WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Первый параграф «Методологический анализ одного случая из научной практики» посвящен подробному описанию и оценке конкретного психологического исследования в контексте истинностной методологии. Исследование, выступившее материалом для первого параграфа посвящено изучению временной организации человеческой жизни. Основным критерием выбора материала для данного параграфа из области психологии выступила особая рельефность методологических проблем научного поиска, которая проявляется в психологическом знании в большей степени, нежели в других науках ввиду специфики психологии. В данном параграфе мы проследили весь путь научного поиска от постановки проблемы исследования до интерпретации полученных результатов. Мы установили, что современное психологическое исследование в значительной степени зависимо не только от субъективных решений его автора, но также от привлекаемого философского аппарата, многочисленных теоретических моделей, уже сформулированных в науке, статистического аппарата и т.д.

Основной акцент анализа был сделан на демонстрации многочисленных двусмысленностей и неоднозначностей как в формулировке гипотез исследования, выбора методов, так и в интерпретации полученных результатов. Также мы уделили особое внимание трудностям исследования сложных многомерных объектов в современной науке, коим является в нашем примере психическая реальность человека. Полученные выводы были подкреплены нами анализом примеров из других естественных наук (физики, медицины), а также технонауки (нанотехнологии), и явились в качестве отправной точки для последующего анализа.

Второй параграф «Пределы действия корреспондентной теории истины в науке» был посвящен более детальному философско-методологическому анализу структуры современного научного знания. Для анализа нами была привлечена схема двухуровневой структуры научного знания (теоретический и эмпирический уровни), и подробно рассмотрены элементы этой схемы (эмпирические и теоретические абстрактные объекты, данные наблюдения, эмпирические факты, теоретические законы и модели) в конкретных научных исследованиях в контексте применимости к ним корреспондентной теории истины. Мы исходили из посылки, что корреспондентная теория истины в полной мере выражает оптимистический эпистемологический настрой, свойственный классической науке, сохранившийся по сей день в науке современной. Однако этот настрой на современном этапе научного знания все чаще подвергается серьезному сомнению и высказываются соображения, что истинностное мышление в современной науке является избыточным. На конкретном научном материале мы прояснили, что действительно истинностное мышление в современной науке (в смысле теории корреспонденции) далеко не всегда имеет реальные основания в самой структуре научного поиска. Основным содержанием параграфа стал анализ построения научных законов и моделей, начиная от данных наблюдения и измерения. Было установлено, что общая позитивистская схема построения научного знания применима к науке лишь том случае, если эмпирический факт имеет реального референта в результатах наблюдения и измерения. Однозначность эмпирического факта в первую очередь опирается на непосредственную наблюдаемость исходных данных. В том случае, если происходит опосредованное измерение или наблюдение «скрытых», ненаблюдаемых объектов, возникают определенные трудности, которые автоматически вбирают в себя теоретические модели и законы. На анализе конкретного научного материала было установлено, что изучение ненаблюдаемых объектов опирается на значительное допущение, согласно которому реальный объект, его форма и функциональность замещаются абстрактным объектом, сконструированным в теории. Невольная онтологизация абстрактного объекта теории выполняет в первую очередь методологическую функцию, поскольку, благодаря ей абстрактный объект, представая в форме бесспорной реальности, становится доступным изучению при помощи научных методов. Эти методы конструируются и избираются согласно свойствам этого абстрактного объекта, выступающего в облике реальности. А эмпирические факты, полученные на основе обобщения данных наблюдения и измерения, по сути, являются бесконечным кругом референций. Вместе с тем, полученные эмпирические факты становятся реальной тканью для построения научных законов и моделей, на которые также накладывается обозначенный отпечаток «первородного» допущения. Ясно, что при ином восприятии объекта исследования, получаются совершенно иные эмпирические факты и иные теоретические модели и законы.

Подобные трудности изучения ненаблюдаемых объектов в сравнении с «прозрачностью» исследования объектов «простых» и наблюдаемых наиболее отчетливо обнаруживаются при исследовании сложных, многомерных ненаблюдаемых объектов (например – многие аспекты психической реальности в психологической науке, нозологическое мышление в медицине), либо при исследовании ненаблюдаемых и недоступных непосредственному измерению микрообъектов (квантовая физика, нанотехнологии). Также в науке имеются примеры эмпирических объектов, существование которых может быть предсказано и обосновано лишь в теории, однако в реальной практике измерения эти объекты, ввиду их предполагаемого малого периода жизни и размеров, не могут быть зафиксированы (виртуальные частицы в физике).

