WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

1. Профессиональное правовое сознание сотрудников УИС представляет собой открытую, самоорганизующуюся динамическую систему, элементами которой выступают социально ожидаемые, социально требуемые и нормативно заданные правовые знания, правовые чувства, ценностные ориентации, правовые установки, стереотипы социально активного правомерного поведения и правовой профессиональный опыт, предметно обусловленные целями, задачами, характером уголовно-исполнительной деятельности и условиями труда сотрудников УИС.

2. Существенной системно-структурной характеристикой профессионального правосознания сотрудников УИС является наличие в нем энтропии – определенной степени неупорядоченности и дезорганизованности связей между ее элементами, их дисфункций, рост которой сдерживается в допустимых, не препятствующих нормальному функционированию правосознания пределах, процессами самоорганизации.

3. Авторская классификационная модель функций профессионального правосознания сотрудников УИС, построенная на иерархическом принципе, в рамках которой предлагается рассматривать генеральную функцию – регулятивную, представляющую собой проявление его социального качества и ее подфункции, как проявление свойств: познавательную, оценочную, мотивационную функции, функции контроля и аккумуляции профессионального опыта.

4. Деформации профессионального правосознания сотрудников УИС под углом зрения его структурно-функциональных характеристик представляют собой их системный кризис, обусловленный ростом энтропии в результате отклонений состояния их элементов от нормального и их дисфункций, приводящий к дисфункциям правосознания в целом, в зависимости от глубины которого выделяются частичная и полная деформации.

5. Для профессионального правосознания сотрудников УИС характерны такие его деформации, как вторичная пробельность правовых знаний, аномия правосознания, атрофия правовых чувств, правовой фетишизм, правовой нигилизм – частичные деформации, и аберрация (перерожденное правосознание) – полная деформация, при которой происходит утрата его правовой формы. Для отдельных категорий сотрудников УИС присущи также первичные пробелы правовых знаний.

6. Фактор деформаций профессионального правосознания сотрудников УИС – явления общественной жизни, в той или иной форме воздействующие на рост энтропии правосознания, приводящие к системному кризису и дисфункциям последнего.

7. Причины деформаций профессионального правосознания всегда индивидуальны и коренятся в психике его носителя. Для практического решения проблем деформаций существенное значение имеет деление факторов деформаций профессионального правосознания (далее – ППС) сотрудников УИС на фоновые факторы – явления, процессы и тенденции социальной среды, в которой сотрудник УИС живет и исполняет свои служебные обязанности; и факторы-провокаторы, непосредственно запускающие механизм деформаций ППС сотрудников УИС, относящиеся, главным образом, к организационно-управленческой стороне уголовно-исполнительной деятельности.

8. Определение теоретической конструкции организационно-правового механизма противодействия деформациям ППС сотрудников УИС: комплекс организационно-управленческих и правовых мер по устранению факторов-провокаторов, а также по нейтрализации фоновых факторов, минимизации и компенсации их действия на ППС сотрудника УИС в период профессиональной подготовки и в процессе практической деятельности в учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание.

Теоретическая и практическая значимость исследования связана с возможностью использования положений и выводов диссертации в правотворческом процессе при совершенствовании правовой регламентации деятельности УИС, а также в правоисполнительной практике. Разработка проблем, изучаемых в ходе диссертационного исследования, будет способствовать совершенствованию работы по дальнейшему повышению уровня правового сознания и правовой культуры сотрудников УИС при решении задач правового воспитания и профессиональной подготовки в системе образовательных учреждений ФСИН России, а также учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание. Исследование имеет позитивное значение и для совершенствования законодательства, развития юридических отраслевых наук и учебных дисциплин.

Материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе при изучении Теории государства и права и специальных учебных курсов: «Обеспечение прав человека в правоохранительной деятельности», «Уголовно-исполнительный процесс», при написании курсовых и дипломных работ по данной тематике, а также в целях правового воспитания сотрудников уголовно-исполнительной системы и повышения уровня их профессиональной подготовки.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации:

– неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и используются в его учебном процессе;

– докладывались автором на научно-практических конференциях в Администрации Владимирской области, во Владимирском юридическом институте ФСИН и Владимирском государственном педагогическом университете;

– применяются при разработке программ служебной подготовки в УФСИН по Владимирской области;

– отражены в публикациях автора.

