WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Очевидно, что ускорение динамики глобализации и формирование взаимозависимого мира не приводят к созданию глобального государства, тем более к глобально унифицированной культуре. Многие проблемы, о решении которых еще два десятилетия назад объявили теоретики глобализма (Ф. Фукуяма и др.), не только не утратили свою актуальность, но и еще больше обострились. Огромное количество социумов находятся вне пределов глобального контекста. Что же касается конкретно культуры России, то ее современное состояние весьма далеко от постмодернистских идеалов, а интеграция в мировое культурное поле осуществляется, скорее, по линии развития мультикультурализма. Российский социум, в подавляющей массе, ориентирован на ревизию классических культурологических теорий, согласно которым только культура Запада является эксклюзивным образцом и нормой для всех остальных культур, а любые отклонения от предписанного образца рассматриваются как культурная ущербность. В отечественной социологии культуры сформировалось устойчивое убеждение, что существует множество самых различных путей межкультурной интеграции, которые учитывают особенности каждой из культур и стремятся к их сохранению и развитию.

Главным выводом параграфа является констатация отсутствия дилеммы культурного интегративизма при условии сохранения самобытности культур. Процессы глобализации способны создать дополнительные возможности для развития локальных культур. Оптимальной моделью вхождения отдельно взятой культуры в мировое культурное пространство является управляемое межкультурное взаимодействие.

Вторая глава «Современный российский мультикультурализм как предмет социологического анализа», состоящая из трех параграфов, исследует возможности межкультурной компаративистики, осуществляет диагностику готовности россиян к ведению межкультурного диалога, решает проблему адаптации социума к радикальным изменениям культурного ландшафта.

В первом параграфе второй главы – «Межкультурная компаративистика как методологическая основа социологического исследования российских культур» ставится вопрос о формировании универсальной стратегии исследования мультикультурализма, которая, с одной стороны учитывала бы уникальность и неповторимость каждой из культур, а с другой, была бы в состоянии выйти на предельно высокий уровень обобщения. Это позволило бы увидеть в многообразии культурных парадигм их фундаментальное единство и рассматривать культурное поле России как некую органическую целостность.

Диссертант исходит из того, что понятие культуры должно быть интегрировано в междисциплинарный контекст, отражающий многообразие подходов и концепций современной гуманитарной науки. Релевантное понимание сущностных характеристик отечественной культуры, в основе которого лежит идея эволюции материальных и духовных потребностей индивида, должно, по мнению автора, коррелироваться с научным, техническим, социальным и моральным прогрессом. Идея наделения отечественной культуры особой креативной силой может иметь свое эмпирическое обоснование, если воспринимать ее как социологический функционал. Функционалистский подход к пониманию российской культуры делает функцию своеобразным нелинейным детерминантом.

Тем самым, появляются основания для уточнения функционирования модели культурных изменений в современной России, в которой происходят как процессы внутренней эволюции, так и процессы воздействия внешних факторов, заставляющие культуру изменяться. Эксплицитные представления о внутренних источниках культурного развития, указывают функции существующей культурной подсистемы.

В параграфе проводится мысль о необходимости синтеза цивилизационного и формационного подходов в исследовании российских культур. В соответствии с принципом чередования простого и сложного, можно констатировать стремление развивающихся культурных систем к усложнению, что рано или поздно приводит к избыточности и качественному изменению системы, делает ее простой. Но для нового этапа развития эта простота вновь сменится сложностью. Отмечается, что любая культура, представленная в современной России, будет демонстрировать собственную эмансипированность только до определенного предела в соответствии с принципом генетического норматива.

Подчеркивается необходимость дополнения функционализма подходами, принятыми в качественной социологии, согласно которой любой культурный феномен в современной России может рассматриваться не через какие-то абстрактные связи с другими феноменами, а через его значение. Выражается уверенность в том, что мультикультурное пространство формируется не столько из самих предметов, сколько из их значений. Устанавливается продуктивность феноменологической социологии применительно к исследованию феномена мультикультурализма.

Обращение к междисциплинарной компаративистике в современной социологии наводит на мысль, что все существующие в России культуры неповторимы и для их изучения нужны также и методы, доминирующие в искусстве, художественно-эстетическом способе познания мира. Отсюда логически следует установка на описание эксклюзивных явлений культуры в их уникальности, в ситуациях, связанных с реальной жизнью, что, впрочем, не снимает задачу поиска закономерностей в развитии мультикультурализма.

В заключение параграфа анализируются познавательные возможности герменевтики и постмодерна.

Во втором параграфе второй главы «Образ «иной» культуры в общественном сознании россиян» исследуются результаты замеров восприятия иных культурных традиций общественным сознанием. При этом указывается на достаточно высокий уровень осведомленности жителей Северо-Кавказского региона относительно представленных здесь культурных традиций. Отмечается значительный потенциал интегративных возможностей региона с точки зрения, как потенциала, так и имеющихся результатов межкультурного взаимодействия. Впрочем, положительный настрой по отношению к другим культурам отнюдь не исключает стремления сохранить собственное культурное наследие и социокультурную идентичность (почти 90 процентов респондентов).