Описанные трудности научного поиска в современной науке приводят к выводу, что идея корреспонденции для таких случаев вообще неприменима, поскольку в результате между теоретической моделью и ее реальной основой, объектом кроется бесконечный круг соответствий и референций к внеположенным данному исследованию пластам научного знания. Однозначного же соответствия модели и объекта добиться попросту невозможно, как, зачастую, невозможно выполнить однозначное наблюдение либо измерение этого объекта. Более того, множество этих объектов существуют лишь гипотетически, и о их реальности судят опосредованно, сквозь ту же призму нескончаемых соответствий и референций. В данном контексте современная наука может с полным правом апеллировать лишь к категориям когерренции, либо конвенции при обосновании истинности полученных результатов, но никак не к идее корреспонденции.

Третий параграф «Современная наука и вненаучные императивы» посвящен анализу тенденций, характеризующих постнеклассический тип научной рациональности. В этих тенденциях выражается осознание тесной связи научной деятельности с традиционно внеположенными ей социокультурными целями и установками. Состояние современного общества обычно в научной литературе характеризуется сквозь призму категории «антропологический кризис», который заключается в осознании пагубных последствий научно-технического развития для экологии, личности человека и выживания человеческого вида в целом. «Человек, усложняя свой мир, все чаще вызывает к жизни такие силы, которые он уже не контролирует и которые становятся чуждыми его природе. Чем больше он преобразует мир, тем в большей мере он порождает непредвиденные социальные факторы, которые начинают формировать структуры, радикально меняющие человеческую жизнь и, очевидно, ухудшающие ее»14.

В числе таких «издержек», помимо последствий для экологии и совершенствования оружия массового уничтожения, можно выделить проблемы деформации человеческой телесности, психической деятельности, а также процесса социализации личности. Во многом это связано со все возрастающими нагрузками на человеческую психику: интенсивный информационный обмен, включение в многообразные социальные связи и отношения, ускоряющийся ритм жизни и т.п. Также речь идет об оценке последствий новых научных открытий для человеческого вида в целом: клонирование, генная инженерия, «улучшение» человеческой природы при помощи нанотехнологий, эксперименты с элементарными частицами и др.

Бесспорным является на сегодняшний день факт, что, зачастую, не ученые формулируют научные проблемы, их формулирует сама жизнь. Причем, часто, для решения того или иного запроса практики в науке не существует разработанных адекватных методов и способов исследования. Задачи такого рода обычно не укладываются в рамки одной дисциплины, требуется тесное междисциплинарное взаимодействие, а основным регулятивом научной деятельности является уже не истинность, а эффективность.

На конкретном научном материале нами были проанализированы все ступени раскрытия конкретной научной проблемы от ее осознания до разработки способов изучения и коррекции. Результаты проведенного анализа позволяют нам сделать вывод, что наука сегодня, решая социальные запросы, скорее нацелена на построение эффективных конкурентноспособных моделей изучаемой действительности, т.е. основным императивом научной деятельности в данном случае выступает императив эффективности, но не истинности. Получаемые нами теоретические модели обычно состоят из комбинаций абстрактных объектов теории, зачастую из разных научных дисциплин, опираются на ограниченное число эмпирических фактов. Иная комбинация этих абстрактных объектов и эмпирических фактов приводит к построению совершенно отличной модели изучаемой реальности, однако и сама эта реальность не может предстать перед исследователем в бесспорной и несомненной форме. Обычно эта реальность, изучаемый объект, является сложным, многомерным образованием, изучение которого доступно лишь опосредованно, благодаря использованию методов различных наук. Наша модель действительности зависит также от множества ситуативных факторов, среди которых – специфика гипотетического объекта, географические, социокультурные особенности и т.п. Вслед за А.П. Назаретяном мы приходим к выводу, что «…именно в сфере гносеологии обнаруживается решающее отличие того, что называют новым мышлением, от прежних мировоззренческих установок. Современная наука, в арсенале которой теорема Геделя о неполноте, принцип неопределенности, принцип дополнительности, многозначные логики, элевационистская стратегия междисциплинарного синтеза и прочие экзотичные для классической науки идеи, уходит от истинностной гносеологии, заменяя ее мышлением модельным»15.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, представляются основные выводы и результаты проделанной работы.

