WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Михеева Анна Владимировна

АДАПТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ СУБКУЛЬТУРЫ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата философских наук

Новосибирск – 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

Высшего профессионального образования

«Новосибирский государственный технический университет»

Научный руководитель:

доктор философских наук,

профессор

Ромм Марк Валериевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,

доцент

Шабанов Лев Викторович

кандидат философских наук, доцент

Чуркина Наталья Анатольевна

Ведущая организация

Институт Философии и Права СО РАН, г. Новосибирск

Защита состоится 26 декабря 2008 г. в 1200 часов на заседа­нии диссертационного совета ДМ 212.173.12 при Новосибирском государ­ственном техническом университете по адресу: 630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса 20, ауд. 302 (конференц-зал ФБ ФГО).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного технического университета.

Автореферат разослан « » ноября 2008 г.

Учёный секретарь

специализированного совета

канд. филос. наук,

доцент Вальдман И.А..

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Острый интерес гуманитарной науки к феномену субкультуры обусловлен не только потребностью в рефлексии культурной специфики современного социума, но и постоянным возрастанием с начала второй половины XX в. значимости субкультурных аспектов социальных процессов. На последнее обстоятельство Э. Тоффлер прямо указал, утверждая, что: «Мы живем во время субкультурного взрыва» 1

. В условиях усиливающейся глобализации, сопровождаемой появлением все большего разнообразия жизненных стилей, что, в частности, выражается в ускоряющемся распаде традиционных коллективных жизненных форм, углубленное изучение феномена субкультуры становится все более актуальным.

Другой актуальный аспект настоящего исследования связан с весьма острой, но ещё не до конца осознанной проблемой межсубкультурного взаимодействия в едином культурном пространстве. Неустойчивость положения «господствующей» культуры, обилие возникающих контркультурных течений, непредсказуемость инкультурационной траектории социализирующегося индивида – в сумме всё это образует огромный «черный ящик», лишающий гуманитарные науки сколько-нибудь значимой прогностической силы относительно культурных процессов современности.

Понятие субкультуры прочно вошло в сегодняшний публицистический и повседневный тезаурус. Употребление его в гуманитарных науках также не ограничивается лишь очевидной областью культурологии. Субкультура и субкультурные явления признаются предметами интереса социологии, педагогики, психологии, девиантологии, ювентологии и других гуманитарных дисциплин. В условиях объективного роста разнообразия специфических культурных форм и идентичностей как никогда актуальным представляется вопрос построения релевантной модели феномена субкультуры. Вместе с тем, специфика промежуточного положения феномена субкультуры настоятельно требует подхода, способного учесть весь комплекс факторов, влияющих на статические и динамические характеристики исследуемого феномена.

К сожалению, методология исследования субкультурных явлений в наше время характеризуется отсутствием общепринятых подходов. Более того, в литературе нет согласия даже относительно экспликации термина «субкультура». Исследователи вынуждены ситуативно конструировать рабочий метод анализа того, что они в каждом конкретном случае склонны называть субкультурой. Такая ситуация, прежде всего, затрудняет изучение субкультуры и субкультурных явлений в пространствах различных гуманитарных наук, ставя исследователей перед не всегда осуществимой задачей самостоятельного сведения необходимых источников в единую понятийную систему. Отсутствие общепризнанных моделей и методологических схем сильно обесценивает приобретаемые наукой знания о субкультуре, снижая возможность как прогностического их использования, так и междисциплинарной интеграции гуманитарного знания по данной проблеме.

Общепризнано, что решение методологических проблем является одной из основных задач философии. Именно философский уровень выработки методологического инструментария, адекватного предмету исследования, соответствует задаче, поставленной не какой-либо одной из гуманитарных наук, но целым их спектром. Однако, поскольку феномен субкультуры глубоко укоренен как в субъективном, личностном, так и в объективном мирах, до сих пор не удалось четко зафиксировать всю сумму необходимых для построения нужного представления свойств в рамках единой методологии. Здесь мы сталкиваемся с парадоксом несводимости представлений о культуре личности и культуре вообще, выводимым из видимого антагонизма теорий, моделирующих личность и общество. В силу этого антагонизма свойства субкультуры как части социокультурного ландшафта и свойства ее как особенностей личностной культуры оказались разведены по разным методологическим моделям, не допускающим прямого объединения. Именно поэтому поиск релевантных теоретико-методологических подходов к субкультурным явлениям невозможен без адекватного понимания онтологии феномена субкультуры.

