WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

3. Отсутствует дилемма межкукультурного интегративизма и сохранения самобытности культур. Процессы глобализации не только не препятствуют, но напротив, создают дополнительные возможности для развития локальных культур. Оптимальной моделью вхождения отдельно взятой культуры в глобальный культурный континуум является управляемое межкультурное взаимодействие, при котором субъектами управления выступают не только элиты общества, но и широкие массы, представляющие всю культурную палитру конкретного социума.

4. Обращение к междисциплинарной компаративистике в современной социологии указывает на то, что все существующие в России культуры неповторимы и для их изучения необходимы также и методы, доминирующие в искусстве, художественно-эстетическом способе познания мира. Таким образом, описание эксклюзивных явлений культуры в их уникальности, в ситуациях, связанных с реальной жизнью.

5. Существующие в современной России культурные традиции не рассматриваются общественным мнением в качестве препятствия для дальнейшего цивилизационного развития, не связаны с негативными коннотациями и не выступают основанием конфронтационной интенциональности. Толерантное отношение к иным признается общественно одобряемой поведенческой моделью и устойчивой жизненной стратегией. Транскультурная информированность представляет собой особый вид социального знания, доминирующего над моделью, формируемой узкоэтнической культурной позицией.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что ее содержание позволяет получить более полное представление о феномене современного российского мультикультурализма, специфике межкультурной коммуникации и готовности к интеграции в глобальное пространство культуры. Положения и выводы диссертации способны выступить теоретическим материалом для дальнейших исследований в области социологии культуры, создании специализированных социологических программ и технологий.

Полученные результаты могут найти свое применение в практике социального управления, способствовать проведению конструктивной культурной политики, использоваться при разработке базовых и факультативных курсов по социологии культуры, социальной философии и культурологии.

Апробация работы. Основные результаты работы докладывались и были обсуждены на ряде внутривузовских и межвузовских методологических семинарах, 12-ой Международной конференции «Наука. Философия. Религия» (Дубна, 2008), 2-ой Международной научно-практической конференции «Общество и личность: интеграция, партнерство, социальная защита» в (Ставрополь, 2009), 3-ей Международной научно-практической конференции «Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития в третьем тысячелетии» (Ростов-на-Дону, 2009), 16-ом годичном научном собрании Северо-Кавказского социального института (Ставрополь, 2009). Материалы исследования были использованы в ходе разработки спецкурса по социологии в Северо-Кавказском социальном институте. Диссертация рекомендована к защите на заседании кафедры философии, социологии и социальных технологий Северо-Кавказского социального института. Материалы исследования опубликованы в семи научных статьях, одна из которых в издании, рекомендованном ВАК России.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, а также списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Ведении» обосновывается тема исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются предмет, объект, цели и задачи диссертации, формулируются теоретико-методологические основы, новизна работы, излагаются тезисы, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация.

В первой главе «Феномен и детерминанты современного мультикультурализма», состоящей из трех параграфов, рассматриваются основные условия формирования мультикльтурного пространства, дается представление о культуре в качестве коммуникативного контрагента, исследуется феномен мультикультурализма в условиях нарастания процессов глобализации.

В первом параграфе первой главы – «Детерминанты формирования мультикультурного пространства» отмечается контрпродуктивность попыток рассматривать феномен российского мультикультурализма как некую изначальную данность, лишенную исторического измерения и динамических характеристик.