Публикации по теме диссертации

  1. Проблема истинности знания на современном этапе научно-технического развития // Эпистемология & Философия науки. Т. ХVII, № 3. – М.: «Канон+», 2008 С. 211-216
  2. Проблема объективности и истинности знания в медицинской науке в контексте антропологического кризиса // Социальная и экологическая оценка научно-технического развития. Материалы Международной конференции памяти академика Н.Н.Моисеева. Под редакцией д.ф.н., проф. В.Г.Горохова. – М.: Российско-германское общество «Философия науки и техники» Российского философского общества, 2007. С. 83-91
  3. Психологическое исследование в контексте постнеклассической рациональности //Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». Том II. — М.: Изд-во МГУ, 2006. – 512 с. С. 226-228
  4. Методологический смысл понятия «валидность» // Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с. С.301-302.
  5. Категория истины в структуре научного знания // Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с. С.300-301
  6. «Интерпретативные теории» и понятие идеального эксперимента //Молодежная наука и современность. 71-я итоговая межвузовская конференция студентов и молодых ученых. В 2-х частях. Часть II. – Курск: КГМУ, 2006. – 396 с. С.299-300

1 См.: Аллахвердов В.М. Блеск и нищета эмпирической психологии (на пути к методологическому манифесту петербургских психологов) // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2005. Т. 2, №1, С. 44-65

2 См.: Петренко В.Ф. Конструктивистская парадигма в психологической науки // Психологический журнал, 2002 №3. С. 113-121; Петренко В.Ф. Что есть истина (Или наш ответ лорду Чемберлену) // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2005, Т. 2, №1 С. 93-101

3 См.: Юревич А.В., Цапенко И.П. Нуны ли России ученые М., 2001.

4 Гильберт В. О магните, магнитных телах и о большом магните – Земле. М.: АН СССР, 1976, с. 8.

5 Горохов В.Г. Концепции современного естествознания. – М.: ИНФРА-М, 2003, с. 237

6 См.: Степин В.С. Философская антропология и философия науки. – М., 1992.

7 Речь в первую очередь идет о субъектности научного знания и отсутствии однозначных демаркационных критериев научного и ненаучного.

8 См.: Сокулер З.А. Знание и власть: наука в обществе модерна. – СПб., 2001.

9 См: Поппер К. Предположения и опровержения. – М., 2004.

10 См.: Field H. The Deflationary Conception of Truth // Fact, Science and morality. Oxford, 1986; Prior A. Objects of Thougt. Oxford, 1971.

11 См.: Horwich P. Meaning, Use, and Truth // Mind, Vol.204, No 414, 1995.

12 См.: Prior A. Objects of Thougt. Oxford, 1971.

13 Образцы такого исследования мы находим, прежде всего в работах И. Лакатоса, проводившего рациональную реконструкцию истории научно-исследовательских программ на материале истории математики, а А. Койре мастерски осуществил историко-критический анализ генезиса концептуальных структур науки на материале научной революции 17 века. Х. Ленк особенно в своих ранних работах (см., например: H. Lenk. Einfhrung in die Erkenntnistheorie. Mnhen: Wilhelm Fink Verlag, 1998) развил на материале неклассической физики и теории проектирования идеи «схематического интерпретационизма» (см. также: Х. Ленк. Эпистемологические заметки относительно понятий «теория» и «теоретическое понятие». В кн.: Философия, наука, цивилизация. М.: Эдиториал УРСС, 1999; Х. Ленк. Был ли Кант сторонником методологического интепретационизма // Эпистемология и философия науки, 2008, т. XVIII, № 4). Однако наибольшее влияние на развитие такого рода исследований истории науки в нашей стране оказали работы В.С. Степина по содержательно-методологическому анализу становления научной теории в классическом и неклассическом естествознании. В.Г. Горохов реализовал этот подход в исследованиях по истории классических и неклассических технических наук.

14 Степин В.С. Теоретическое знание. - М.: Прогресс-Традиция2000, с. 32

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»