WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Посредством анализа научной полемики теоретиков права конца XIX – начала XX веков, в диссертации обосновывается необходимость применения состязательного типа судопроизводства при рассмотрении уголовных дел, наравне с рассмотрением дел гражданских. Завершая исследование теоретического учения о состязательности как типе судопроизводства в дореволюционной юридической науке, диссертант отмечает, что современные исследователи, анализируя наследие дореволюционных юристов, российское законодательство, а также законодательство и судебную практику других стран, находят все больше аргументов, подтверждающих вывод российской правовой теории конца XIX – начала XX века об отсутствии объективных оснований для категорического противопоставления состязательной и следственной моделей процесса. Напротив развивается мысль о необходимости унификации доказывания на основании разумного сочетания в реальном судопроизводстве состязательных и следственных начал. В диссертации также аргументируется тезис о том, что развитие учения о формах (типах) процесса подтвердило верность подхода ученых дореволюционного периода в определении критерия, с помощью которого и сегодня проводится разграничение состязательного и следственного порядков судопроизводства.

Во втором параграфе «Ключевые элементы принципа состязательности в представлениях российских правоведов» анализируются элементы состязательности как принципа судопроизводства, представленного в дореволюционной и современной правовой литературе.

Диссертантом подчеркивается, что в современных условиях реализация концепции состязательного судопроизводства на практике, встречает ряд препятствий, обусловленных, помимо прочего, отсутствием единства научных и практических взглядов по вопросам о природе состязательности как принципа построения всех видов процесса. Достижению единообразия в его понимании и реализации способствовала бы теоретическая разработка соответствующей правовой концепции данного понятия с более детальным определением его характеристик, проводимая не в рамках отдельных отраслей процессуального права, а с учетом положений теории права об универсальности данного принципа для уголовного и гражданского судопроизводства.

В исследовании показывается, что в разработке современной теории состязательности как принципа судопроизводства неоценимую помощь может оказать опыт правовых дискуссий, сопровождавших Судебную реформу 1864 года, в ходе которой впервые в истории российского права было наиболее полно и последовательно закреплено и реализовано состязательное начало в качестве основы осуществления правосудия.

Анализ работ представителей дореволюционной правовой науки позволил диссертанту сформулировать определение принципа состязательности как основы, определяющей положение субъектов процесса, их права и обязанности, взаимоотношения друг с другом и с судом в ходе исследования фактических обстоятельств дела.

В работе раскрывается содержание понятия принципа состязательности в российской правовой науке конца XIX – начала XX веков. Большинство исследователей связывало его, прежде всего, с принципами независимости суда и равноправия сторон, которые с древнеримских времен известны как nemo judex in re sua - никто не может быть судьей в своем собственном деле, и audiatur et altera pars - да будет выслушана противная сторона. В обобщенном виде разрабатывавшиеся ключевые элементы принципа состязательности включали в себя: 1) наличие в процессе сторон с противоположными материально-правовыми интересами, стоящих отдельно от суда; 2) процессуальное равноправие сторон, участвующих в деле; 3) освобождение суда от тех процессуальных функций, которые выполняются в процессе сторонами, в целях обеспечения его беспристрастности.

Многие ученые рассматривали состязательность с позиций не только деятельности сторон, но также роли и функций суда в процессе, в том числе в вопросах руководства материальной стороной процесса (собирание фактического материала, разыскание доказательств по делу). В пассивности суда иногда усматривался признак состязательности. Однако, автор предлагает внимательно отнестись к критике данного положения, признав справедливой позицию исследователей, полагавших, что некоторая активность суда, направленная на установление фактических обстоятельств дела, позволяющая достигнуть целей процесса, не может рассматриваться как отступление от состязательного начала, превращающего процесс в следственный. В диссертации подчеркивается, что высказанная в конце XIX - начале XX веков мысль о необходимости дополнения принципа состязательности элементами активности суда и его руководством процессом не только в формальном, но и материальном аспектах, представляется логичным продолжением сущности состязательного процесса, рассматриваемой с точки зрения его цели - достижения справедливого разрешения дела путем установления в деле истины.

