WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Чтобы систематизировать весьма разнородную, на первый взгляд, метатекстовую информацию, мы обратились к трехуровневой модели нарратива. Одно из центральных мест в референтной области МТ занимает уровень наррации. Благодаря МТ малозаметное в классическом нарративе событие рассказывания становится полноправным и самоценным событием постмодернистского художественного произведения. Повествовательный акт в данном случае предполагает явную экспликацию участников эстетической коммуникации. Наибольшее внимание привлекает к себе сам нарратор, рассказывающий о своей творческой и/или личной биографии. Но и фигура фиктивного читателя при этом не остается в тени. Благодаря этому возникает эффект «одновременности» повествовательного акта и акта восприятия текста. Этот фактор еще больше способствует переносу внимания конкретного читателя с повествуемых – «не настоящих» – событий мира героев (первичный событийный ряд) на событие повествования.

В поле референции МТ также оказывается нарративный текст как семиотический объект. Метатекст поясняет особенности его строения, жанра, языка и т.д. Метанарратив повествует о способах создания произведения, о реализации (нереализации) авторского замысла, о соотношении реальности и текста. Высокая доля рефлексии порой приводит к тому, что осмысление собственного повествования обретает некоторый оттенок научности, МТ принимает черты текстологического исследования.

При этом первичного событийного ряда МТ касается лишь в тех случаях, когда речь идет о творческом замысле автора, а также при сопоставлении явлений художественного мира с историко-культурным (внелитературным) контекстом. Но, несмотря на то, что в МТ подчеркивается литературность, вымышленность повествуемого мира, само повествование – тоже часть художественной действительности произведения.

Таким образом, отталкиваясь от имеющихся определений МТ, где говорится о его вторичности, мы уточнили особенности этой важной характеристики МТ. Можно сказать, что претекст сопрягается с первым событийным уровнем теоретической модели нарратива, – здесь формируется художественный мир, события которого образуют первичный событийный ряд. Вторая событийная линия соотносится с метатекстовой частью, в центре ее внимания – акт наррации. МТ как «текст о тексте», действительно, литературо- и текстоцентричен. Он вторичен в том смысле, что может появиться только на базе претекста, и событийность МТ концентрируется вокруг написания (создания) данного претекста. Референтное поле МТ в первую очередь соотносимо с уровнем повествовательного текста произведения и с уровнем акта наррации, в котором сходятся все основные векторы внимания МТ.

В ПАРАГАРФЕ 5 МЕТАТЕКСТ И ПРЕТЕКСТ изучается взаимодействие МТ с другими компонентами текста нарративного литературного произведения. В литературоведении часто отмечается своеобразная инкорпорированность МТ в художественное произведение, когда МТ определяется как «текст в тексте», интекст (Ю. М. Лотман, В. А. Лукин, Т. Л. Рыбальченко, С. Л. Скопкарева, П. Х. Тороп и др.). Но подобная трактовка может быть излишне расширительна (далеко не каждый «текст в тексте» является МТ), а в имеющихся определениях МТ отражены далеко не все его особенности.

Необходимо выработать более четкие критерии, позволяющие отличить МТ от прочих субтекстов, довольно многочисленных в постмодернистских произведениях. Кроме содержательных особенностей (этому был посвящен предыдущий параграф), важным представляется учет «авторства» – у МТ с претекстом всегда один автор и один рассказчик.

Поскольку мы рассматриваем МТ как достаточно самостоятельное текстовое образование, обладающее внутренней структурностью и формально выраженными границами, мы постарались обнаружить, каким образом МТ эксплицируется в произведениях. В большинстве случаев МТ подчеркнуто автономен (выделен другим шрифтом или отступами, снабжен подзаголовком или другими маркерами), его место в структуре нарратива достаточно произвольно (он может обрамлять претекст или локализуется внутри).

Также мы коснулись проблемы взаимосвязанности претекстовой и метатекстовой частей произведения. С одной стороны, описательность МТ предполагает связь с объектом описания, с претекстом (так же как событие рассказывания возможно только когда о чем-то рассказывается). Поэтому МТ всегда надо рассматривать в совокупности с претекстом. С другой стороны, МТ достаточно автономен, что в целом отвечает тенденциям фрагментарности, монтажности постмодернистских текстов. Тем не менее, связи обоих слоев повествования обнаруживаются на разных уровнях. Их выявление облегчено гипертекстуальным (эксплицитным) характером взаимосвязей, которые имеются как внутри МТ, так и между претекстовой и метатекстовой частями произведения. Нелинейный характер постмодернистского повествования при этом выражен не только в МТ, он может быть и особенностью первичной (претекстовой) наррации. При этом МТ могут быть присущи как структурирующие, так и деструктивные функции.

