин при помощи личностной анкетной методики УНП демонстрировали более высокий уровень невротизации и психопатизации (p < 0,01) у работниц птицефабрики, как по сравнению с работницами швейного производства, так и контролем.

Следовательно, производственные факторы могут опосредованно через систему мать-плод-новорожденный ухудшать биологические предпосылки здоровья детей, увеличивая риск формирования психоневрологических и психосоматических расстройств. С другой стороны, инфекционные, химические и иные агенты могут через матерей, выступающих в роли переносчиков, непосредственно оказывать неблагоприятное воздействие на здоровье детей. К этому следует добавить, что психоэмоциональные нагрузки, испытываемые женщинами на производстве, могут стать дополнительным дестабилизирующим психику ребенка фактором.

Таким образом, проведенное сравнительно-эпидемиологическое исследование свидетельствует о том, что развитие ребенка, состояние его психического и соматического здоровья зависит от целого комплекса факторов: биологических (наследственно-конституциональных и экзогенно- органических, в том числе экопатогенных), психологических, социально-экономических, а также подверженности родителей, в первую очередь матерей, воздействию неблагоприятных факторов производственной среды.

Принципы реабилитации и психопрофилактики пограничных нервно-психических расстройств у детей, проживающих в экологически неблагополучных районах

Система профилактических и медико-реабилитационных мероприятий, направленных на укрепление и восстановление нервно-психического здоровья детей, проживающих в районах с высоким уровнем антропогенного загрязнения, должна включать как социально ориентированные программы, призванные способствовать снижению в популяции экозависимых форм патологии, так и индивидуально ориентированные программы, направленные на оказание помощи детям с различными показателями здоровья.

Социально ориентированные программы, в первую очередь, должны включать мероприятия по радикальному оздоровлению окружающей среды, а также обеспечению детей чистыми продуктами питания и источниками питьевой воды. Они также должны включать меры по снижению уровня социальной напряженности и нормализации психологического климата в каждом конкретном населенном пункте.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»