С учетом теоретического наследия дореволюционной правовой науки и обобщения существующего правового опыта предпринимается попытка сформулировать определение принципа состязательности как закрепленного в нормативных актах государства, демократического межотраслевого организационного и процессуального начала, которое включает в себя способ организации самостоятельных процессуальных функций, предполагающий наличие равноправных сторон с противоположными интересами и независимого объективного суда, а также способ организации исследования фактических обстоятельств дела с преобладанием инициативы и самодеятельности сторон, дополняемой субсидиарной активностью суда в целях постановления справедливого судебного решения.

В третьем параграфе «Разработка в дореволюционной юридической науке теоретических аспектов соотношения состязательности с другими принципами судебного процесса» прослеживается эволюция теоретических представлений правоведов дореволюционного периода о проблемах соотношения и разграничения принципа состязательности с принципами гласности, устности, непосредственности, публичности и диспозитивности, равноправия сторон, материальной истины.

Руководствуясь положениями, разработанными сторонниками концепции «судебного права», рассматривавшими проблемы состязательности в ее общеправовом значении, автор разделяет точку зрения, согласно которой с полным основанием можно говорить не только раздельно о принципах гражданского и уголовного судопроизводства, но и о принципах правосудия, образующих диалектическое единство. В данном контексте осуществление одного принципа признается предпосылкой для реализации другого. Именно такой подход к пониманию принципов процессов и проблемам их соотношения и взаимного влияния выявляется у некоторых представителей дореволюционной юридической науки. Не исключая самостоятельного значения в судопроизводстве принципов гласности, устности и непосредственности, многие из правоведов указывали на их органическую связь с принципом состязательности.

В работе показывается, что в оценках концепции состязательности традиционно признается ее связь с принципом процессуального равенства сторон, равенства средств их процессуального вооружения. Присоединяясь к мнению большинства дореволюционных ученых-процессуалистов, а также к современным исследователям принципа состязательности, диссертант аргументирует вывод о том, что состязательность и равноправие сторон составляют единый принцип, который находит применение как в гражданском, так и уголовном процессах.

На основании широкого круга источников в работе раскрывается содержание теоретических споров в правовой доктрине конца XIX – начала XX веков по вопросам о соотношении принципа состязательности с парной категорией принципов диспозитивности-публичности, которые обуславливались повышенным интересом к проблемам защиты прав и интересов личности, участвующей в судопроизводстве. Отмечается, что большинством ученых публичность (официальность) признавалась в качестве принципа уголовного судопроизводства. Ряд исследователей обосновывали это прямым влиянием материального уголовного права на процесс. Для некоторых правоведов господство принципа публичности в уголовном процессе естественно вытекало из общей (публичной) природы уголовно-процессуального права. Вместе с тем в рамках обоснования процессуального единства уголовного и гражданского видов судопроизводства высказывалась идея о том, что начало публичности, т.е. служения и подчинения государственным интересам действует и в гражданском процессе. При этом ведущим принципом гражданского процесса, безусловно, признавалась диспозитивность, понимаемая как способ развития состязательного процесса, как свобода участников процесса, имеющих в деле материально-правовой или процессуальный интерес, распоряжаться своими материальными и процессуальными правами в целях возникновения, движения или прекращения процесса, для защиты субъективных прав и интересов. В уголовном процессе обоснование общепроцессуального значения принципа диспозитивности рассматривалось как способ теоретического обоснования правовой свободы и равенства сторон в нем. Таким образом, в уголовно-процессуальной теории допускались элементы диспозитивности, которые все же не достигают уровня принципа.

Анализ источников конца XIX – начала XX веков, затрагивающих проблему состязательности, приводит автора к выводу, что, разрабатывая теоретическую концепцию состязательного правосудия, практически все правоведы в своих трудах обращались к исследованию вопроса о материальной истине как принципе (постулате) уголовного и гражданского судопроизводства. При этом проблема материальной истины в состязательном процессе рассматривалась большинством авторов в неразрывной связи с проблемой пределов активности суда и сторон при построении процесса по состязательному типу. Представленный анализ взглядов российских дореволюционных правоведов на проблему соотношения принципов состязательности и материальной истины, позволяет диссертанту с убежденностью настаивать на необходимости сохранения в современном состязательном процессе принципа материальной истины. Далее приводятся аргументы в защиту указанного тезиса, указывающие на отсутствие серьезных оснований для противопоставления достижения истины как познавательной ориентации судебного процесса состязательному началу судопроизводства, и отождествления его с началом следственным. По мнению автора, диалектика связи состязательности и объективной истины должна отражать не их противоборство и взаимоисключение, а наоборот – их взаимодействие и взаимодополнение, причем материальная истина должна рассматриваться в первую очередь как цель процесса, а состязательность как средство ее достижения.

