WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В третьем параграфе «Организация культурно-воспитательной работы в исправительно-трудовых учреждениях Владимирской губернии» автор раскрывает особенности осуществления воспитательной работы с заключенными исправительно-трудовых учреждений губернии.

По мнению автора, с 1922 до середины 1924 г. во Владимирской губернии культурно-просветительной работе не уделялось должного внимания, большинство руководителей мест заключения губернии в силу различных причин недооценивали важность этой работы среди заключенных. Только с принятием в 1924 г. ИТК РСФСР эта работа стала осуществляться регулярно.

Особое внимание в местах заключения уделялось организации школ и ликвидации неграмотности. Однако, как показывала практика, в полном объеме школьное обучение проводилось только во Владимирском губернском исправительном доме, в остальных местах заключения губернии обучение в школе сводилось лишь к обучению осужденных чтению и письму.

Необходимо отметить, что при проведении школьной работы администрации мест лишения свободы сталкивались с объективной невозможностью охватить обучением всех заключенных. На это влиял тот факт, что в местах заключения, с одной стороны, находилось большое количество арестантов, осужденных на незначительные сроки лишения свободы (от двух недель до месяца), с другой – содержалось много подследственных и пересыльных заключенных, которые, как правило, оставались в местах заключения не более двух месяцев. Вместе с тем только за первый квартал 1925 г. на занятиях, которые проводились в течение 685 учебных часов, во всех губернских местах заключения присутствовало 2666 человек.

Важной составляющей воспитательного воздействия на осужденных являлась внешкольная культурно-просветительная работа, которая осуществлялась по нескольким направлениям: организация библиотек; чтение различного рода лекций как политического, так и общеобразовательного характера; создание различных кружков, секций; организация театров и постановка спектаклей и т. д.

В местах заключения Владимирской губернии библиотеки существовали почти во всех исправительно-трудовых учреждениях еще с дореволюционных времен. Поэтому, как правило, во всех местах заключения губернии имелись помещения под библиотеку и книжный фонд. Так, на октябрь 1924 г. в библиотеке самого крупного места заключения Владимирской губернии – губернском исправдоме – в библиотеке насчитывалось 1000 журналов и газет, 2848 книг, из них: 540 книг политического характера, 52 книги с художественными произведениями, 89 учебников, 59 книг на иностранных языках и др.

Особое внимание как со стороны центральной власти, так и со стороны губернского руководства местами заключения уделялось организации досуга заключенных. Так, в течение 1924 г. в пяти исправдомах Владимирской губернии силами заключенных было поставлено 85 спектаклей, а именно: во Владимирском губернском исправдоме – 63 спектакля, в Александровском – 12, в Муромском – 4, в Юрьевском – 3, Вязниковском – 3.

Широкое распространение в местах заключения Владимирской губернии получила организация кружков различного характера и направления. Однако наиболее широкий спектр кружков был представлен только во Владимирской губернском исправдоме, так как там ежемесячно содержалось более тысячи заключенных, среди которых было много людей, склонных к различным видам искусства и творчества. В уездных исправдомах в связи с незначительной по сравнению с губисправдомом наполняемостью количество кружков было весьма ограничено и их существование было непостоянным.

Весьма серьезное внимание администрации мест заключения уделяли проведению лекций среди заключенных, причем тематика лекций была самой разнообразной. Однако, учитывая тот факт, что большинство заключенных являлись выходцами из крестьянской среды и не утратили связи с землей, довольно большое количество лекций было посвящено сельскохозяйственной тематике. Темы остальных лекций варьировались в диапазоне от юридических до санитарно-гигиенических.

Учитывая важность культурно-просветительной работы в местах заключения в деле перевоспитания заключенных, а также вовлечения в эту работу самих заключенных для пробуждения и укрепления самодеятельности заключенных и более успешной борьбы с пережитками старого быта в местах лишения свободы, Главное управление мест заключения НКВД РСФСР своим циркуляром № 456 от 25 августа 1925 г. утвердил Положение о культурно-просветительной комиссии в местах заключения РСФСР. Однако на практике культурно-просветительные комиссии были организованы далеко не во всех местах заключения. Так, например, из всех мест лишения свободы Владимирской губернии такая комиссия была организована только во Владимирском губернском исправдоме, где она оказывала помощь учебно-воспитательной части.