Напротив, автор босновывает необходимость дифференциации различных динамик мультикультурализма по нескольким основополагающим признакам, предполагающим временной, ситуативный, территориальный и ценностно-содержательный аспекты. При этом подчеркивается мысль, что социологическое описание генезиса любой модели мультукультурализма естественным образом должно исходить из факта невозможности замкнутого существования отдельно взятой культуры вне ее коммуникативного взаимодействия с иными культурами и традициями. Высказывается предположение, что поликультурное пространство России формировалось как синтез культур и традиций, образующий специфическую сферу завершенной смысловой коммуникации. Отмечается, что любое достижение локальной культуры с необходимостью становится достоянием всех других локальных культур. Тем самым осуществляется синхронизация социального времени во всех без исключения регионах с одновременной синхронизацией цивилизационного развития. Интенсификация межкультурного взаимодействия осуществляется и через «перекодирование» исторического времени. Отсутствие «общего» культурного прошлого переориентирует семантику времени по направлению к общности культур будущего. Подобная футуристическая обращенность культур весьма продуктивна перед лицом постоянно увеличивающихся вызовов, с которыми неизбежно сталкивается современное российское общество.

Опираясь на анализ многочисленных социологических опросов, диссертант приходит к выводу, что весьма трудно четко зафиксировать социальные приоритеты в аксиологическом выборе между культурной традицией и альтернативной ей новацией. В этом он усматриваем еще один детерминирующий фактор, обеспечивающий сосуществование различных культур. Осознание невозможности в условиях современности никаких форм культурного монополизма, стремление обеспечить культурную самобытность привели к осознанию необходимости новых модусов культурной идентичности. Формула диалектического сочетания разнонаправленных культурных установок, предполагающая необходимость повышения функциональности культуры, может, на его взгляд, выражаться следующим образом: через дифференциацию культурного контекста к обнаружению новых возможностей и созданию условий для модернизации.

Механизм взаимодействия различных, культур, локализованных в границах одного государственного образования, исследуется, в том числе, и с использованием системного подхода. Здесь культуры не просто контактируют друг с другом, но и соотносятся как части и целое. Взаимная упорядоченность культур поддерживается равновесностью и устойчивой тенденцией к самосохранению. Данная равновесность является не статичной, а динамичной (подвижное равновесие) и обеспечивает поступательное развитие социума и его культуры.

В параграфе опровергаются распространенные стереотипы, согласно которым, помещение отдельно взятой культуры в поликультурное пространство тормозит ее развитие, обескровливает ее в конкурентной борьбе с другими культурами или, как минимум, ввергает культуру в застойное состояние. Подчеркивается, что взаимодействие культур протекает не в модусе конкуренции, а в модусе взаимодействия и взаимного обогащения. Стабильность культурного пространства отнюдь не означает застоя в культурном развитии.

Сохранение культурной самобытности обеспечивается той особенностью функционирования системы, которая является ограничителем возможностей подсистемы по отношению к системе в целом, а каждая из помещенных в поликультурное пространство культур имеет свой «ареал обитания» и свою экстравертную ограниченность. Стабилизация социокультурной системы происходит вследствие перманентного перераспределения компонентов различных культур. Сохранению системы также способствует ее стабильность перед лицом изменяющегося «внешнего» культурного фона.

В заключение параграфа содержится вывод о необходимости оптимизации межкультурного интегративизма.

Во втором параграфе первой главы «Культура как коммуникативный контрагент» проясняется феноменология «иного» в культуре, которая выступает в качестве контрагента. Очевидно, что культурные контрагенты оказываются подключенными к информационным потокам в процессе реализации самых разнообразных социокультурных и дискурсивных практик. Межкультурные контакты представляют собой накопление, переосмысление и ретрансляцию культурной информации. Очевидно, что лишь весьма узкий сектор межкультурной коммуникации осуществляется в модусе рефлексии. При этом роль личных контактов, непосредственного общения не просто не уменьшается, но и возрастает в связи с возросшей интенсивностью социальной мобильности в условиях современности. Репрезентация «другой» культуры направлена на удовлетворение вполне конкретных практических нужды.

