WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН

На правах рукописи

Стебаков Дмитрий Александрович

ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ИСТИННОСТИ ЗНАНИЯ В НАУКЕ И ТЕХНИКЕ

Специальность 09.00.08 – философия науки и техники

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Москва – 2009

Работа выполнена в секторе Междисциплинарных проблем научно-технического развития Учреждения Российской Академии Наук Институт философии РАН

Научный руководитель

Доктор философских наук, профессор

В.Г. Горохов

Официальные оппоненты

Доктор философских наук, профессор

А.Ю. Севальников

Кандидат философских наук, доцент

И.Е. Москалев

Ведущая организация

ГОУ ВПО МО «Международный университет природы, общества и человека» «Дубна»,

кафедра социологии и гуманитарных наук

Защита состоится 26 февраля 2009 г. В _____ часов

На заседании диссертационного совета Д 002.015.03

В Институте философии РАН по адресу:

119992, Москва, ул. Волхонка, 14

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии РАН

Автореферат разослан «___» _________ 2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета

Кандидат философских наук

В.И. Шалак

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Представляется очевидным, что вопрос об истине необходимо включается в основания науки и определяет весь облик науки – от методов организации исследовательской деятельности до форм обобщенного теоретического знания, а также определяет как саму возможность, так и мощность прогностического аппарата науки.

Вместе с тем вопрос о научной истине крайне неоднозначен. В XX веке наметился серьезный методологический кризис, связанный с осознанием ряда трудностей на пути обоснования научного знания как истинного. Это связано, во-первых, с тем, что классическая концепция истины как соответствия познающей мысли и реальности в ходе своей эволюции стала подвергаться вполне обоснованному сомнению. Во-вторых, осознание «слабости» классической концепции истины как основы научной рациональности имеет комплекс внутринаучных (ряд научных открытий, продемонстрировавших невозможность однозначного определения истинности знания; усилившаяся рефлексия над основаниями науки) и вненаучных детерминант (включение в тело науки и техники исторически внеположенных элементов – вненаучных, социо-культурных целей и ценностных установок).

Как следствие кризиса корреспондентной теории, многими философами подчеркивалась и подчеркивается по сей день необходимость иного понимания истины, либо вообще отказа от этого понятия как регулятива научного знания. Для многих естественных наук означенный кризис имеет серьезное методологическое значение, но не способен преломить веру в силу и возможности научного познания. Существуют также дисциплины, для которых апелляция к знанию истинному, на первый взгляд, может стать единственным гарантом целостности и научности. Речь идет о психологическом знании.

В развитых и сравнительно молодых науках кризис истинностного мышления проявляется по-разному и находит различное выражение в методологическом аппарате, однако основания этого кризиса имеют определенное сходство.

Если в естественных научных дисциплинах – физике, химии, биологии – по сей день установка на истинностное мышление является доминирующей и, на первый взгляд, не нуждается в обосновании, в молодых науках (психология, технонаука, в т.ч. нанотехнологии и т.п.) ввиду их специфики, кризис истинностного мышления проявляется наиболее рельефно, что делает возможным более глубокий анализ причин и оснований этого кризиса, а также перенос результатов этого анализа на другие научные дисциплины.

К примеру, психология, долгое время участвуя в гонке за право называться наукой экспериментальной, формулируя собственные экспериментальные процедуры, фактически, с самого начала своего существования пребывает в перманентном кризисе. Введение категории научной истины в философско-методологичский анализ этого кризиса позволяет обнажить его глубинную подоплеку, а также пролить свет на причины кризиса истинностного мышления для науки в целом.

Во многих науках сегодня можно найти немало примеров, демонстрирующих трудности в истинностном (в классическом смысле) обосновании результатов научного поиска, что ставит перед философско-методологическим анализом ряд важнейших вопросов. Каковы причины кризиса корреспондентной теории истины в современной науке Возможно ли истинностное мышление в современной науке, либо оно избыточно Какие философские решения относительно истины в науке возможны на современной ступени научно-технического развития От того или иного ответа на эти вопросы, с нашей точки зрения, будет зависеть весь облик современной науки, ее идеалы и нормы, прогностический аппарат.

