WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Апробация работы осуществлялась на научных конференциях в Адыгейском государственном университете (2005 – 2007 г.г.): Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов, докторов и молодых учёных «Наука-ХХI веку» (2005 г.), Всероссийской научной конференции «Литература народов Северного Кавказа в контексте отечественной и мировой культуры» (2006 г.), Международной научно-методической конференции «Русская литература и Кавказ» (2007 г.). Основные положения диссертации отражены в 5 публикациях.

Структура и объём диссертации. Работа структурирована в соответствии с поставленной целью и задачами и состоит из Введения, двух глав, Заключения и Библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, её научная новизна и практическая значимость. Подвергается качественной характеристике материал исследования, определяются цели, задачи, методологическая основа. Формулируются основные положения, выносимые на защиту. Определяется структура работы, мотивы её достоверности и способы апробации.

В первой главе «Особенности становления жанров «малой» прозы в адыгейской литературе (20-е 50-е годы ХХ века)» теоретический аспект проблемы включает очерк истории и теории жанров новеллы и рассказа в европейской, русской и адыгейской литературах, характеристику узловых моментов возникновения и развития «малых» прозаических жанров, подтверждённую ссылками на научные источники (В. Белинский, Н. Берковский, Ив. Виноградов, И. Гёте, П. Гейзе, Е. Добин, В. Кожинов, П. Муратов, М. Петровский, Г. Поспелов, А. Реформатский, В. Шкловский, Б. Эйхенбаум), а также на труды (А. Схаляхо, К. Шаззо, Ш. Хут, У. Панеш) и конкретику жанровых признаков адыгейских новеллы и рассказа. Внимание сосредоточено на периодизации адыгейской «малой» прозы, близости и различии жанров, своеобразии каждого, мотивах их дифференциации в адыгейской науке начиная с 70-х годов ХХ века.

Изучение адыгейской новеллы позволило дать следующую характеристику: новелла «старше» рассказа и особенностями происхождения и бытования в корне отличается от европейской и русской новеллы. Её истоки кроются в глубинах национальной фольклорной традиции, способах существования и стимулах развития в устной поэтической культуре адыгов, индивидуальном опыте сказителей и адыгских просветителей, создававших произведения на русском, арабском и иных языках, по причине отсутствия письменности на родном языке. Предшественники литературной новеллы – эпические жанры фольклора (сказки, сказания, легенды, предания, хабары и притчи), из которых к новелле приближаются романтические сказания («тхыдэ»), героические сказания из Нартского эпоса, циклы повествований об Айдемиркане, Шеуджене, Кайткоко Асланбече и других героях. Ближе всех к новелле стоят хабары («къэбар» или «хъэбар», т.е. «весть», «известие») – устные прозаические произведения, одноэпизодические, с лаконичным, точным изложением.

Устность бытования всех названных жанров обусловила композиционно-стилистические особенности литературной новеллы, близкие к фольклорным. Однако повествовательный строй, чёткость сюжета и структуры, романтическое начало, возрастание напря-жённости коллизий по мере приближения к реализму изложения, актуальность социальной идеи составили национальную специфику литературной новеллы.

В рамках проблемы истоков литературной новеллы необходимо дифференцировать кажущийся единым поток литературных жанров адыгских просветителей. Так, на первом этапе к романтическим повестям и новеллам отнесены «Черкесские предания», «Бесльний Абат» и другие произведения Хан-Гирея, рассказы С. Адиль-Гирея. Прозаические жанры, близкие к новелле, наиболее ярко представлены в творчестве писателей двух последующих этапов: А. Кешева (Каламбия), Ю. Кази-Бека (Ахметукова), И. Цея. С течением времени в их творчестве начинают преобладать рассказы, построенные по законам «натуральной школы» в русской литературе 60-х годов. Меняются и типы персонажей, связанные с эстетическим идеалом народа: от легендарных героев и красавиц-героинь до образов современников.

Следует отметить, что литературная новелла, заявив о себе в адыгской художественной культуре во 2-й половине ХIХ века, развивалась, как правило, на фольклорной основе, но с расширением поля взаимодействия национального и инонационального художественного творчества обретала жизненно-реалистическую и литературно-публи-цистическую основы. Это художественное качество в ХХ веке находило адекватную форму в жанре рассказа.

Генезис жанров нашёл теоретическое осмысление в национальной науке позже, в процессе становления «малой» прозы, соответственно принятой периодизации в адыгейской литературе. В первом и четвёртом разделах первой главы рассмотрены следующие аспекты: формирование «рассказовой» структуры в художественных произведениях о современности; типологические особенности динамики «малой» прозы этого периода; воздействие очеркового элемента и социологической критики на композиционно-стилевые стереотипы рассказа и новеллы; влияние военной литературы на формирование нового периода развития адыгейской «малой» прозы.