Глава II «Вклад отечественных правоведов конца XIX начала XX веков в развитие концепции состязательности как основы судопроизводства» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Оценка принципа состязательности представителями дореволюционной школы уголовного процесса» посвящен рассмотрению вопросов, связанных с законодательным закреплением элементов принципа состязательности в российском законодательстве конца XIX - начала XX века, а также изучению правовых оценок коренных преобразований уголовного судопроизводства в части, касающейся проведения в нем состязательного начала, представленных в юридической мысли указанного периода.

В диссертации подчеркивается, что, по мнению большинства российских ученых, в области уголовного судопроизводства Судебные уставы 1864 года установили сходный с французским смешанный порядок, разделяющий разбирательство дела на предварительное и окончательное производство. Первое из них осталось негласным и письменным, а второе восприняло начала гласности, устности и состязательности. Теоретическая концепция состязательности признавала, что при смешанном типе уголовного судопроизводства состязательность сторон в полной мере проявляется, прежде всего, на этапах судебного следствия и судебных прений.

Комплексное изучение теоретических исследований выдающихся представителей русской уголовно-процессуальной школы показывает, что выражение начала состязательности при рассмотрении уголовных дел по мере развития стадий процессуальной деятельности они видели в следующих установлениях современного им законодательства: 1) в отделении обвинительной власти от судебной, что означало передачу обвинения при судебном разбирательстве в руки особых должностных лиц – прокуроров, с обязательным участием представителей обвинения в судебном заседании (ст.ст.3-5 УУС), а также постановление приговоров исключительно органами суда (ст.ст. 278-279 УУС); 2) в допущении защиты при окончательном производстве по делу (в общих судебных установлениях — только с периода приготовляемых к суду распоряжений (ст.ст. 557, 562, 565, 566 УУС); 3) в установлении формального равноправия сторон в тех стадиях производства, в которых обвиняемому было разрешено иметь защитника (ст.ст. 92,  630 УУС) за счет привлечения к участию в уголовном судопроизводстве профессионального обвинителя и защитника; 4) в проверке на судебном следствии всего доказательственного материала в порядке состязания сторон (заседание и все судебные действия ведутся в присутствии сторон), и как следствие этого, в запрете суду основывать свое решение на обстоятельствах, не бывших предметом проверки их судом с участием сторон; 5) в организации судебных прений сторон по существу рассмотренных доказательств (ст.ст. 166, 735, 736, 748, 749 УУС); 6) в отмене средней формы приговоров об оставлении в подозрении и допуске пересмотра приговоров лишь по требованию заинтересованной стороны и в пределах предъявляемого им требования (ст. ст. 145, 168, 856-859, 889 УУС).

Как отмечалось ранее, содержание принципа независимости суда, являющегося ключевым элементом теоретической концепции состязательности, тесно связано с решением проблемы активности суда в ходе рассмотрения дела. В диссертации представляется взгляд российских правоведов конца XIX – начала XX веков на конкретное проявление начала активности уголовного суда в ряде норм современного им российского законодательства. Как в теории, так и в законодательстве того времени доминирующим являлось направление, сочетающее состязательность процесса с принципами публичности и объективной истины, наделяющее суд умеренно активным положением в процессе. Вместе с тем, учеными акцентировалось внимание на то обстоятельство, что построение уголовного судопроизводства на начале состязательности является не самоцелью, а средством установления объективной истины путем всестороннего, полного и объективного исследования доказательств и обстоятельств дела при активном участии в процессе доказывания не только сторон, но и суда — когда стороны проявляют пассивность, в процессе судебного следствия не выясняют всех обстоятельств, необходимых для постановки истинного, правильного и справедливого вердикта и приговора.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»