Степень разработанности темы исследования, обоснование выбора логики диссертационного проекта. Решение вопроса о приемлемости истинностного мышления для современной науки на сегодняшний день является одним из наиболее актуальных направлений философско-методологических исследований и имеет давнюю историю.

Вопрос об истине артикулируется в философии, начиная с античности, т.е. задолго до появления дисциплинарно организованного научного знания. В античности зародилась наиболее распространенная концепция истины, укоренившаяся как в философии, так и в науке (в ее классическом варианте) – корреспондентная теория истины, прародителем которой считают Аристотеля. Истина Аристотеля в гносеологическом аспекте – есть знание, находящееся в соответствии с вещами. Начиная с античности, тематика истины становится одной из самых значимых для философии вообще. Если попытаться перечислить имена философов, в большей или меньшей мере рефлексировавших над проблематикой истинности, в полученный список, войдут, пожалуй, все наиболее значительные мыслители в истории философии, а саму проблему истины можно с полным правом отнести к классу «вечных» философских проблем. Проблематика истины в классическом смысле артикулируется в трудах Аристотеля, Фомы Аквинского, Ф.Бэкона, Г.Гегеля, В.И.Ленина, К.Маркса, К.Поппера, А.Тарского, И.Фихте, Ф.Шеллинга, М.Шлика, и др. Иные трактовки истины встречаются в работах, Т.Куна, М.Полани, А.Пуанкаре и др. (конвенциональная теория), О.Нейрата, Н.Решёра и др. (когерентная концепция), Ч.Пирса и др. (прагматическая концепция). В трудах Х.Ленка, П.Фейерабенда, и др. истина лишается объективного статуса, а дефляционисты вовсе говорят об избыточности категории истины в современной философии (Х.Филд и др.).

Среди отечественных философов проблематика истины обсуждается с разных позиций в работах А.В.Алексеева, М.Бахтина, Н.Бердяева, Т.И.Ойзермана, А.В.Панина, Л.Шестова и др.

У ряда отечественных мыслителей (В.И.Аршинова, П.П.Гайденко, И.Т.Касавина, В.А.Лекторского, Е.А.Мамчур, А.П.Назаретяна, А.Л.Никифорова, В.М.Розина, В.С.Степина, Э.М.Чудинова, и др.) проблематика истины, артикулируясь с различных позиций, тесно переплетается с философско-научной рефлексией.

В последнее время тема научной истины все чаще становится предметом дискуссии среди психологов. Поскольку в настоящей диссертации мы активно опираемся на материал психологии, отметим работы В.М.Аллахвердова1, В.Ф.Петренко2, А.В.Юревича3.

Мы придерживаемся мнения, что корреспондентная концепция, имеющая античные корни, составила ядро классической науки. Способом установления соответствия знания вещам (реальному положению дел) и проверки истинности знаний выступил метод эксперимента как альтернатива установлению истинности знания путем апелляции к авторитетам. «Я, однако, препоручаю эти основания науки о магните – новый род философии – только вам, истинные философы, благородные мужи, ищущие знания не только в книгах, но и в самих вещах»4, - пишет один из основоположников классической науки В.Гильберт, в своем фундаментальном труде «О магните».

Истина классической науки – это экспериментально установленное соответствие знаний об объектах самим реальным объектам. Точнее, истинное теоретическое знание представляет собой сложный конгломерат абстрактных теоретических и экспериментальных объектов. Реальный объект исследования преобразуется в экспериментальной ситуации в эмпирический объект с ограниченным набором заранее определенных существенных качеств. В ходе экспериментирования проверяется соответствие этого эмпирического объекта и его модели – объекта абстрактного теоретического.

