WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Правовой инфантилизм, определяемый как наиболее «мягкая» форма искажения правового сознания (В.Р. Петров) есть несформированность, и пробельность правовых взглядов, знаний, установок, представлений присуща правосознанию обыденному. В соответствии с социальными ожиданиями, возлагаемыми на ППС сотрудников УИС и требованиями, предъявляемыми нормативно-правовыми актами к профессиональным качествам сотрудника УИС, их правосознание уже изначально предполагает социально необходимый уровень сформированности, развитости. Однако, как свидетельствуют дисциплинарная практика и результаты конкретно-социологических исследований, проведенных автором, факты правового инфантилизма не редкость, особенно среди младшего начальствующего состава, как правило, не имеющего высшего и среднего специального профессионального юридического образования, а получающего юридические знания в системе первоначальной профессиональной подготовки и в системе служебной подготовки в ИУ. Таким образом, все виды пробельности правовых знаний не могут быть однозначно отнесены к деформациям, присущим для всех категорий сотрудников УИС – носителей профессионального правосознания. Для сотрудников УИС, получивших профессиональное высшее и среднее специальное юридическое образование (а это лица, относящиеся к среднему и старшему начальствующему составу) характерны «вторичные» пробелы (Е.А. Белканов), связанные с процессами забывания и воспроизведения, поскольку определенная правовая информация, необходимая для исполнения ими служебных обязанностей, должна быть. «Первичные» пробелы в большей степени присущи для сотрудников УИС – лиц младшего начальствующего состава.

В числе деформаций ППС сотрудников УИС вполне обоснованно рассматривать аномию правосознания – такое состояние его дезорганизации, когда старая система правовых ценностей уже разрушена, а новая еще не сформировалась (В.К. Бабаев, В.М. Баранов). Аномия – явление, присущее развитому, сформированному сознанию (позитивному – по терминологии В.Р. Петрова), характеризующему кризис его ценностно-ориентационной составляющей. К ней тесно примыкает атрофия правовых чувств – разрушение чувственно-эмоциональной сферы правосознания, когда при принятии юридически значимого решения сотрудник УИС руководствуется не чувством законности, а прагматической целесообразности, утрата чувства ответственности и служебного долга обусловливает пассивно-созерцательную позицию личности и др.

Не менее распространенным явлением среди сотрудников УИС является наличие правового фетишизма. Правовой фетишизм (правовой идеализм – по терминологии Н.И. Матузова) представляет собой гипертрофированное (возведенное в абсолют) понимание роли юридических средств в осуществлении социально-экономических, политических и иных задач без учета их реальных возможностей (В.И. Гойман, В.М. Баранов). Применительно к ППС сотрудников УИС его следует понимать как переоценку роли правовых средств при достижении целей уголовно-исполнительной деятельности и решении служебных задач, стоящих перед сотрудниками УИС.

Правовой нигилизм различными авторами понимается по-разному: как активная противоправная тенденция личности (И.И Карпец, А.Р. Ратинов), как устойчиво пренебрежительное или негативное отношение к праву, сложившееся в общественном или индивидуальном сознании (В.И. Гойман), как многообразные формы и стороны негативно-отрицательного отношения к праву: от правового скепсиса до правового цинизма (Н.И. Матузов) и т.п. Представляется, что подобные трактовки допускают излишне широкий «люфт» в понимании этого явления и не учитывают различий в обыденном, профессиональном и научно-теоретическом правосознании. В связи с этим применительно к предмету настоящего исследования более приемлемым является понимание правового нигилизма как осознанного игнорирования требований закона, исключающего, однако, преступный умысел (П.П. Баранов). Факты умышленного игнорирования требований законов, характеризующиеся наличием умысла на совершение преступлений, являются вполне самостоятельной деформацией ППС сотрудников УИС – аберрацией.

От деформаций ППС сотрудников УИС следует отличать формы ее объективации в профессиональной деятельности. Внешне они объективируются в юридически значимом правовом поведении сотрудников УИС и выражаются в конкретных явлениях, принимающих вербальные формы или формы действий/бездействий, которые характеризуются различной степенью социальной опасности: нарушают права и свободы осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, противоречат интересам службы, наносят им вред, подрывают авторитет УИС и государства в лице УИС.