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, отражается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи и методология исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается ее научная новизна, теоретическая, практическая значимость, приводятся данные об апробации и внедрении ее результатов в педагогической и практической деятельности.

Первая глава «Методологические и теоретические предпосылки исследования деформаций правосознания сотрудников УИС» посвящена преодолению методологических трудностей, которые связаны с проблемными вопросами понимания правосознания, выделением его форм и структурных элементов, выявлению специфики профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы (далее – ППС сотрудников УИС), его функций, что является необходимой предпосылкой для объяснения его деформаций.

В первом параграфе «Методологические проблемы исследования деформаций правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы» диссертант обращает внимание на ряд обстоятельств, имеющих существенное методологическое значение для дальнейшего анализа деформаций правосознания сотрудников УИС.

Необходимость специального анализа деформаций правосознания сотрудников УИС только на первый взгляд может вызвать сомнения, поскольку современная теория права обладает разработанной теорией правосознания, составной частью которой является теория профессионального правосознания, изучающая и его деформации. Возникает иллюзия того, что деформации ППС сотрудников УИС могут быть объяснены на основе более общих положений, а особенности выявляются при достаточном анализе. Однако попытки объяснить виды, причины, механизмы возникновения деформаций правосознания у этой категории сотрудников правоохранительных органов зачастую сводятся к простой констатации общих положений, без учета профессиональных различий. Несмотря на принадлежность сотрудников УИС как носителей правосознания к одной профессиональной группе и на общность факторов, в целом обусловливающих деформации правосознания, тем не менее, специфика воздействий на их психоидеологическую сферу в процессе правоисполнительной деятельности весьма отлична от тех, которые характерны, например, для судьи, прокурора, следователя или сотрудника милиции.

Методологическим ключом к исследованию деформаций профессионального правосознания сотрудников УИС следует считать вывод П.П. Баранова о том, что общеконцептуальные положения исторического материализма, теории государства и права о правовом сознании неправомерно механически использовать при изучении правосознания отдельных категорий сотрудников правоохранительных органов4. Вместе с тем столь же недопустимо при анализе конкретных правовых явлений игнорировать общеконцептуальные научные положения. Между общетеоретическими обобщениями высшего уровня и эмпирическим исследованием конкретных фактов лежат теории «среднего уровня». «Теории среднего уровня» есть результат анализа и обобщения частных теорий, раскрывающих специфику того или иного правового явления, процесса. Теория профессионального правосознания по отношению к теории правосознания выступает в качестве теории «среднего уровня», а по отношению к теории правосознания сотрудников УИС – теорией общего уровня. Последняя в качестве ее частной теории предоставляет ей материал для обобщений, конкретизирует ее положения, выявляя специфику правосознания этой профессиональной группы и вместе с тем выступает средством проверки истинности и уточнения ее положений.

Для анализа деформаций профессионального ППС сотрудников УИС существенное значение имеет также и то, что категория «правосознание» (на разных уровнях исследования) представляет собой теоретическую модель явления, фиксирующую наиболее характерные, типические его признаки. При теоретическом его изучении исследователь оперирует ею как известной абстракцией, результатом обобщения, в той или иной мере «очищенным», свободным от каких-либо частных проявлений. Реально существующее, «жизненное» правосознание в значительной степени отличается от этой модели, в которой в чистом виде отдельные элементы и их свойства выделяются лишь теоретически. Правоисполнительная деятельность проистекает в условиях, далеких от «лабораторных», а профессиональное правосознание, как ее компонент, детерминировано сложным комплексом разнонаправленных и равнодействующих факторов.

