WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

– проблема господства формализма, присущего инквизиционному процессу, на стадии досудебного производства, что часто мешало судебному следователю в производстве предварительного следствия. О каждом важном действии он должен был составить отдельный протокол (ст. 467 УУС), а в выносимых им постановлениях указать «как время их составления, так и законные поводы и основания предпринимаемых по следствию действий» (ст. 473 УУС).

Таким образом, нормы, регулирующие досудебное производство, требовали существенных доработок. Несовершенность законов в данной области впоследствии осложнила их реализацию на местах.

Во второй главе «Практика функционирования института судебных следователей в центральных губерниях России», состоящей из трех параграфов, рассматривается состояние института досудебного производства в изучаемых губерниях; исследуется организационно-процес­суальная деятельность судебных следователей на местах, а также выявляются и анализируются основные уголовно-процессуальные проблемы реализации реформы досудебного производства вплоть до осуществления контрреформ в 90-х гг. XIX в.

Первый параграф «Развитие института досудебного производства в центральных губерниях России во второй половине XVIII первой половине XIX вв.» раскрывает состояние предварительного следствия, осуществляемого органами местной полиции в Орловской, Тамбовской, Воронежской и Рязанской губерниях в дореформенный период.

Власть на местах была сосредоточена в руках губернатора. В его подчинении находилась полиция как орган административной власти, причем она полностью зависела от него и несла перед ним ответственность.

В соответствии с действующим законодательством полиция помимо административных выполняла судебные, а также следственно-розыскные функции. В качестве органа предварительного следствия она вела статистику дел «следственных», заполняла ведомости «О происшествиях», отчеты по решенным и нерешенным уголовным делам (имеются в виду как производство предварительного следствия, так и судебные разбирательства по маловажным преступлениям и проступкам). Следует отметить, что вся деятельность полиции при производстве предварительного следствия носила формальный характер и не имела четкого канцелярского порядка.

В процессе исследования деятельности полиции как органа предварительного следствия в рассматриваемый период диссертант выявил следующие проблемы:

– недостаточное материальное обеспечение служащих полиции;

– отсутствие в составе полиции высококвалифицированных, хорошо знающих законодательство и имеющих значительный опыт специалистов в данной области;

– отсутствие в самом законодательстве четкой регламентации деятельности органа полиции в области производства предварительного следствия.

Следствием недостатков в работе местных полицейских органов стало огромное количество жалоб со стороны населения на противозаконные действия чиновников.

Согласно законодательству, в зависимости от тяжести совершенного должностного преступления или проступка полицейские чиновники могли понести наказание различной степени: от порицания до тюремного заключения. Вместе с тем в ходе исследования архивных материалов центральных губерний дореформенного периода диссертантом не было найдено ни одного документального подтверждения о привлечении чиновников органов полиции к уголовной ответственности за должностные преступления.

Недовольство деятельностью полиции, прежде всего со стороны населения, вынудило государственную власть уже во второй четверти XIX в. предпринять определенные меры, направленные на преобразование предварительного следствия. Хотя она не ставила своей целью кардинально изменить существующую судебную систему, а лишь ограничилась реорганизацией полицейских органов. Поэтому местная полиция не претерпела никаких изменений. Наоборот, как показывает статистика, число нерешенных уголовных дел и непроизведенных следствий органами полиции за 30 лет значительно выросло.

Во втором параграфе «Особенности практической деятельности института судебных следователей в центральных губерниях России в 6070-е гг. XIX в.» исследуется функционирование указанного института в период проведения реформ в 60–70-х гг. XIX в., а также анализируется их организационно-процессуальная деятельность.

Согласно архивным данным, законодательное закрепление отделения полиции от судебного следствия происходило в центральных губерниях постепенно, в соответствии с чем первые упоминания о деятельности судебных следователей на местах появляются лишь в 1863 г. До этого момента предварительное следствие по уголовным делам по-прежнему находилось в ведении местной полиции.

