WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Аксиомы права наиболее схожи с принципами, поэтому в некоторых случаях, в частности, применительно к строению научных теорий, они отождествляются. Вместе с тем относительно соотношения аксиом и принципов в праве существуют различные, подчас прямо противоположные, точки зрения.

По мнению диссертанта, схожесть аксиом с принципами «обеспечивается» такими свойствами, как: способность выступать отправной идей правового бытия, универсальность, общезначимость, способность направлять и синхронизировать механизм правового регулирования, придавать логичность, последовательность и сбалансированность правовой действительности. Важно и то, что аксиомы и принципы являются основаниями, из которых развиваются другие положения. Тем не менее, несмотря на сходство, аксиомы и правовые принципы не тождественны.

Аксиомы – более широкое и абстрактное понятие, охватывающее как сформулированные учеными-юристами фундаментальные идеи и идеалы, отражающие достижения правовой мысли и практического опыта, так и обособленные в виде относительно самостоятельных элементов, исходные нормативно-руководящие начала (императивные требования и т.д.), определяющие общую направленность, качество и эффективность правового регулирования общественных отношений. Сложные взаимосвязи принципов и аксиом находят отражение в их диалектическом единстве, способности к взаимопереходам и раскрытии одного явления через другое.

Правовой принцип – это один из способов (форм) фиксации аксиом в праве, «привнесения» их из области правосознания в материю права. В этом смысле аксиомы являются материалом, из которого формулируются принципы. Содержание одной или нескольких аксиом может быть «уплотнено», свернуто в один принцип, который затем раскрывается посредством одной или чаще нескольких норм-аксиом. Эта «свернутость» принципов находит отражение и в вербальном выражении. Аксиомы, как правило, формулируются развернуто, в форме суждений. Принципы же можно определить кратко без ущерба для понимания их смысла, например, «принцип устности», «принцип уважения судей», «принцип непрерывности судебного разбирательства» и др.

Различия между принципами и аксиомами обусловлены, в частности, происхождением соотносимых категорий. Если аксиомы появились «стихийно», в результате юридической практики (хотя в формулировании аксиом не следует недооценивать и роль науки) как элементарные положения, то принципы – это результат научной рефлексии, отражающий более высокий уровень правового мышления. Более того, выделение таких основополагающих общих «отправных идей, начал права», как свобода, равенство, собственность, можно связать с развитием теории естественного права и научным творчеством конкретных представителей философской и юридической науки: Д. Локка, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо и др.

Аксиомы как элементарные основные истины о праве более отстранены (и относительно свободны) от политики и идеологии, и в этом смысле, как ни парадоксально, в большей степени выражают сущность самого права, взятого вне его «сиюминутного» существования, вырванного из гущи социальной жизни, решения ее проблем.

Отражая требования общечеловеческой морали, аксиомы более «живучи» и без заметных изменений могут переходить из одного исторического типа права в другой, играя важную роль в регулировании общественных отношений. Преемственность же принципов различных исторических типов права возможна лишь постольку, поскольку они выражают содержание аксиом.

По мнению диссертанта, это может быть объяснено тем, что аксиомы, представляя собой самые общие, исходные суждения о праве, принятые как элементарные истины, менее подвержены влиянию политики и идеологии и именно поэтому могут «наследоваться» правом, обеспечивая его преемственность. Принципы же более подвижны, они в большей степени отражают сущность и назначение права в конкретный исторический период. Они более «управляемы» с точки зрения приспособления их в интересах отдельных социальных групп. Вместе с тем ряд примеров не позволяет говорить об абсолютной «политической» нейтральности аксиом, т.к. справедливо и то, что каждая историческая эпоха формулирует свои правовые начала, которые принимаются в качестве аксиом.

Целесообразность соотнесения аксиом с презумпциями и фикциями на первый взгляд вызывает сомнения, поскольку аксиома определяется как очевидная, бесспорная истина, презумпции и фикции же относятся по своей логической природе к предположениям. Но, как было показано выше, правовые аксиомы лишь принимаются за истины, т.е. доля условного предположения в них все же присутствует, что делает возможным такое сопоставление.

