WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Матыжева Аминет Кущуковна

НОВЕЛЛА И РАССКАЗ В АДЫГЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

20-х 90-х г.г. ХХ века

(национальные истоки, динамика, художественная типология)

10.01.02 – Литература народов Российской Федерации

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп – 2008

Работа выполнена на кафедре литературы и журналистики ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Учужук Масхудович Панеш

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Петр Константинович Чекалов,

кандидат филологических наук, доцент

Фатима Аминовна Аутлева

Ведущая организация: Адыгейский республиканский институт

гуманитарных исследований им. Т. Керашева

Защита состоится «30» апреля 2008 г. в 1000 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.02 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета

Автореферат разослан «30» марта 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Л.И. Демина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Проблемы, связанные с «биографией» любого литературного жанра, не решаются в науке с ориентацией на абсолютно исчерпывающий однозначный ответ. Тем более, если речь идет о литературном процессе в Адыгее, сопряжённом с такой сложной эпохой, как XIX и XX века на Северном Кавказе. Кавказская война, представленная во множестве социально-политических и идеологических интерпретаций, стала составной частью духовно-нравственной атмосферы жизни народа, умонастроения отдельного человека. Переселясь в фольклор и другие формы народного искусства, память о трагедии нации, так или иначе, жила в сознании людей, не будучи художественно запечатленной в адыгейской литературе по идеологическим и политическим причинам. На Северном Кавказе вплоть до середины ХХ века были и иные мотивы табуирования, не позволявшие касаться всей полноты фактов как истории, так и искусства того или иного народа, например, национальных истоков, жанровой природы произведения, его генезиса и типологии. Это обстоятельство касается и «малого» жанра художественной адыгейской прозы: новеллы и рассказа.

Национальные корни «малой» адыгейской прозы – тхыдэ и хабары, циклы Нартского эпоса, их фольклорные формы – транслированы в художественно-публицистическую прозу адыгских просветителей ХIХ века всех трех поколений (от Хан-Гирея и Казы-Гирея до И. Цея и С. Сиюхова).

В конце ХIХ-начале ХХ века «малая» проза создавалась в жанрах исторических новелл (Ю. Ахметуков) и историко-этнографи-ческих очерков (А. Кешев), позднее обрела формы рассказов и проблемных очерков на темы современной жизни адыгского общества (И. Цей, С. Сиюхов).

Учитывая относительную стадиальность в развитии названных жанров, необходимо подчеркнуть и факт одновременного бытования разных прозаических жанров в творчестве ряда писателей-совре-менников и отдельного автора. В этом отношении считаем весьма показательным пример И. Цея и Т. Керашева.

В начале исследования проблемы истоков «малых» жанров, новеллы и рассказа, нельзя не учитывать и убедительные научные аргументы адыгских ученых: А. Алиевой, Л. Бекизовой, А. Гадагатля, И. Кашежевой, М. Кунижева, Р. Мамия, У. Панеша, Х. Хапсирокова, Т. Чамокова, К. Шаззо – в пользу мысли о стихотворно-прозаических формах нартских сказаний, составляющих ядро всего адыгского эпоса. К примеру, семь циклов объединены общими главными героями. Среди них весьма распространен «Пщынатль о Саусоруко» («Нарт Саусэрыкъо ипщыналъ») – сказание, в котором на сюжете «общенартского» смысла формируется эпический образ народного героя. Зачатки поэтической новеллы можно увидеть в повествовании «Iахъомрэ Сэтэнаерэ» или «Саусэрыкъо икъэхъукI» («Как родился Саусоруко») – в диаспорских записях Ш. Кубова. Еще Хан-Гирей в «Черкесских преданиях» выделял среди музыкальных текстов сказаний о нартах поэмы-новеллы драматического характера, созданные на темы общенационального звучания. Адыгские просветители второй половины XIX – начала ХХ вв. черпали сюжеты своих новелл, по сути, из преданий и легенд.

Этот факт свидетельствует о неточности утверждений некоторых исследователей «малых» жанров адыгской литературы, ищущих истоки рассказов и новелл лишь в «несказочной» прозе адыгского фольклора.