Конкретными проявлениями деформаций ППС сотрудников УИС следует считать: проявление формализма в работе, снижение активности и интереса к служебной деятельности, неаккуратность в ношении формы одежды (неуважение других правовых символов), подмена юридической терминологии жаргонными словами, использование бранных выражений, постоянно усиливающаяся самоуверенность в своей непогрешимости, переходящая во вседозволенность, неадекватное восприятие юридически значимых фактов, ложное понимание «чести мундира», систематическое проявление бездушия и черствости по отношению к осужденным и лицам, содержащимся под стражей, грубость и агрессивность по отношению к ним и коллегам по работе, барство и чванство по отношению к подчиненным и спецконтингенту, излишняя подозрительность, применение «двойных стандартов как при оценке собственного поведения и действий других людей, так и в отношениях с различными категориями осужденных (лиц, содержащихся под стражей), «воспитательное двурушничество» – расхождение между словом и делом (В.Р. Петров) и др.

Особым вербальным проявлением деформации (комплекса деформаций, затрагивающих, прежде всего, чувственно-эмоциональную и мотивационную сферы правосознания, но при которых «не пораженными» остаются информационная и ценностно-ориентационная составляющие) является правовая демагогия (В.М. Баранов) или «манипулирование правовыми категориями» (П.П. Баранов), когда сотрудник УИС, признавая определенную ценность юридического, именно ее использует в своих целях вопреки интересам службы.

Особой деформацией ППС сотрудников УИС, являющейся результатом полного системного кризиса, следует считать его аберрацию – перерождение ППС, его трансформацию в негативную форму сознания, при которой глубокому деформированию подвергаются эмоционально-чувственные, мотивационные и ценностные компоненты, изменяется содержание его рационально-волевой направленности. При этом происходит изменение позитивного отношения к праву: профессиональные правовые знания используются в целях, противоположных правовым; происходит полная атрофия правовых чувств (справедливости, законности, уважения прав и свобод человека, ответственности и др.), подмена правовых мотивов корыстными; правовые установки трансформируются в противоправные, а стереотипы правомерного поведения заменяются стереотипами преступного поведения.

Внешними проявлениями аберрации выступают прямое предательство интересов службы, коррупция, сращивание с противоправными элементами, совершение должностных преступлений.

Завершая исследование, осуществляемое в настоящем параграфе, диссертант делает вывод о том, что для ППС сотрудников УИС характерны такие его деформации, как вторичная пробельность правовых знаний, аномия правосознания, атрофия правовых чувств, правовой фетишизм, правовой нигилизм и аберрация (перерожденное правосознание). Для отдельных категорий сотрудников УИС, преимущественно для младшего начальствующего состава, характерны первичные пробелы.

Во втором параграфе «Факторы деформаций профессионального правосознания в уголовно-исполнительной системе» исследуются явления, процессы, обстоятельства и тенденции, детерминирующие деформации правосознания у сотрудников УИС.

В исследованиях, посвященных деформациям правосознания, чаще всего оперируют понятиями причин и условий, реже – понятием фактор. В ряде случаев они отождествляются, а иногда разграничиваются. В связи с этим представляется необходимым обращение к теориям факторного анализа и учению о детерминизме. С позиции этих учений термин фактор носит универсальный характер, включая в себя понятия причин, условий и обстоятельств, а также других явлений, способных оказывать косвенное воздействие на состояние того или иного явления. В связи с этим понятие «фактор» является более предпочтительным, нежели понятия причины и условий, отражая весь спектр форм детерминации, под которым диссертант предлагает понимать явление общественной жизни, в той или иной форме воздействующее на рост энтропии правосознания, приводящий к системному кризису и дисфункциям последнего.

Конкретное, жизненное ППС сотрудников УИС детерминировано действием сложного комплекса разнонаправленных и разнодействующих факторов: материальных и духовных, экономических, политических, собственно-юридических и др. На всех сотрудников УИС действуют одни и те же факторы, однако далеко не у всех это сознание подвергается деформированию. В этом смысле весьма примечательна высказанная в юридической литературе мысль о том, что правовое сознание относится к такому типу явлений, которые как никакие другие могут вести себя независимо, автономно и даже наперекор воздействию среды (П.П. Баранов). Диссертант считает, что причины деформации всегда индивидуальны и лежат в самом сознании личности, особенностях психики конкретного сотрудника.