Реальный объект классической науки изменяется, преобразовывается в экспериментальный, теряя при этом все многообразие своих свойств и отношений, но при этом появляется возможность исключения тех из них, что составляют помеху экспериментированию. Например – силы трения. Именно благодаря такой «подмене» реального объекта «сконструированным» собственно и стал возможным метод эксперимента – метод активного исследования реальности в изолированной ограниченной среде. В.Г.Горохов отмечает, что «без такой идеализации было бы невозможно возникновение не только современного естествознания, но и современной инженерной деятельности»5. С другой стороны, в данной идеализации усматривается наиболее характерная черта классической науки – негласное уравнивание реального природного объекта, эмпирического объекта и его модели, построенной теоретически и верифицированной посредством эксперимента. Отсюда беспримерный эпистемологический оптимизм классического естествознания. Истина здесь доступна и познается через строгий метод. Она получает инструментальный характер и обретает свое место в действенных положениях. Истина постигается в силу гипотез и проектов. Мир опыта заменяется тематикой экспериментальной математической физики.

Помимо прочего, в классической науке элиминирован и сам субъект познания6. Он постулируется внеположенным познавательной ситуации, а знание, полученное определенным методом – объективным положением дел в реальности. Реальность открывается исследователю во всем своем сущностном многообразии в процессе опыта, экспериментирования с ней.

Реальность естественных наук, выделившихся в Новое время, предстает в форме объекта, противопоставленного субъекту познания, который дает описание этому объекту. С такой позиции концепция соответствия заключается в наиболее полном описании сущности объекта науки, и ее воплощение в жизнь в известном смысле невозможно7, и уже в XIX-XX веке наметилась серьезная дискуссия над основаниями классической науки. Создание Эйнштейном теории относительности, появление квантовой физики, введение в научный язык категорий вероятностного описания и многое другое не могли не сказаться на научной рефлексии и рефлексии над наукой.

В конце XIX начале XX в. вместе с прогрессом науки и техники, мы наблюдаем усиление интереса к рефлексии над наукой с философских и исторических позиций. Проблема научной истины занимает в этой рефлексии далеко не самое последнее место. В пределах этой рефлексии постепенно выкристаллизовывается тенденция к деонтологизации научной истины.

Первый позитивизм трактовал научное знание, отбросив сущностные, метафизические описания. Единственным определением закона было его устойчивое повторение, а апелляция к сущностям явлений трактовалась как дань метафизической традиции и отбрасывалась программой позитивизма. И если в рамках концепции позитивистов мы не можем давать истинностную оценку получаемым знаниям с точки зрения соответствия их сущностям вещей, то вполне естественным является соответствие наблюдаемому, факту, что находится в русле традиции эмпиризма и феноменологии.

Однако уже в ходе эволюции позитивизма прослеживается постепенный отказ от обоснования научного знания как истинного. Во втором позитивизме наиболее часто можно встретить положение, согласно которому научная теория есть просто инструмент для предсказаний. Она, таким образом, выполняет определенную полезную функцию. Она характеризуется с точки зрения «удобства», но не истинности8.

Подобные воззрения наиболее отчетливо встречаются у постпозитивистов: конвенционализм в отношении истины Куна, реляционизм Фейерабенда и т.п. Идея объективной истины присутствует однако у Поппера, но и у него между объективной истиной и реальностью мы видим фундаментальный разрыв: невозможность обосновать истину через ее критерии9.

Трудности корреспондентной теории истины привели, с одной стороны, к попыткам обосновать истинность знания по-иному. Так, широко обсуждаются концепции конвенциональной истины, когерентной истины, прагматической истины, вероятностной истины и т.п. С другой стороны – к идее об избыточности категории истины для философии и науки.

Последние делают акцент на том, что сегодня понятие истины избыточно, оно уже не несет никакого философского смысла и должно быть элиминировано, вычеркнуто из философского языка, либо его употребление должно значительно сузиться - дефляционные теории истины. Стоит отметить, что сегодня дефляционный подход находится на этапе активного становления. Среди его сторонников Х.Филд10, П.Хорвич11, А.Прайор12 и др.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»