Одной из распространенных форм культурно-воспитательной работы среди заключенных являлось создание при исправдомах юридических бюро, основной задачей которых являлась ликвидация правовой неграмотности среди осужденных и оказание им помощи при оформлении и написании различного рода рапортов, объяснений, просьб, жалоб и т. д. на имя администрации исправдомов, в органы советской власти, а также в центральные органы управления Советского государства. Наиболее эффективно юридическое бюро действовало при Владимирском губернском исправдоме, где при помощи членов юридического бюро только в октябре – ноябре 1924 г. было написано 360 заявлений и ходатайств, а за весь 1924 г. – 779 прошений и жалоб во все инстанции.

Таким образом, в течение исследуемого периода культурно-про­свети­тельная работа в местах заключения Владимирской губернии была организована на удовлетворительном уровне. Как правило, эта работа сводилась к организации школ, библиотек и театров. Причем наиболее активно и во всех формах эта работа проводилась только во Владимирском губернском исправдоме, в остальных же местах заключения она осуществлялась периодически и бессистемно. Во многом правильная постановка культурно-просветительной работы среди заключенных зависела от правильного понимания ее необходимости со стороны местных властей, так как именно от них зависело финансирование учебно-воспитательных частей мест заключения, а также предоставление им помощи в виде выделения своих работников для проведения культурно-просветительной работы среди заключенных. Как показала практика, в рамках проводимой культурно-воспи­тательной работы только ликвидация безграмотности принесла положительный результат. Все остальные мероприятия по воспитательной работе оказались малоэффективными и не приносили должного результата.

В третьей главе «Кадровое, материально-техни­ческое и финансовое обеспечение деятельности органов НКВД» автор исследует важные факторы, способствующие эффективной работе органов НКВД Владимирской губернии.

При обеспечении деятельности органов НКВД Владимирской губернии особое внимание уделялось вопросам комплектования, которое проводилось с классовых позиций. При этом главный акцент делался на обеспечение классово однородного состава из представителей трудящихся. Так, во Владимирской губернии в октябре 1918 г. на службе в милиции состояло 978 человек, из них: крестьян – 540, рабочих – 135, фронтовиков – 303 человека.

Автор отмечает, что на протяжении всего исследуемого периода, несмотря на то, что руководители Советского государства и органы советской власти на местах неоднократно пытались укрепить органы советской милиции представителями рабочего класса, подавляющее большинство сотрудников милиции, уголовного розыска и мест заключения губернии принадлежали к крестьянству. Так, в 1924 г. во Владимирском уездном управлении милиции из 88 человек из рабочих происходило 14 милиционеров, а из крестьян – 62, остальные – из иных социальных групп. На 1 апреля 1925 г. из 177 сотрудников мест заключения губернии (администрация, надзор, вспомогательный персонал) из крестьян происходило 103 человека, из рабочих – 54, из служащих – 16, из прочих социальных групп – 4.

Подбор кадров для органов НКВД осуществлялся не только по классовому, но и по партийному признаку. Однако в рядах милиции, уголовного розыска и мест заключения на протяжении исследуемого периода к партии большевиков принадлежали в основном только руководители структурных подразделений милиции, уголовного розыска и мест лишения свободы, основная масса рядовых сотрудников на протяжении всего исследуемого периода оставалась беспартийной.

Особое внимание обращалось на грамотность кандидатов. Как показал анализ архивных материалов, практически все сотрудники органов НКВД губернии обладали достаточным для того времени уровнем образования. Рядовые милиционеры, агенты уголовного розыска и надзиратели мест заключения, как правило, имели низшее образование или умели читать и писать. Начальствующий состав обладал более высоким уровнем образования, которое соответствовало либо неполному среднему, либо среднему.