Кроме того, необходимо принимать во внимание то, что деформация есть результат действия не какого-либо одного фактора, а их совокупности. Комбинации их различны, однако всегда есть фактор, запускающий механизм деформации. Поэтому при факторном анализе деформаций следует вести речь о тех наиболее характерных факторах, которые способны «запускать» механизмы деформации и которые можно обозначить как факторы-провокаторы. Эти факторы действуют в инспирирующей форме детерминации, запуская механизм деформации, приводя в «движение» потенциальные факторы деформации ППС – «фоновые», способствуя реализации их негативного потенциала.

Таким образом, в контексте настоящего исследования целесообразно классифицировать факторы деформации ППС по их роли в механизме деформации ППС сотрудников УИС на две группы: «фоновые» факторы, условия и обстоятельства, потенциально детерминирующие возникновение и углубление деформаций, их переход из более «мягких» в более «жесткие» формы и факторы-провокаторы. Предложенное деление не исключает возможности группирования факторов и по другим классификационным основаниям: принадлежности к сферам общественной жизни, мощности и др.

Вместе с тем с учетом специфики предмета исследования представляют классификации факторов, детерминирующих формирование и развитие профессионального правосознания. В связи с этим в качестве методологического ориентира диссертант считает возможным принять деление факторов на социально-экономические, социально-политические, социально-правовые, социально-психологические, культурно-этические, организационно-управлен­чес­кие (П.П. Баранов). Факторы деформации ППС сотрудников УИС независимо от их роли в механизме деформации правосознания могут принадлежать к каждой из выделенных групп.

Кроме того, профессиональное правосознание у сотрудника УИС не возникает одновременно с его поступлением на службу в УИС. Поэтому следует различать факторы, влияющие на профессиональное правосознание на всех этапах его существования: формирования и последующего функционального состояния. При этом, конечно, понимать этот критерий следует как условный, принимаемый лишь в исследовательских целях. Указанные этапы лишь относительно самостоятельны. В действительности же процесс формирования профессионального правосознания происходит непрерывно в течение всей жизни индивида. Но если на начальном тапе он формируется как своеобразный переход от обыденно к профессиональному, то впоследствии «формирование» происходит в форме дополнения, коррекции (в том числе деформирующей) уже существующего, наличного профессионального правосознания. В связи с этим следует говорить о факторах, деструктивно воздействующих на формирование ППС сотрудника УИС и факторах собственно деформации.

Анализ статистических материалов о состоянии служебной дисциплины и законности среди личного состава6 и результатов конкретно-социологических исследований, проведенных диссертантом среди практических работников УИС7, дает основания утверждать, что основное место среди факторов-провокаторов деформаций сотрудников УИС занимают факторы организационно-управленческого плана: слабый контроль за действиями подчиненных со стороны руководителей ИУ, просчеты в подборе и расстановке кадров, формализм и недостатки в организации служебной подготовки; недооценка и недостаточно эффективное использование потенциала психологических служб в учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание, отсутствие научно обоснованных программ социально-психологической реабилитации сотрудников. Среди нарушений служебной дисциплины и законности среди сотрудников первого года службы основным их фактором выступает его недостаточная сформированность, развитость профессионального правосознания.

Именно на этапе формирования ППС сотрудников УИС наиболее мощными по действию являются факторы-провокаторы организационно-управлен­ческого и социально-психологического плана.

Основными «фоновыми» факторами деформации в процессе функционирования ППС сотрудников УИС являются разноплановые явления, относящиеся к различным областям той социальной среды, в которой живет и работает сотрудник УИС:

Социально-экономические: неудовлетворительная обеспеченность людей жильем и другими материальными благами, необходимыми для нормальной жизни8; низкий уровень материальной обеспеченности самих работников органов внутренних дел (средняя зарплата начинающего сотрудника составляет 3–5 тыс. руб.).

Социально-политические: недостаточное внимание к УИС со стороны высших органов государственной власти – как правило, больше внимания уделяется осужденным, условиям их содержания, нежели сотрудникам; негативные или нейтральные социально-политические установки, позиции, ориентации средств массовой информации – газет, радио, телевидения, по отношению к УИС9.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»