Выступая в роли коммуникативного контрагента, культура заполняет информационный вакуум сведениями о нормах межличностного общения, которые не регулируются правом, об основных способах жизнеобеспечения, о религиозных и художественных практиках. В качестве коммуникативного контрагента культура представляет собой систему синкретичных практик, применяемых в самых разнообразных сферах социальной жизни. Кроме того, налицо обратная информационная связь, обусловленная не только передачей образа культуры, но и ее приемом от культурного контрагента. Подчеркнем, что духовно-практическая информация аккумулирует, перерабатывает и тиражирует свой контент в исключительно в сферу жизненного мира.

Социум обнаруживает способность, как находить, так и терять надежные ориентиры ведения плодотворного межкультурного взаимодействия. Вполне вероятно, что достижение культурной толерантности напрямую зависит от сохранения преемственности социальных процессов, от того насколько успешной оказывается интеграция общества во вновь возникающую историческую ситуацию. В этом плане есть все основания говорить о прямой зависимости между степенью социального развития и способностью адаптироваться к происходящим изменениям поликультурного пространства. Радикальность социокультурных изменений неизбежно дезориентирует субъекты социальной практики, помещая их в принципиально новые условия существования. Общество, на какое-то время утрачивает способность заниматься саморефлексией, что поощряет псевдокультурное мифотворчество. Все это приводит в результате к нарастанию энтропийных процессов, искажает восприятие социальных реалий, нарушает баланс культур.

Таким образом, в заключение параграфа ставится вопрос об актуализации разработки новых принципов ведения межкультурного диалога, обнаружении новых оснований взаимопонимания культур. Очевидно, что речь идет о целом комплексе мер, предусматривающих упорядочивание ценностной системы, уточнение цивилизационного целеполагания, конкретизацию социальных практик, четкое обозначение культурных приоритетов, аутентичное толкование любой из представленных, в качестве контрагентов, культур.

В третьем параграфе первой главы - «Мультикультурализм в динамике глобализации», содержится констатация того факта, что традиционно присутствующие в России культуры стали испытывать на себе мощнейшее инокульткурное внешнее воздействие, исследуются последствия такого воздействия.

Подчеркивается трудность классификации последствий культурного экспансионизма, главными препятствиями названы:

- многомерность и сложность последствий устранения культурных барьеров;

- невозможность просчитать результаты «культурного экспансионизма» в долгосрочной перспективе;

- диффузный характер внешних культурных потоков;

- синкретизм культурного контента.

В сложившейся ситуации региональные и этнические культуры испытывают на себе сильнейшее давление космополитических культурных вторжений, оказываются втянутыми в конкурентную борьбу с явно превосходящими силами. Рассматривая вероятностные последствия внешнего культурного вторжения, автор моделирует наиболее вероятные сценарии последствий этого вторжения для отечественной культуры.

В параграфе содержится предостережение против абсолютизации фактора глобализации как радикально уничтожающего традиционные культуры, но, одновременно, подчеркивается невозможность полной нейтрализации подобного воздействия на отечественную культуру. Данный фактор неизбежно будет присутствовать в любом сценарии социокультурного развития России.

Оптимальным продуктом глобализации должна стать, по мнению диссертанта, внутренняя продуктивная интеграция общества, сохраняющая в себе полную палитру присутствующих в нем культур, ориентированная при этом на восприятие общечеловеческих культурных ценностей.

В настоящее время существуют все предпосылки для реализации именно данной модели интеграции российского мультикультурализма в систему мировой культуры в качестве ее подсистемы. Соответствующий вывод основан на произведенных замерах общественного мнения, указывающих на наличие широкого и устойчивого понимания общности культурных перспектив российского и планетарного сообществ. Отмечается, что идея конвергенции культур уже завершила стадию своей систематизации и начинает процесс трансформации в соответствующую идеологию. Протекание этого процесса облегчается многовековым опытом этнокультурных сообществ России, которые находятся на пересечении самых разнообразных культурных потоков. Интеграции российской культуры в мировое культурное пространство должен предшествовать запуск механизмов, действующих в рамках существующей или специально созданной системы, включающей в себя как структуры гражданского общества, так и институты власти.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»