В ПАРАГРАФЕ 6 МЕТАТЕКСТ КАК ПОЛЕ КОММУНИКАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ МТ изучается в прагматическом аспекте. В наибольшей полноте МТ может быть рассмотрен с учетом анализа его как объекта эстетической коммуникации.

Многие нарратологи отмечают двойственность субъектной организации нарратива, когда на одном полюсе находятся реальные участники эстетической коммуникации (конкретные автор и читатель), на другом – вымышленные (фиктивный нарратор и фиктивный читатель в терминологии В. Шмида). В случаях с МТ ситуация «осложняется» тем, что нарратор не только позиционируется как писатель, вымышленная биография повествователя имеет черты сходства с биографией конкретного автора, творческие искания рассказчика пересекаются с проблемами реального писателя, с его профессиональными поисками. Не удивительно, что в связи с этим исследователей интересует феномен метапрозы (Д. М. Сегал, М. Н. Липовецкий), случаи сближения автора и образа рассказчика (Т. Н. Маркова), проблема писательской самоидентичности (М. П. Абашева) и т.д. Можно сказать, что здесь, вопреки крайним позициям логоцентризма и текстоцентризма, акцент переносится на личность писателя, его напряженную творческую рефлексию. Фигура нарратора становится одной из центральных в МТ. В задачи нашего исследования не входит анализ МТ как основания для реконструкции личности автора, его убеждений, интенций и т.д. Мы лишь указываем на наличие данного аспекта метатекстуальности в связи с проблемой разграничении конкретных и фиктивных участников нарративной коммуникации.

Сегодня интерес исследователей смещается в сторону читателя. Именно МТ, соотносимый с актом наррации, выводит произведение во внешний мир, связывает повествователя с адресатом. В МТ содержится множество прямых обращений к фиктивному читателю, вопросов, советов, инструкций, пожеланий и т.д., что не может не отражаться на восприятии произведения конкретным реципиентом. Также МТ способствует и преодолению двойственности письменной коммуникации, создавая иллюзию одновременности повествования и рецепции, что также содействует формированию ситуации диалога, со-творчества.

С точки зрения восприятия произведения мы попытались выявить ведущие функции МТ. Опираясь на три основных повествовательных уровня (рассказываемые события, акт наррации и нарративный текст), мы выделили метанарративную; коммуникативную; структурирующую и комментирующую функции соответственно. МТ является важным условием для наиболее адекватного восприятия и понимания литературного произведения. Метанаррация позволяет поместить претекст в очень обширный историко-культурный контекст, комментарии также значительно влияют на восприятие произведения, т.к. содержат множество дополнительной информации, важной для интерпретации. Можно сказать, что именно МТ позволяет реализовать коммуникативный потенциал нарративного дискурса наиболее полно.

В ПАРАГРФЕ 7 СООТНОШЕНИЕ НАРРАТИВНОГО И АНАРРАТИВНОГО В МЕТАТЕКСТЕ в центре исследовательского внимания оказываются повествовательные характеристики МТ.

Литературоведы, выделяя критерии нарративности, как правило, главными и неизменными факторами повествования называют событие и/или акт наррации. Сами нарратологи отмечают, что не существует строгих критериев, позволяющих однозначно разграничить повествование и неповествование. Например, события практически всегда сопровождаются (ненарративными) описаниями и диалогами (Ж. Женетт, В. Шмид, В. И. Тюпа). Здесь важно подчеркнуть, что описания в пределах претекста не равнозначны автореферентным метатекстовым описаниям, в которых нарратор-писатель комментирует и интерпретирует собственное произведение. Высокая доля рефлексии придает МТ некоторое языковое, стилистическое, жанровое своеобразие – МТ вообще становится местом динамичного и плодотворного пересечения различных дискурсов (литературного и литературоведческого прежде всего). Эти характеристики также помогают идентификации МТ, при этом его художественный статус сохраняется во многом благодаря иронии, игре, метафоричности и образности языка. А интеллектуализация и теоретизация литературного дискурса характерна для эпохи постмодернизма в целом, когда меняется классическое соотношение искусства и науки (Ж.-Ф. Лиотар, И. П. Ильин, Н. Б. Маньковская).

Отмечая двоякую событийность нарратива, нарратологи, тем не менее, практически не рассматривают событие рассказывания как доминирующий фактор в произведении. Появление МТ требует иной расстановки акцентов. Событие повествования становится настолько акцентировано, что ситуация комментирования, объяснения, общения с аудиторией привлекает к себе все больше внимания, порой затмевая интерес к событийной основе претекста. В некоторых случаях даже возможно говорить о некотором дополнительном повествовании в повествовании (Е. З. Измаева, С. Л. Скопкарева).

Диалоги в МТ также имеют иную природу, нежели диалоги персонажей претекстового уровня. МТ только на первый взгляд может показаться монологичным. МТ действительно во многом описателен, авторефлексивен, может быть теоретичным, но при этом не автокоммуникативен, наоборот, зачастую он представлен в виде диалога (с фиктивным читателем).