Дискуссионной в концепции генезиса «малых» литературных жанров нам представляется и неоднократно повторяемая мысль о реализме как наивысшей фазе развития литературы, в то время как тяготение авторов первых адыгских новелл к романтизму является не доказательством несовершенства художественного опыта, а признаком следования национальной традиции, прежде всего, правилам фольклорной прозы. О сложных отношениях романтизма и реализма в процессе зарождения и становления младописьменной литературы писал А. Схаляхо («Идейно-художественное становление адыгейской литературы»), убедительно рассуждали Ю. Тхагазитов («Духовно-куль-турные основы кабардинской литературы»), Н. Шишхова («О характере романтизма в художественном творчестве А. Г. Кешева»), прибегая к аргументам из мифопоэтики, фольклорной эстетики и русской литературы XIX века. Эти ссылки можно продолжить благодаря трудам других адыгских ученых.

Однако, осмыслив проблему истоков и генезиса «малой» художественной прозы, надо подчеркнуть отсутствие в ряде научных исследований дифференциации жанров новеллы и рассказа. Подобное замечание касается и некоторых современных монографий и диссертаций молодых ученых. К примеру, С. Карданова в работе «Поэтика малых жанров черкесской прозы в общеадыгском литературном контексте. Типология стилевых и сюжетно-повествовательных координат» упоминает все «малые» жанры прозы (рассказ, новелла, очерк), но в перечислительном плане, зачастую наделяя и новеллу, и рассказ жанровыми признаками рассказа, по сути, не различая данных жанров.

Между тем в адыгейском литературоведении, благодаря теоретическому вкладу Р. Мамия, У. Панеша, Х. Тлепцерше, М. Хачемизовой, К. Шаззо, достигнуты убедительные результаты в разработке теории адыгейской новеллы, особенностей адыгейского рассказа и повести.

Необходимо особо выделить варианты созданной в последнее десятилетие классификации новелл Т. Керашева, Х. Ашинова, Ю. Чуяко в работах А. Пшизовой «Жанрово-стилевые особенности новелл Т. Керашева», Н. Васильевой «Жанровые и структурно-стилевые особенности очерка и рассказа в адыгейской литературе 60-х – 90-х годов», мотивировку отличий новеллы от рассказа на основе структурно-стилевого анализа обоих жанров.

В то же время приходится согласиться с утверждением Р. Мамия относительно того, что проблема жанров новеллы и рассказа остаётся открытой и дискуссионной. Так, известные литературоведы, в том числе Б. Томашевский, не рассматривают новеллу и рассказ в качестве двух самостоятельных жанров; Ю. Ковалёв и другие отмечают «синтезирующую способность» новеллы, затрудняющую возможность выделять только её признаки в отличие от признаков иных повествовательных жанров. Нет единогласия в определении специфичности новеллы, ее отличий от рассказа в работах Ив. Виноградова и Г. Поспелова.

В адыгейской литературоведческой науке также существует разнообразие мнений учёных Р. Мамия, Х. Тлепцерше, К. Шаззо не только относительно жанрово-стилевых качеств произведений «малой» прозы, но и их связей с литературной и фольклорной традициями.

Таким образом, проблема адыгейского рассказа и новеллы в их типологических разновидностях и жанровых модификациях нуждается в дальнейшем научном осмыслении, но в целом имеет тенденцию к положительному решению, что позволяет выдвинуть тезис об актуальности данной диссертационной работы. Тем более, на наш взгляд, требуют внимания исследователей несколько принципиально важных вопросов, касающихся проблемы генезиса жанров и их современного состояния, что и мотивирует выбор означенной темы.

Объектом исследования являются адыгейский рассказ и новелла в их истоках, динамике, жанровой дифференциации.

Предмет исследования – жанрово-стилевая типология новеллы и рассказа.

Цель исследования – проведение внутрижанровой дифференциации рассказа и новеллы, установление художественной типологии в контексте литературной ситуации, определяемой уровнем изученности проблем политической истории и культуры на Северном Кавказе в ХХ в. и состоянием художественной мысли этого периода.

Цель определила задачи диссертационного исследования:

- выявить жанровое соотношение рассказа и новеллы в творчестве адыгских писателей-просветителей конца ХIХ – начала ХХ в.в.;

- осмыслить истоки новеллы и рассказа, что позволит получить дополнительные сведения о корнях «малых» прозаических жанров в адыгейской литературе, увидеть их национальную специфику;

- провести внутрижанровую дифференциацию «малой» прозы (новеллы и рассказа) всех периодов ее становления и развития;

- исследовать формирование типологии рассказов и новелл каждого периода;

- проанализировать философские, социокультурные и эстетические аспекты проблем складывающейся современной художественной системы адыгейского рассказа и новеллы.

