WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы дополняют и расширяют сферу научного знания в области историко-правовых дисциплин.

В результате проведенного исследования автор получил новые данные и обобщил ранее известные историко-юридические материалы, которые могут быть использованы в дальнейшей разработке проблем, связанных с историей института судебных следователей.

Практическая значимость работы состоит в том, что проведенное исследование региональных особенностей организации и функционирования института судебных следователей способствует более глубокому осознанию истории его становления в целом по России. Обобщение отечественного опыта развития института судебных следователей, анализ результатов их деятельности, выявление положительных и отрицательных сторон имеют практическую значимость для современного решения аналогичных проблем. Выводы данного диссертационного исследования будут способствовать выработке практических рекомендаций по организации и функционированию института судебных следователей в Российской Федерации.

Дидактическое значение исследования заключается в том, что его материалы могут быть использованы в образовательных учреждениях в процессе изучения курсов по истории отечественного государства и права, уголовного права и уголовного процесса.

Основные положения и выводы диссертации также будут полезны при написании учебно-методических пособий, научных работ, а также разработке специальных курсов.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и выводы диссертации неоднократно обсуждались и были одобрены на заседании кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; докладывались на региональной межвузовской научно-практической конференции «Решению социальных и экономических задач – новые подходы» (г. Воронеж, 12–14 апреля 2004 г.), межвузовской научно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты прав и свобод личности: теория, история, практика» (г. Воронеж, 22 апреля 2005 г.) и др.; отражены в опубликованных автором работах общим объемом 3,15 п.л. Кроме того, ряд положений диссертации были внедрены в учебный процесс Воронежского филиала Московского гуманитарно-экономического института в качестве курса лекций по истории отечественного государства и права, что подтверждается соответствующими актами внедрения.

Структура диссертации соответствует логике исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы, обусловленный ее актуальностью, выявляется степень ее научной разработанности, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, методологическая основа, научная новизна, доказывается теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении результатов проведенного исследования.

В первой главе «Организационно-правовые основы формирования института судебных следователей в России», состоящей из трех параграфов, проведен историко-правовой анализ законодательства в области предварительного следствия в период со второй половины XVIII в. до второй половины XIX в., исследованы особенности производства предварительного следствия, осуществляемого органами полиции на местах в дореформенный период, рассмотрены вопросы, касающиеся разработки и реализации основных проектов по преобразованию досудебного производства, выявлены недостатки законодательства, нормы которого непосредственно регулировали данный институт.

В первом параграфе «Место и роль органов предварительного следствия в системе судоустройства Российской империи во второй половине XVIII первой половине XIX в.» анализируются состояние полиции, ее компетенция, функции, специфика деятельности как органа, осуществляющего предварительное следствие в дореформенный период.

С целью охраны существующего порядка и, главным образом, защиты самодержавного строя полиция (городская и земская) в соответствии с законодательством1 была наделена обширными полномочиями. Являясь органом, обеспечивающим общественный порядок, она параллельно выполняла функцию судебного органа первой инстанции (в сельских местностях), а также осуществляла предварительное следствие по уголовным делам. Сосредоточение в одном органе различных по своей сущности функций было главной особенностью деятельности российских правовых институтов того времени.

В результате анализа общей конструкции дореформенного уголовного процесса диссертант пришел к следующему выводу: институт досудебного производства (в классическом виде представленный двумя этапами – дознанием и предварительным следствием) в дореформенном уголовном процессе имел условный характер. Дознание являлось одной из тех многих функций (и далеко не главной), которыми были наделены органы полиции. Осуществляя предварительное следствие, земская полиция в своей деятельности основывалась на принципах розыскного (инквизиционного) процесса, в связи с чем отмечались частые случаи бюрократизма, волокиты, вымогательства, жестокости с ее стороны. Полиция, руководствуясь существовавшими в тот период законами, занимала господствующее положение и фактически была бесконтрольна в проведении производства предварительного следствия.

Правительство, озабоченное неудовлетворительным состоянием органов полиции, пыталось различными одноразовыми мерами изменить сложившуюся ситуацию. Вместе с тем сформировавшееся к 50-м гг. XIX в. законодательство, регулировавшее деятельность полиции в области предварительного следствия, не внесло каких-либо существенных изменений. Необходимо было провести реформу в данной области, основными задачами которой должны были стать изъятие из ведомства органов полиции производства предварительного следствия и передача последнего в ведение образованного для этой цели института судебных следователей, замена непрофессионального чиновничьего аппарата высококвалифицированным персоналом с юридическим образованием.

Во втором параграфе «Разработка и реализация реформы института судебных следователей в середине XIX в.» рассматривается деятельность органов государственной власти по разработке реформы досудебного производства. Диссертант выделяет два этапа в данном процессе: 1) 20–50-е гг. XIX в. – самыми яркими и значительными в эти годы были проекты М. М. Сперанского (1803 г.), М. А. Балугьянского (1827 г.), Д. Н. Блудова (1850 г.); 2) конец 50-х – 60-е гг. XIX в., в рамках которого появился проект Н. И. Стояновского (1859 г.), ставший основой для дальнейшей разработки реформы досудебного производства.

Главная идея в указанных выше проектах заключалась в отделении административной власти от суда, что предполагало отделить следственную часть от полиции и передать ее в компетенцию суда, где предварительное следствие необходимо было передать вновь созданному институту судебных следователей.

Итогом кропотливой работы законодательных органов по разработке проектов по преобразованию следственной части стали санкционированные императором 6 июня 1860 г. и введенные в действие на всей территории Российской империи законы «Об отделении следственной части от полиции», Учреждение судебных следователей, Наказ судебным следователям, Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок.