Наиболее сложным вопросом кадрового обеспечения деятельности органов НКВД губернии был постоянный некомплект и текучесть кадров, которые существовали во всех подразделениях. Основными причинами этого явления были низкий уровень зарплаты, тяжелые условия и непрестижность службы. Так, например, по состоянию на май–июнь 1924 г. среди сотрудников владимирской уездной милиции подавляющее большинство имели незначительный срок пребывания в органах милиции: менее 6 месяцев – 48 человек, от 6 месяцев до 1 года – 22 сотрудника, от 1 года до 3 лет – 42, более 3 лет – всего 14 милиционеров. Во всех местах заключения губернии к 1 апреля 1925 г. из 177 сотрудников служили менее 6 месяцев 63 человека, от 6 месяцев до 1 года – 39, от 1 года до 3 лет – 59, более 3 лет – 16 человек.

Особое внимание уделялось оплате труда работников милиции, уголовного розыска и административно-надзорного состава мест заключения. Однако автор отмечает, что, несмотря на все принимаемые меры как со стороны правительства, так и местных властей, вознаграждение сотрудников органов правопорядка не соответствовало затрачиваемым усилиям и во многом было ниже, чем в иных отраслях народного хозяйства.

Материально-техническое обеспечение деятельности также не соответствовало требованиям качественного выполнения ими служебных обязанностей. Органы НКВД (милиция, уголовный розыск и места заключения) постоянно испытывала нехватку обмундирования, транспорта, средств связи.

Таким образом, эффективность деятельности милиции, уголовного розыска и мест заключения во многом зависела от того, какими кадрами была укомплектована. Уровень профессионализма сотрудников милиции, уголовного розыска и мест заключения, а также материально-техническое и финансовое обеспечение не соответствовали предъявляемым требованиям, вследствие чего снижалась результативность работы по основным направлениям деятельности на протяжении всего исследуемого периода.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, которые позволили автору сформулировать следующие предложения, направленные на совершенствование организации и деятельности органов внутренних дел и исполнения наказаний Российской Федерации: во-первых, в современном законодательстве необходимо учесть некоторые принципы подбора и подготовки кадров, требования к квалификации сотрудников; во-вторых, принять во внимание исторический опыт материального стимулирования сотрудников всех подразделений милиции и органов исполнения наказаний, непосредственно осуществляющих охрану общественного порядка, борьбу с преступностью и исполнение уголовных наказаний, за добросовестное выполнение своих обязанностей; в-третьих, учесть, что перевод финансирования правоохранительных органов на местный бюджет может негативно отразиться на эффективности деятельности органов правопорядка.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы автора.

Публикации в рецензируемых журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

  1. Руденко, Р. Н. Организация советской рабоче-крестьянской милиции г. Владимира (октябрь 1917 – июнь 1918 гг.) / Р. Н. Руденко // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 6. – 0,3 п. л.

Иные публикации

  1. Руденко, Р. Н. Реорганизация органов НКВД Владимирской губернии в марте–июле 1929 года / Р. Н. Руденко // Юридическая наука в трудах молодых ученых : сб. науч. ст. / Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2005. – 0,3 п. л.
  2. Руденко, Р. Н. Организация школьной работы в местах заключения Владимирской губернии (1919–1929 гг.) / Р. Н. Руденко // Pandectae : сб. ст. преподавателей и аспирантов каф. гос.-правовых дисциплин юрфака ВГПУ / Владим. гос. пед. ун-т. – Владимир, 2007. – Вып. 3. – 0,5 п. л.
  3. Руденко, Р. Н. Организация культурно-просветительной работы в пенитенциарных учреждениях Владимирской губернии (1921–1929 гг.) : текст лекции / Р. Н. Руденко, Д. А. Ерин ; Владим. юрид. ин-т. – Владимир, 2007. – 2,5/2,0 п. л.

Общий объем опубликованных работ составляет 3,1 п. л.

РУДЕНКО Рита Николаевна

ОРГАНЫ НКВД ВЛАДИМИРСКОЙ ГУБЕРНИИ

в период военного коммунизма и НЭПа

Подписано в печать 09.10.07. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,39. Тираж 100 экз.

Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»