Организационно-процессуальная деятельность судебных следователей заключалась в следующем:

– в каждом уездном суде служили несколько судебных следователей, численность которых зависела от размеров территории уезда и количества населения, проживающего в нем. Территория уездов делилась на участки, находившиеся в непосредственном ведении судебного следователя;

– новое законодательство так и не отказалось от формализованного характера делопроизводства. Судебный следователь обязан был каждое свое процессуальное действие оформлять письменно. Заводились «Описи значущихся бумаг» (по каждому конкретному делу), отчет о проделанной за день работы составлялся в «Дневной записке», каждый судебный следователь имел «Настольную книгу», в которую заносились все произведенные за 1 год следствия в данном уезде;

– УУС содержал исчерпывающий перечень следственных действий, входивших в исключительную компетенцию судебного следователя: осмотр и освидетельствование (ст. 315–356), обыски и выемки (ст. 357–370), собрание и сохранение вещественных доказательств (ст. 371–376), вызов по письменной повестке и допрос обвиняемого (ст. 377–397) и свидетелей (ст. 433–453), установление меры пресечения для обеспечения явки обвиняемого (ст. 415–432);

– на должность судебного следователя могли претендовать лица со специальным юридическим образованием. Согласно «Формулярным спискам о службе судебных следователей» все лица, занимающие указанную должность, отвечали данному требованию. В подавляющем большинстве они заканчивали курсы юридических наук при Московском университете;

– судебные следователи являлись высокооплачиваемыми чиновниками судебного ведомства. Их жалование было почти в четыре раза больше, чем жалование сотрудников органов полиции, осуществлявших производство предварительного следствия в дореформенный период (примерно 571 руб. в год), и составляло 2300 руб.

Однако общее состояние предварительного следствия в губерниях оставалось на низком уровне, что обусловливалось неправильными действиями судебных следователей при его производстве, пресловутой и присущей всем государственным чиновникам бюрократией и медленностью в делах, неверным толкованием законов, элементарной халатностью в отношении своей деятельности, а также множеством объективных причин, порой независящих от самих судебных следователей.

В третьем параграфе «Процессуальные и организационные проблемы становления института судебных следователей в центральных губерниях Российской империи во второй половине XIX в.» раскрываются наиболее сложные вопросы в развитии рассматриваемого института в пореформенный период.

В центральных губерниях Российской империи трудности становления предварительного следствия имели свои особенности, обусловленные территориальными, экономическими и организационными причинами.

В первую очередь деятельность судебных следователей на этапе становления предварительного следствия осложнялась недостаточно детальной нормативной регламентацией вопросов организационного характера, в частности:

1) непродуманная законодателем организация деятельности полиции прямо влияла на качество предварительного следствия, осуществляемого судебным следователем;

2) уездные судебные следователи в своем материальном положении (денежное содержание, оплата квартирных, обеспечение средствами передвижения) зависели в большей части от земских управ, чем от закона. Однако местная администрация, как правило, неохотно шла навстречу пожеланиям и просьбам со стороны судебных следователей;

3) следственные участки распределялись между чиновниками неравномерно;

4) в досудебном делопроизводстве по-прежнему сохранялся узаконенный формализм.

Среди процессуальных проблем, с которыми часто встречались судебные следователи центральных губерний при производстве предварительного следствия, можно выделить следующие:

1) законодатель не смог провести достаточно четких границ компетенции окружных судов, тем самым дав судьям возможность широкого толкования своих полномочий. Отсюда возникали проблемы, связанные с регламентацией порядка передачи следователем заключения следствия прокурору (ст. 478 УУС);

2) в законодательстве отсутствовали нормы, определяющие субъект (полиция или судебные следователи), в чьи обязанности входило производство расследования по поводу установления личности той или иной категории населения (например, бродяг, беглецов, беспаспортных), что в результате приводило к низкой эффективности предварительного следствия;

3) серьезной проблемой являлась нечеткая регламентация порядка сношения судебных следователей с другими должностными лицами судебного ведомства;

4) УУС не содержал норм, регулирующих порядок производства следственных действий, таких например, как задержание, осмотр и выемка корреспонденции лиц, против которых возбуждено уголовное преследование.