Диссертант в целом согласен с выводами относительно соотношения аксиом, презумпций и фикций (О.А. Курсова). Его вкладом в исследование правовых предположений является идея о том, что отмечаемое некоторыми авторами сходство аксиом с презумпциями и фикциями основывается на использовании последних в роли аксиоматических положений.

В тех случаях, когда возникает необходимость подчеркнуть особую правовую ценность той или иной презумпции или фикции, когда существует потребность в твердом основании для принятия решения, а оно может быть сформулировано только в форме презумпции или фикции, когда содержание тех или презумпций и фикций желательно распространить на все аналогичные случаи и др., презумпциям и фикциям придается значение аксиом. Специфика юридического мышления и юридическая практика позволяют не смешивать два различных по природе явления, а решать ситуацию, придавая одному явлению значение другого. В качестве примеров приводятся презумпции невиновности и знания закона, а также фикция «The King can do no Wrong» («Король не может совершить никакого правонарушения». Это, в свою очередь, позволяет рассматривать правовую аксиому как функцию презумпций и фикций.

Вторая глава «Аксиомы в правовом мышлении, правовой науке и правоприменительной практике» посвящена рассмотрению специфики функционирования аксиом в различных плоскостях правовой действительности.

В первом параграфе «Аксиомы в правовом мышлении» исследуются специфика бытия аксиом как элементов правосознания и их роль в процессе правового мышления. Позиция диссертанта по данному вопросу основывается на положении о том, что аксиомы формируются в сознании человека в виде фигур логики вследствие многократного повторения практики. Однако в самой практической деятельности аксиом нет, они возникают в результате мыслительных операций. Их тесная связь с опытом заключается в том, что они не противоречат ему и никто не может опровергнуть их на основании собственного опыта, но сами они – продукт мышления. В связи с этим попытка всестороннего исследования аксиом будет неполной без рассмотрения их соотношения с мышлением, а применительно к предмету отражения – праву – без соотношения аксиом и правового мышления.

Для этого, прежде всего, следует решить вопрос об определении сущности явления, обозначаемого понятием «правовое мышление», тем более что многие аспекты этого сложнейшего феномена характеризуются исследователями неоднозначно. В самом общем виде под мышлением понимают целенаправленное, опосредованное и обобщенное отражение человеком существенных свойств и отношений вещей. Данная дефиниция требует конкретизации для выявления специфических свойств мышления, определяющих его как правовое.

С этой целью автором предпринята попытка обобщить и проанализировать существующие в юридической науке точки зрения по данному вопросу, объединив их в три группы: особенности содержания правового мышления, его субъектов и форм («внешнего оформления»), логических операций, проводимых по отношению к праву.

Спектр мнений относительно понимания содержания, субъектов и форм правового мышления, чрезвычайно широк. Объясняется это тем, что многие его аспекты носят далеко не очевидный характер. Прежде всего, это относится к самому понятию правового мышления. Диссертант исходит из общепризнанной философской трактовки мышления как активного процесса отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т.п., связанного с решением тех или иных задач, с обобщением и способами опосредствованного познания действительности. Мышление, таким образом, в самом общем виде есть не что иное, как работа сознания.

Правовое сознание – это своего рода «срез» сознания, имеющий предметом отражения, прежде всего, право, законодательство, субъективные права и юридические обязанности и др. Оно неоднородно и в зависимости от уровня, глубины, выделяют обыденное, профессиональное и доктринальное правосознание. Поскольку мышление есть активный процесс отражения мира, процесс функционирования сознания, то это справедливо и по отношению к правосознанию для всех его видов. Следовательно, отказывать в статусе правового процессу восприятия и осмысления права на обыденном уровне вряд ли обоснованно. Каждый человек в своей жизни в той или иной степени сталкивается с правом, становится участником правовых отношений. В процессе этого у него формируются определенные правовые знания, оценки, отношение к праву: к тем или иным законам, своим правам и обязанностям. Реализуя собственные интересы, он неизбежно вынужден соотносить свое поведение с требованиями закона, закрепленными в нем правами и интересами других субъектов права.

Таким образом, процесс восприятия права, его оценки и учет его требований в повседневной жизни есть не что иное, как процесс правового мышления – мышления на обыденном (социально-правовом. – А.Э. Жалинский) уровне. Каждому виду правосознания соответствует тот или иной тип правового мышления.