Решение этих и других задач связано с осмыслением духовных координат времени и углублением в конкретику творческой практики создателей «малой» прозы в первое постреволюционное десятилетие ХХ века и последующие периоды, именуемые в науке как:

1. «Проза исторического перелома» (20-е – вторая половина 30-х гг.).

2. Проза, отмеченная «особой художественной концентрацией» и воздействием «административного пресечения эстетического плюрализма» (конец 30-х-середина 50-х гг.).

3. Современная проза философско-нравственной проблематики, отличающаяся многообразием жанров и художественных форм (с 1956 г.). Причем особого внимания потребовал новый (четвёртый) формирующийся этап развития художественной «малой» прозы, еще не изученный в адыгейской науке (1990-2007 гг.).

Несмотря на существующие классификации (начиная с 80-х годов ХХ века) В. Акимова, В. Ковалёва, С. Кормилова, Н. Лейдермана, М. Чудаковой, других литературоведов, принимавших участие в дискуссиях по данной проблеме, в работе мы придерживаемся периодизации Ю. Суровцева-Ю. Борева-У. Панеша, учитывающей зональную типологическую общность адыгских литератур.

Методологической и теоретической основой диссертационного исследования послужили научные концепции М. Бахтина, Ив. Виноградова, Л. Гинзбург, А. Корягина, И. Крамова, Д. Лихачева, Г. Поспелова, В. Сурганова, Ю. Суровцева, Л. Тимофеева, М. Эпштейна, а также теоретические положения в работах А. Алиевой, Л. Бекизовой, Л. Дёминой, М. Кунижева, Р. Мамия, У. Панеша, А. Схаляхо, Х. Тлепцерше, Т. Чамокова, П. Чекалова, К. Шаззо, Е. Шибинской.

Научная новизна работы заключается:

1) в комплексном исследовании зарождения и развития двух жанров адыгейской «малой» прозы-новеллы и рассказа;

2) в выделении из массива адыгейского рассказа ХХ века специфической по национальной форме новеллы и установлении её различий с рассказом;

3) в определении классификационных параметров адыгейской новеллы и рассказа с опорой на конкретный художественный анализ произведений;

4) в проведении структурно-стилевого анализа ряда произведений «малой» прозы, впервые вводимых в научный оборот, в том числе, относящихся к двум последним десятилетиям (И. Цея, А. Евтыха, Х. Теучежа, А. Кушу, Р. Паранук, молодых адыгейских авторов).

Теоретическая значимость работы состоит в целостном исследовании истории адыгейских новеллы и рассказа, расширении теоретических понятий, связанных с особенностями жанровых и структурно-стилевых типологий новеллы и рассказа, их содержательно-эстети-ческом анализе.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты, примеры проблемно-эстетического анализа произведений вносят дополнительные научные знания о современной адыгейской прозе и могут быть включены в вузовский лекционный курс по истории литератур Северного Кавказа, а также в практику школьного преподавания литературы.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Интенсивное развитие «малой» адыгейской прозы 20-х – 90-х г.г. ХХ века (рассказ, новелла) вызвало необходимость комплексного изучения её зарождения, путей непростого становления, а также формирования жанровых модификаций и структурно-стиле-вых особенностей.
  2. Задачи, связанные с исследованием истории жанров новеллы и рассказа, далеко не всегда решались с нужной объективностью и научной основательностью. В литературоведческой науке вплоть до середины ХХ века действовали постулаты (в частности, вульгарного социологизма), не позволявшие касаться всей полноты фактов как истории и современной реальности, так и природы искусства и литературы. Подобное положение отразилось и на становлении «малых» жанров художественной адыгейской прозы: новеллы и рассказа.
  3. Выработанные в отечественной литературе ХХ века жанровые формы «малой» прозы, накопленные в ней эстетические традиции типологически повторяются и развиваются в особых, национальных условиях, реализуясь в новеллах и рассказах адыгейских авторов: Х. Ашинова, А. Евтыха, К. Жанэ, П. Кошубаева, Н. Куека, И. Цея, Ю. Чуяко и других.
  4. Таким образом, сложившаяся в специфических национально- исторических условиях история жанра должна рассматриваться системно, в рамках научно обоснованной периодизации, что позволяет провести соответствующую градацию и типологическую, структурно-стилевую классификацию.

Достоверность результатов работы обусловлена исследованием фундаментальных трудов российских и северокавказских литературоведов и критиков, научным анализом художественного материала.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»