В заключении обобщены результаты проведенного исследования, сделаны выводы и сформулированы рекомендации по учету опыта функционирования института судебных следователей в современных условиях.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в изданиях ВАК
Министерства образования и науки РФ

  1. Соловьева, Л. Л. Особенности становления института судебных следователей в губерниях европейского центра России во второй половине XIX века / Л. Л. Соловьева, А. М. Фумм // Рос. следователь. – 2007. – № 8. – 0,6/0,3 п.л.

Другие работы

  1. Соловьева, Л. Л. Некоторые проблемы реализации Судебной реформы 1864 года (на примере материалов Орловской губернии) / Л. Л. Соловьева // Сб. науч. ст. аспирантов / Моск. гуманит.-экон. ин-т. – 2003.
    – Вып. 3. – 0,8 п.л.
  2. Соловьева, Л. Л. Реорганизация судебно-следственных органов в Российской империи во второй половине XIX века / Л. Л. Соловьева // Решению социальных и экономических задач – новые подходы : сб. науч. тр. В 2 ч. Ч. 2 / под ред. А. М. Есипова, А. С. Золотарева ; Воронеж. фил. Моск. гуманит.-экон. ин-та. – Воронеж, 2004. – 0,4 п.л.
  3. Соловьева, Л. Л. Судебный следователь: его место в конструкции досудебного производства по Судебным уставам 1864 года / Л. Л. Соловьева // Актуальные проблемы защиты прав и свобод личности: теория, история, практика : сб. науч. тр. / Воронеж. фил. Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. – Воронеж, 2005. – 0,7 п.л.
  4. Соловьева, Л. Л. Судебная реформа 1864 года с точки зрения типологии уголовного процесса (историко-правовой аспект) / Л. Л. Соловьева // Российская цивилизация: история и современность : межвуз. сб. науч. тр. – М., 2005. – Вып. 25. – 0,7 п.л.
  5. Соловьева, Л. Л. Производство предварительного следствия органами полиции в первой половине XIX века (на примере центральных губерний России) / Л. Л. Соловьева // Основы государства и права. – 2006.
    – № 4. – 0,25 п.л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 3,15 п.л.

СОЛОВЬЕВА Лариса Леонидовна

СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА
СУДЕБНЫХ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХIХ ВЕКА
(на материалах Рязанской, Орловской,
Воронежской и Тамбовской губерний)

Подписано в печать 27.04.07. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,39. Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


1 См.: Учреждения для управления губерний Всероссийской Империи от 7 нояб. 1775 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. Спб., 1830 (далее: ПСЗ) Т. 20, № 14392; Устав благочиния, или полицейской от 8 апр. 1782 г. // Там же. Т. 21, № 15379; Положение о земской полиции от 3 июня 1837 г. // Там же. Собр. 2. Т. 12, № 10305; Наказ чинам и служителям земской полиции от 3 июня 1837 г. // Там же. Т. 12, № 10306; Свод законов Российской империи: В 16 т. Спб., 1835 (далее: СЗ РИ). Т. 2. Ч. 1: Учреждения губернские; Свод уставов благочиния; Ч. 4: Устав о предупреждении и пресечении преступлений; Т. 15. Кн. 2: Законы уголовные; Сельский судебный устав от 23 марта 1839 г. // ПСЗ. Собр. 2. Т. 14, № 12165; Сельский полицейский устав от 23 марта 1839 г. // Там же, № 12166.

2 Бразоль Б. Л. Очерки по следственной части. История. Практика. Пг., 1916. С. 11–12.

3 Коротких М. Г., Сорокина Ю. В. Реформа следственного аппарата России в 1860–1864 гг. // Сов. государство и право. 1991. № 10. С. 128.

4 См.: ПСЗ. Собр. 2. Т. 37, № 38761.

5 См.: там же. Т. 39, № 41475.

6 См.: там же, № 1476.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»