Нельзя также говорить об отсутствии событийной основы в МТ. Напротив, повествовательный акт принимает гипертрофированные формы и начинает доминировать в произведении, приобретая статус самостоятельного, самоценного события. Также МТ всегда ярко и объемно представляет фигуру рассказчика, не только его комментарии к претексту, но и его авторефлексию, жизнеописание. Поэтому можно говорить об образовании своеобразного метасюжета, обрамляющего первичное повествование, со своим особым типом литературоцентричной событийности, где ядром становится творческий процесс как проживание жизни рассказчиком-писателем – от момента замысла произведения, до его завершения, публикации и прочтения читателем.

В ГЛАВЕ 2 ПРОБЛЕМЫ АНАЛИЗА МЕТАТЕКСТА В ПОСТМОДЕРНИСТКОМ ЛИТЕРТАУРНОМ НАРРАТИВЕ, состоящей из 6 параграфов, проводится анализ различных способов реализации МТ в постмодернистском литературном нарративе, выявляются особенности функционирования МТ в произведении.

В ПАРАГРАФЕ 1 ПРИНЦИПЫ АНАЛИЗА МЕТАТЕКСТА В ЛИТЕРАТУРНОМ ПОСТМОДЕРНИСТСКОМ НАРРАТИВЕ перечисляются основные характеристики и функции МТ, позволяющие обнаружить и проанализировать литературный МТ в постмодернистском нарративе. Для выявления МТ в произведении необходимо учитывать субъектную организацию нарратива (в МТ повествование ведется от лица первичного нарратора-писателя), также важно очертить референтное поле МТ. С текстоцентричным аспектом связана соотнесенность МТ с нарративным уровнем текста. Подобные самоописания затрагивают особенности языка, стиля и жанра произведения, специфику его строения и т.д. Литературоцентричность МТ проявляется в том, что рефлексия над собственным творчеством невозможна без сопоставления его с другими произведениями, без учета литературного и культурного контекста. Как правило, в МТ эксплицируется граница между рассказываемыми событиями и событием рассказывания, которое становится одним из центральных событий МТ. Поэтому в МТ представлено довольно много сведений об истории создания произведения, о нарраторе, а также уделяется внимание фиктивному читателю. Помещенный в нарратив МТ сам приобретает черты нарративности – несмотря на описательность и авторефлективность, МТ событиен и коммуникативен.

Выделив, отграничив МТ от остальных компонентов повествования, важно рассмотреть структуру нарратива, проанализировать степень взаимосвязи (или автономности) претекста и МТ на разных повествовательных уровнях. Например, одной из особенностей нарративов с МТ является эксплицитность межтекстовых связей и отношений, что связано с наличием некоторых характеристик гипертекстуальности в МТ. Также сложно выявить четкую иерархию метатекстовых и претекстовых компонентов в нарративе (МТ может явно доминировать в произведении), т.е. с точки зрения структурных характеристик вторичность МТ также воспринимается неоднозначно. Амбивалентность МТ проявляется и в том, что он может выполнять как деструктивные, так и структурирующие функции.

ПАРАГРАФ 2 А. БИТОВ «ПУШКИНСКИЙ ДОМ»: МЕТАТЕКСТ В РОМАНЕ.

МТ в «Пушкинском Доме» слагается из нескольких составляющих, локализованных в разных частях произведения. Наиболее четкие границы имеет часть МТ, размещенная в самом конце произведения в виде комментариев и приложения к ним («обрезков»). Остальные компоненты обнаруживаются на всем протяжении повествования в виде многочисленных метатекстовых элементов и фрагментов (некоторые выделены курсивом).

Комментарии преимущественно направлены на расширение исторического контекста произведения (от пушкинской эпохи до момента издания книги), а также содержат информацию о самом романе (проблемы конструирования текста, формирования художественного мира, сотворения литературных героев и т.д.). Приложения к комментариям оказываются еще более текстоцентричными, тематически они тесно сопряжены с метатекстовыми курсивными фрагментами романа. Данные фрагменты являются также своеобразными повествовательными скрепами и выступают ориентирами для читателя на перекрестке версий и вариантов романа (они расположены на границах глав). Но повествователю необходимо делиться размышлениями на протяжении всего романа, поэтому продолжительные метатекстуальные отступления возникают и внутри глав (отделены только отступами). Данные метатекстовые фрагменты не только литературоцентричны, они, как и комментарии, содержат своеобразные исторические справки и дополнения. На примере битовского МТ очень хорошо видно взаимодействие различных дискурсов, прежде всего художественно-литературного и литературоведческого. При этом некоторая теоретичность языка нивелируется авторской иронией, метафорическим обыгрыванием терминов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»