Диссертанту представляется весьма значимым тот социологически зафиксированный факт, что 87 процентов опрошенных, придавая важное значение сохранению собственной культуры, тем не менее, предпочитают придерживаться тех или иных форм интегративных стратегий, разделяя императивы и принципы государственной политики, направленной на развитие и укрепление мультикультурализма. Население Северо-Кавказского региона, вместе с тем, выступает против вероятностного сценария, обуславливающего ассимиляцию культур (93 процента), отдавая предпочтение сохранению собственной культурной идентичности. Максимальное число сторонников культурной ассимиляции (7 процентов) локализованы на территориях, где они принадлежат к культурному меньшинству и где достаточно остро стоит проблема культурной социализации.

Проведенное исследование выявило рост прагматичного отношения к другим культурам, который пришел на смену ее аксиологизации. Подавляющему числу опрошенных очевидна практическая польза от знания иных языков и культур.

Проведенное исследование установило отождествление 87 процентами респондентов культурной толерантности с необходимым минимумом социального капитала. Можно утверждать, что подавляющее большинство населения современной России достаточно ясно осознает необходимость принадлежать к определенной общности. Межкультурная солидарность диктует необходимость согласовывать этногрупповые культурные интересы и приоритеты с императивами общенациональной культуры. Именно последние вызывают доверие к иным культурным образованиям и традициям.

Диссертант делает вывод о том, что ни одна из существующих в современной России культурных традиций не рассматривается общественным мнением в качестве препятствия для дальнейшего цивилизационного развития.

В третьем параграфе второй главы «Социум в условиях интенсификации культурного транзитива: проблема адаптации» актуализируется проблема обретения индивидом и обществом «новой» культурной идентичности, что имеет особое значение в постоянно меняющихся условия социокультурного бытия.

Высказывается предположение, что адаптивные процессы в сфере культуры тождественны процессу социализации. Данное предположение строится на факте биологической предрасположенности человека к овладению специфическими коммуникативными средствами, интегрирующими не все человечество как биологический вид, а локальные группы носителей определенной культуры. Анализируются два основных воззрения на культурную адаптацию, первое из которых понимает адаптивный потенциал как некое врожденное свойство, а второе, напротив, склонно видеть доминанту культурной социализации во влиянии социальных факторов. Указывается на роль социальных институтов в оптимизации адаптивных процессов.

Диссертант полагает, что основным недостатком существующих на сегодняшний день адаптивных моделей является их преимущественно статический характер, не учитывающий специфику транзитивных процессов, как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. Поскольку специфика информационного, постиндустриального общества изменяет представления о природе адаптивных процессов, необходим перенос акцентов с патерналистски ориентированных подходов, создающих иллюзию социального комфорта, на развитие индивидуальных качеств личности, ее творческого инициативного начала. Дифференцация адаптивных процессов позволяет классифицировать последние как «добровольные» и «принудительные», ментальные и поведенческие, активные и пассивные. Констатируется ограниченность человеческих возможностей влиять на протекание социокультурного перехода и на его последствия.

Отмечается, что в сложившейся ситуации, когда невозможно выведение универсальной формулы транзитивности социальные акторы должны научиться существовать в состоянии перманентной неизвестности, в постоянной готовности находить все новые ответы на непрекращающиеся вызовы культурных трансформаций.

В «Заключении» подводятся основные итоги исследования, предлагаются перспективные направления дальнейшей разработки обозначенной в диссертации проблематики.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ

СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ:

  1. Шмыгалева П.В. Детерминанты современного мультикультурализма: дескрипция и анализ // Вестник Ставропольского государственного университета. - 2009. Выпуск 61. – 0,7 п.л. (рекомендовано ВАК РФ)
  2. Шмыгалева П.В. Н.А Образы «другой» культуры в массовом сознании россиян // Материалы 15-й Международной конференции «Циклы природы и общества». – Ставрополь: Ставропольский институт имени В.Д. Чурсина, 2007. – 0,4 п.л.
  3. Шмыгалева П.В. Полиэтничность современной российской культуры как ресурс цивилизационного развития // Материалы 3-ей Международной научно-практической конференции «Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития в третьем тысячелетии». – Ростов-на-Дону, 2008. – 0,5 п.л.
  4. Шмыгалева П.В. Мультикультурализм в контексте глобализации // Материалы 10-й научно-практческой конференции «Россия в 3-м тысячелетии». - Ставрополь: Изд-во Ставропольского института им. В.Д. Чурсина, 2009. – 0,6 п.л.
  5. Шмыгалева П.В. Партнерство культур в контексте современной социологической теории // Материалы 16-го годичного научного собрания СКСИ. - Ставрополь, 2009. – 0,6 п.л.
  6. Шмыгалева П.В. Межкультурное взаимодействие как предмет социологического анализа // «Российская цивилизация: прошлое, настоящее и будущее». – Ставрополь: Ставропольский институт имени В.Д. Чурсина, 2009. – 0,5 п.л.
  7. Шмыгалева П.В. Культурная конвергенция и мультикультурализм // Материалы 10-й научно-практческой конференции «Россия в 3-м тысячелетии». - Ставрополь: Изд-во Ставропольского института им. В.Д. Чурсина, 2009. – 0,5 п.л.

Северо-Кавказский социальный институт

355037, г. Ставрополь, ул. Голенева,59а

Типография СКСИ

Тираж 100 экз. П.л. 1,0 Заказ № 613

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»