В повседневной жизни идеального (полностью соответствующего теоретической модели) правосознания у сотрудников УИС нет, оно всегда в той или иной степени не соответствует идеалу – изменено, искажено, деформировано или попросту не развито. Следовательно, существует целый «набор» явлений, которые обеспечивают эту нетождественность. В связи с этим возникает необходимость определения того, какие из них являются «отклонениями в норме», а какие выходят за ее пределы и образуют группу явлений, называемых деформациями ППС сотрудников УИС.

И, наконец, необходимо учитывать то обстоятельство, что деятельность УИС – сложное комплексное образование. Ее «стержневым» компонентом выступает уголовно-исполнительная деятельность (обеспечение режима и охраны, оперативно-разыскные, воспитательные, социально-реабилитационные мероприятия, дисциплинарное производство и др.). Наряду с этим в нее входят виды деятельности, «обслуживающие» процесс исполнения наказаний: бытовое и медицинское обслуживание, организация культурного досуга, образовательная деятельность и пр. Следовательно, к сотрудникам УИС может быть причислен широкий круг лиц различной профессиональной принадлежности. Все они обладают правосознанием, однако к носителями профессионального правового сознания могут быть причислены лишь те из них, которые на профессиональной основе осуществляют юридическую деятельность: инспектора отделов режима, охраны, безопасности, оперуполномоченные, начальники отрядов, дежурные и др. Остальные сотрудники УИС (инженеры, врачи, экономисты, бухгалтеры, педагоги и др.) выступают носителями обыденного правосознания, а сотрудники научно-исследовательских и образовательных учреждений ФСИН – носителями научно-теоретического. Обыденное и профессиональное и даже научно-теоретическое сознание подвержено деформациям, однако интерес для настоящего исследования представляют только те, которые присущи ППС сотрудников УИС, являющихся субъектами уголовно-исполнительной деятельности как разновидности деятельности юридической.

Во втором параграфе «Понятие профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы» отмечается, что хотя вопросы правосознания считаются достаточно разработанными в философской и юридической литературе, но окончательной ясности по ряду вопросов нет: неоднозначны мнения о его системности, нормативности, характере взаимосвязей между правовой психологией и правовой идеологией. В связи с этим возникает необходимость нового обращения к общеконцептуальным положениям и положениям теории «среднего уровня» – теории профессионального правового сознания, поскольку без такого обращения нельзя ответить на вопросы о том, что и в какой степени подвергается деформации в сфере правосознания.

Ключевым вопросом при уяснении понятия ППС сотрудников УИС является вопрос о том, что понимать под профессиональным правосознанием. Он с неизбежностью подводит к необходимости ответа на более общий вопрос: что есть правосознание. Необходимость такой постановки вопроса продиктована тем, что в юридической литературе нередко вполне справедливый тезис о множественности форм правосознания интерпретируется как основание для рассмотрения правового нигилизма, правового инфантилизма и других подобных явлений как форм альтернативного правосознания, противостоящих формам, официально признаваемым и одобряемым обществом. Уточняя свою позицию по этому вопросу, диссертант считает необходимым рассматривать правосознание не как пассивно-созерцательное восприятие права, допускающее различное отношение к нему, а как активно-деятельностное восприятие и принятие права, признание его в качестве руководящего начала своей деятельности. Поэтому главным является понимание правосознания как позитивного отношения к праву, действующему законодательству, законности, правопорядку.

По вопросу о понимании профессионального правосознания диссертант солидаризуется с теми авторами (П.П. Баранов, Н.Я. Соколов и др.), которые считают возможным рассматривать его как явление, предполагающее изначальный запас правовых знаний, развитость правовых чувств, сформированность правовых установок, наличие устойчивых стереотипов социально активного правомерного поведения, соответствующее социальным ожиданиям и надеждам, возлагаемым на него, и нормативным требованиям, предъявляемым к его носителю как субъекту профессиональной юридической деятельности.

Для настоящего исследования вопрос о системности профессионального сознания носит принципиальный характер, поскольку он связан с ответом на вопрос о том, какие отклонения от нормы в состоянии тех или иных элементов, подсистем правосознания, правосознания в целом можно рассматривать как деформацию ППС сотрудников УИС.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»