В соответствии с указанными законами в общей конструкции отечественного уголовного процесса появился новый процессуальный институт – досудебное производство как первоначальная стадия уголовного судопроизводства. Оно было разделено на две стадии: дознание (как первоначальный раздел предварительного следствия), осуществляемое органами полиции, и собственно предварительное следствие, которое в полном объеме переходило к судебным следователям (ст. 9 Учреждения судебных следователей), являющимся членами судебного ведомства в уездах и городах (ст. 1 Учреждения судебных следователей).

Для привлечения наиболее образованных и опытных людей на должности судебных следователей в законе регламентировалось их материальное и денежное обеспечение, что давало этим лицам определенный стимул в работе (ст. 5–6 Учреждения судебных следователей). Наказ судебным следователям определял процессуальные действия при производстве предварительного следствия (ст. 36–45, 55–56, 74–84 и др. Учреждения судебных следователей).

Практическое применение вышеназванных законов сразу же обнаружило серьезные недостатки и пробелы в праве. Неоднозначно были приняты данные нововведения и со стороны общества. «Новое устройство следственной части… встретило весьма неблагоприятные условия для дальнейшего своего развития, – констатировал Б. Л. Бразоль, – …Учреждение судебных следователей врезалось клином в отживавший, но все еще живой строй дореформенной юстиции, вызывая недоумение, а иногда и недоверие у судей, стряпчих и заседателей старого типа…»2.

Одна из причин неудовлетворительной работы судебных следователей заключалась в том, что новое законодательство действовало параллельно со старыми законами, нормы которых во многом противоречили основным положениям вновь созданных институтов. Большинство статей Учреждений и Наказов дублировали друг друга, имели отсылочный и бланкетный характер по отношению к таким нормативным актам, как «Свод законов уголовных», «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных».

Многие ученые-правоведы и практики понимали, что недостатки в деятельности судебных следователей кроятся не в самом институте, а в уголовно-процессуальной структуре, существовавшей на протяжении не одного столетия. «Неудачи реформы следственного аппарата наглядно свидетельствовали о невозможности радикального изменения отдельного звена аппарата юстиции. Нужно было реформировать механизм судоустройства и судопроизводства в целом»3.

В третьем параграфе «Эволюция института судебных следователей по Судебным уставам 1864 г.» анализируется развитие института досудебного производства как первоначальной стадии уголовного процесса по Учреждениям судебных установлений и Уставу уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г., а также дается характеристика правового статуса, полномочий судебных следователей, их места и роли в системе правовых учреждений Российской империи второй половины XIX в.

После учреждения в России института судебных следователей (8 июня 1860 г.) судебная система оставалась по-прежнему нереформированной, что практически сводило к нулю действие законодательных новелл, принятых для улучшения следственной части.

В 1862 г. император утвердил «Основные положения о преобразовании судебной части в России», где указывалось, что «… власть судебная принадлежит судам… без всякого участия властей административных»4.

После отмены крепостного права на всей территории России государственная власть возобновила свою деятельность по разработке проектов, направленных на изменение существующей судебной системы. На основании сложившейся практики (учитывался и положительный, и отрицательный опыт) производства предварительного следствия последних лет Комиссия, созданная для подготовки судебных реформ, пришла к выводу о необходимости и целесообразности изменения некоторых его положений. Итогом проделанной Комиссией работы стали утвержденные императором 20 ноября 1864 г. Учреждения судебных установлений5 (УСУ) и Устав уголовного судопроизводства6 (УУС), содержащие следующие новеллы: отнесение судебных следователей к судебному ведомству (ст. 1 УСУ); деление городов и губерний на специальные следственные участки, закрепленные за судебными следователями (ст. 79 УСУ); усиление требований к образовательному и возрастному цензам для лиц, назначаемых кандидатами на должность судебного следователя (ст. 205 УСУ); провозглашение принципа отделения судебной власти от административной, заключавшегося в отделении следственной части от полиции (ст. 250–261 УУС), а также отделения судебной власти от обвинительной (ст. 278–287 УУС); закрепление в законе исчерпывающего перечня уголовно-процессуальных действий судебного следователя при исследовании событий преступления.

Вместе с тем реализация законодательства, построенного на буржуазно-демократических принципах свободы и равенства всех перед законом и судом, осложнялась рядом обстоятельств. В частности, отличительными чертами российского государственного устройства являлись безраздельная власть и контроль всех сфер жизнедеятельности общества. По этой причине многие правовые нормы, провозглашающие независимость судебной власти, ограничивались положениями, прямо указывающими на подконтрольность судебной власти администрации. Причем именно судебные следователи оказались в большей зависимости от органов исполнительной власти.

В результате анализа законодательства о досудебном производстве рассматриваемого периода диссертант выявил следующие проблемы:

– проблема разделения полномочий между судебными следователями и органами полиции: с одной стороны, ст. 249 УУС четко определяла, что предварительное следствие находится в исключительном ведении судебного следователя, с другой – ст. 258 УУС перечисляла случаи, в которых органы полиции имели право осуществлять предварительное следствие без судебного следователя;

– проблема определения степени власти и роли в предварительном следствии органов прокуратуры: одни нормы УУС провозглашали гарантию невмешательства прокурора в производство предварительного следствия, в то же время ст. 281–286 закрепляли руководящую роль прокурора при производстве предварительного следствия. Более того, не только надзор, но и руководство дознанием и следствием были переданы прокуратуре;

– проблема инквизиционных начал в досудебном производстве, проявляющихся в тройственной роли судебного следователя, выполнявшего в соответствии с законом одновременно функции судьи (ст. 323–324, 328, 438 УУС), обвинителя и защитника (ст. 265 УУС). В результате следователь переставал быть беспристрастным судьей, а следствие теряло полноту.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»