В диссертационном исследовании представлены результаты изучения влияния газетной публицистики и фольклора на рассказы о современности Т. Керашева («Аркъ», «Позор Машука», «Тайна Сариет»), И. Цея («По заветам старины», «Фатимино счастье», «Мулла Ибрагим»), А. Хаткова («Жертва денег»), а также на новеллы по мотивам былин и сказов И. Цея, А. Евтыха, Ю. Тлюстена.

Рассказ вытеснял новеллу, ориентируясь на социальную злободневность и героя нового типа, стоящего перед проблемой исторического выбора. Выделены типологические качества рассказов: общность социальной темы и близость конфликтов, разработка образов «маленького человека» и женщины-горянки, художественно-публицистическая стилистика. По мнению исследователей адыгских литератур Л. Бекизовой, Л. Кашежевой, М. Кунижева, У. Панеша, А. Схаляхо, в один типологический ряд следует поставить произведения других адыгских писателей: Х. Абукова, Т. Борукаева, М. Дышекова, А. Шогенцукова.

Диалектика взаимодействия «рассказовости», «новелльности» и «очерковости» наиболее ощутима в «малой» прозе И. Цея и Т. Керашева.

По ряду идеологических причин произведения И. Цея после 30-х годов ХХ в. замалчивались и дошли до читателя лишь в начале ХХI столетия благодаря инициативе их научного редактора А. Схаляхо. Опыт аналитического изучения жанровых признаков рассказов и новелл И. Цея позволяет нам установить следующие типологические особенности новелл: они все – о далёком прошлом, созданы на основе хабаров и легенд; большинство – с резко выраженной антитезой социального плана в фундаменте авторской идеи, определившей контрастность образов-персонажей и изобразительных средств. В работе проанализированы художественные коллизии, особенности повествования, типов героев, авторского слога в новеллах И. Цея «Тэтэркон», «Жестокий отец», «Я съем твою голову», «Борэ», «Ревнивый князь Джанчерий».

Анализ рассказов И. Цея 20-х годов ХХ века («Горе-интел-лигент», «Мусса», «Зараза») позволил установить их следующую типологическую общность: современная тематика, описательно-публи-цистический, близкий к очеркам стиль, социально-философская проблематика. В работе рассматриваются структурно-жанровые отличия рассказов и новелл.

Результаты осмысления «малой» прозы И. Цея послереволюционного двадцатилетия, анализ рассказов 30-х годов ХХ века «На заре», «Туман» дают основания для выводов об эстетической состоятельности новелл и рассказов писателя, заключающейся в преодолении иллюстративности, риторичности, бесконфликтности сюжетного содержания. И. Цей избежал композиционной однотипности традиционных новелл благодаря расширению поля видения современных жизненных проблем, их социально-философского осмысления, углублению психологизма.

Художественно-публицистические произведения Т. Керашева первого периода варьируют жанр дидактического очерка на современную северокавказскую тему о социальных переменах в крестьянской жизни и судьбе горянки, чем готовят почву для формирования жанров «малой» художественной прозы (новеллы и рассказа). Это – произведения «Аркъ», «Позор Машука», «Тайна Сариет» (1925-1936 гг.), которые критика отнесла к рассказам. Их сближают социальные коллизии, отмечающие становление новой личности, заметно влияние очерка (острая проблемность, диктат факта, контрастность изобразительных средств). «Аркъ» во второй редакции, рассказы «Позор Машука», «Тайна Сариет» символизируют возрастающую художественную культуру прозаического повествования. Типы их конфликтов свойственны прозе Т. Керашева, И. Цея и целому литературному периоду в Адыгее, который отличался ориентацией авторов на заданный эпохой и русской литературой идеолого-эстетический эталон. «Тайна Сариет» к тому же выделяется новизной в разработке темы горянки и жанровыми особенностями, поднимающими произведение над стандартом полупублицистического рассказа 30-х годов. Здесь создан психологический портрет женщины, а в жанровом отношении сделана попытка возврата к новелле на уже достигнутом уровне художественности. Т. Керашев продолжал работать над очерками и новеллами, которые впоследствии вошли в художественную структуру романа «Щамбуль» (1 часть).

В исследовании представлены результаты изучения «малой» прозы писателей-современников, типологически близкой произведениям А. Евтыха, Т. Керашева, Д. Костанова, Ю. Тлюстена, И. Цея. Их сближают тенденция развития от «малого» эпического жанра к романному, опыт творчества в жанре новеллы и преимущественный интерес к рассказу на современную тему. Речь идет о первом сборнике новелл Ю. Тлюстена «Адыгэ новеллэхэр», рассказах «Аминет» и «Старуха Машбашевых», сборнике новелл А. Евтыха «Священная река» и его рассказах, сборниках рассказов Д. Костанова «Две высоты» и «Человек делает добро».