Относительно встречающегося в юридической литературе утверждения о том, что правовое мышление – это мышление все же профессионального уровня, требующее специфических навыков, образования, системы знаний и того, что называют складом ума, диссертант полагает, что в данном случае происходит не вполне обоснованное смешение понятий «правовое» и «юридическое». Несмотря на то, что в определенных случаях эти термины употребляются как синонимы, разница между ними весьма существенна. Первое понятие значительно шире второго, отражающего главным образом догму права и действующее законодательство. В этом смысле следует различать правовое мышление, охватывающее «работу» всех видов правосознания: обыденного, профессионального и научно-теоретического, – и собственно юридическое мышление, включающее два последних.

Таким образом, особенности правового мышления проявляются при применении различных подходов к его рассмотрению (философского, психологического, социального) и выражаются в его различных аспектах:

1) специфическом предмете отражения – социально-правовая действительность;

2) направленности на решение специфических задач, которые ставятся перед субъектом правового мышления: регулирование общественных отношений правовыми средствами при использовании возможностей и ценностей права;

3) психологических особенностях (формах, способах) мышления: оперирование юридической терминологией, дефинициями и конструкциями, меньшая эмоциональность, конкретность, четкость, логичность. Хотя при этом нельзя полностью исключать и иррациональные, творческие моменты, обозначаемые исследователями как правовое чувство, интуиция и др. (А.И. Овчинников);

4) необходимости соблюдения общеобязательных правил при решении юридических мыслительных задач (А.Э. Жалинский).

Тип мышления – наиболее общий критерий подразделения мыслительной деятельности. Вместе с тем по отношению к правовому мышлению можно говорить и о стиле мышления. Последнее понятие в юридической литературе разработано недостаточно, несмотря на довольно широкое его распространение в отечественной литературе.

По мнению автора, понятие стиль следует понимать в широком и узком смысле. В широком смысле оно охватывает особые способы и приемы правового мышления, обусловленные предметом отражения и характером решаемых задач, отличающих его от экономического, политического и других типов мышления.

В узком смысле – это способы и приемы мышления, зависящие от особенностей исторического развития, системы источников права и др.

В диссертации стиль мышления понимается как сущностная характеристика правового мышления, выражающаяся в способе восприятия и интерпретации правовых явлений, а также в видении социальных явлений сквозь «призму права». Его специфика проявляется в составе и глубине правовых знаний, убеждениях, степени эмоциональности восприятия права и принятия решений в правовых ситуациях, алгоритмах мыслительной деятельности: в интеллектуальных технологиях, стереотипах мышления, порядке оперирования юридическими терминами, конструкциями и др., навыках анализа и решения правовых ситуаций (задач).

Наиболее характерным признаком стиля мышления в широком смысле и одновременно основным требованием к нему является логичность. Мышление вообще не может быть нелогичным, поскольку осуществляется на основе специфических процессов обобщения, выходящих за рамки чувственного отражения и представляющих собой опосредованное отражение действительности, и выражается в логических категориях: понятиях, суждениях, умозаключениях, теориях, концепциях, законах. Мыслительная деятельность юристов, естественно, также протекает в известных формулах логического мышления. При этом в связи понятий, в субъективной логике, логике мышления отражается объективная логика – связь процессов объективного мира, своего рода «логика вещей». Таким образом, необходимо выяснить, существует ли в праве своя собственная, особая, логика, обусловленная спецификой предмета отражения. По этому вопросу в юридической литературе высказаны две крайние точки зрения. Одни авторы не признают существования в сфере права особой правовой логики (В. Кнапп и А. Герлох), другие, напротив, полагают, что для права свойственна собственная логика (В.П. Казимирчук, В.Н. Кудрявцев, Ю.Е. Пермяков, Н.А. Власенко, В.Е. Жеребкин и др.).

Диссертант, разделяя последнюю точку зрения, считает, что специфика логики права заключается в своеобразии проявления диалектической и формальной логик, обусловленном характерными чертами права как особого социального явления, его сущностью и типом. Наряду с этим следует признать вполне обоснованным и мнение о том, что «применяемая в праве логика идентична всякой другой логике. При этом следует помнить о границах применения логики, которая не может дать полного ответа на многочисленные вопросы, решаемые посредством права.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»