Сюжеты и герои всех новелл Ю. Тлюстена «взяты из исторического и духовного наследия народа, воспроизводят известные в истории события и их реальных героев» (Р. Мамий). Конфликты многих новелл типологически близки. Наш анализ новелл «Унэрыу» и «Гость из Бжедугии» иллюстрирует данный тезис.

Тема обновления сельской жизни через коллективные формы хозяйства нашла у Ю. Тлюстена развитие в «малом» жанре. Так, рассказ «Аминет» знаменует прорыв автора к тематической и поэтической новизне (психологизм образа главной героини) и в то же время приверженность к фольклорной традиции и публицистичность. Несколько позже, в рассказе «Старуха Машбашевых», Ю. Тлюстен расширяет свои художественные возможности в сфере изображения истории целого поколения адыгейских крестьян, прошедших через сложные перипетии жизни в предвоенные и военные годы.

Интерес к новелле писателей первого периода нашел яркое выражение и в сборнике А. Евтыха «Священная река» (1946). В нем три исторические новеллы («Священная река», «Как разбудить спящего», «Бессмертный») и шесть новелл, представляющих собой обработку народных преданий и легенд на историческую тему. Это утверждение иллюстрируется анализом всех произведений сборника и выводами об их типологически близких структурно-стилевых особенностях (сказовый стиль, интонационный строй, композиционная близость к устному рассказу, характер конфликта). Однако в исторических новеллах художественно реализован интерес автора к реальному историческому герою (Хатхе Магомету), в связи с чем возникла необходимость в «рассказовых» формах изображения персонажа. В других новеллах А. Евтых касается социальных проблем в своеобразных формах протеста крестьян против княжеского деспотизма («Голова раба», «Плачущая скрипка»). Здесь, при всей верности автора «новелльной» традиции, заметны и признаки рассказа. К примеру, психологизм передачи чувств и размышлений героя, мастерская разработка лирической «ноты» всего повествования («Плачущая скрипка»).

Послевоенные рассказы А. Евтыха (о возвращении фронтовиков, трудных шагах в восстановлении народного хозяйства) схожи в типологическом плане с произведениями российских (Н. Атарова, Н. Вирты, Е. Воробьева, В. Лидина, П. Павленко) и адыгейских авторов (Д. Костанова, Ю. Тлюстена). Взятые из жизни конфликты зачастую изображались сглаженно, штрихами. Именно в 50-е годы социологическая критика с «теорией» бесконфликтности наиболее заметно воздействовала на формирование структурного стандарта, схематических образов героев, идеологически «ангажированного» исхода конфликта. Типичен в этом плане рассказ А. Евтыха «Возвращение», из которого изображение в общих чертах героя-победителя переходит в повести «Аул Псыбэ», «Девушка из аула».

Лишь в 60-е – 70-е годы ХХ века, в процессе освоения А. Евтыхом больших эпических жанров, писатель вырабатывал уверенный реалистический почерк в рассказах и новеллах («Рассказ адыгейского шахтера», «Случай из молодости», «Свет», «Два старика» и другие).

Схематическое решение конфликта сказывалось на изображении характера в повести и в рассказах Д. Костанова на военную тему, вошедших в сборник «Две высоты» (1948). Автор переплавил первоначальный материал (военные репортажи, очерки, рассказы-миниа-тюры, зарисовки) в художественные повествования: «Источник Веры», «Награда», «Голос Москвы» и пр. Однако рассказы отличаются назидательно-плоскостным изображением событий и образами героев-масок, подменяющими художественное воплощение идеи её схематизацией. Такого рода художественные просчёты отмечаются и в ряде рассказов другого сборника Д. Костанова «Человек делает добро», хотя в новеллах «Песня» и «Пшипий» явственно обозначен художественный рост прозаика.

Эстетический анализ повести «Батыр» («Две высоты») позволил увидеть новый для адыгейской литературы 1950-х годов синтез документальности, принятых стереотипов героизации жизни и идеологической морали – и в то же время неподдельного лиризма в передаче естественных человеческих чувств.

В адыгских литературах конца первого периода, развивавшихся в принципах «историко-эпического» подхода, возникают новые стилевые тенденции, готовящие плацдарм для нового структурного типа – лиро-эпических повествовательных форм («Аслан» Х. Теунова, «Мой старший брат» А. Евтыха и другие). Но этот процесс был прерван войной.

Проблематика и пафос военной литературы, жанровые формы их воплощения охарактеризованы в связи со своеобразием творчества К. Жанэ, А. Евтыха, Т. Керашева, Ю. Тлюстена в данный период (1940-е годы). В порядке типологического обобщения констатируются главные жанровые особенности «малой» адыгейской прозы, соотносимые с общесоюзной литературой:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»