Степень научной разработанности проблемы. Философский анализ чаще всего продуктивен на основе интеграции широкого массива данных и первичных обобщений, однако гуманитарные науки всё ещё не достигли желаемого единства в исследовании феномена субкультуры. Именно поэтому всю научную литературу по данной проблеме целесообразно разделить на пять групп:

  1. В первой авторы анализируют вопросы, касающиеся философских оснований анализа явлений культурного и социокультурного характера. К данной группе были отнесены работы таких авторов, как Г. Зиммель, М.С.Каган, Э. Кассирер, М. Мамардашвили, М. Хайдеггер, Н. Элиас. В целом, как показывает анализ данной литературы, социальная философия и философия культуры обладают рядом различных подходов, базирующихся на разных парадигмах философского познания, и тем самым определяющих множество моделей, которые могут быть построены в понятийной системе этих подходов. Отмечается, что в столь широком пространстве философской мысли была обнаружена общая инварианта, а именно разделяемая подавляющим большинством указанных авторов идея принципиальной (хотя и различно объясняемой) целостности культурного единства и невозможности существования в культурном пространстве единичных, не связанных с культурой в целом, элементов.
  2. Во второй группе представлены работы авторов, проводивших исследования методологических оснований различных подходов, применяемых в социально-философском анализе и возможностей взаимодействия этих подходов. В качестве авторов наиболее значимых исследований такого типа были отмечены Б.Т. Алексеев, О.В. Гуткин, М.М. Кокаревич, Т. Кун, В.В. Макаров, Е.А. Мамчур, К. Мангейм, В.М. Межуев, Ю.А.Муравьев, К. Поппер, М.В. Ромм, Ю.С.Степанов, В.С. Степин, М. Фуко. Анализ работ данной группы показал, что современное развитие эпистемиологического знания дает исследователю не столько радикально новые подходы относительно подходов, разработанных в прошлом, сколько методологические правила, условия и обоснования сочетания в едином исследовательском поле двух или нескольких подходов, дотоле считавшихся несовместимыми. Использование работ вышеупомянутых авторов дало возможность оперирования разработанными ими методологическими приемами в процессе решения исследовательских задач.
  3. Третью группу составляют исследования, посвященные механизмам функционирования культуры, вопросам ее структуры и динамики, как в общем плане (А.С. Ахиезер, Б. Гэбски, Л.Г. Ионин, Б. Малиновский, М.Мид, А. Моль, Х. Ортега-и-Гассет, Э.Тоффлер, В. Тэрнер,), так и в рамках отдельных подходов: (а) адаптационного (Ю.К. Ахапкин, М.С. Каган, Э. Маркарян, Л. Уайт, Р. Элджертон); (б) семиотического (В.П. Гриценко, И.Е. Добычина, Ю.М. Лотман, А.А. Пелипенко, Е.П. Тихонова); (в) синергетического (О.Н. Астафьева, Е.Н. Князева, Е.Я. Режабек, Н.С. Юлаева); (г) континуального (Э.В. Баркова, А.Н. Быстрова, Ю.Л. Качанов, Л.А. Коробейникова). Именно эти работы послужили базисом построения модели феномена субкультуры, несмотря на то, что непосредственно в них феномену субкультуры практически не уделяется внимания. Однако, при надлежащем обосновании совмещения в едином исследовательском поле элементов нескольких представлений о культуре, их эвристические потенции дали возможность построения релевантной модели субкультуры как части культурной целостности.
  4. К четвертой группе относятся философские исследования феномена субкультуры в целом (А.П. Коэн, Т.В. Курчашова, О. Льюис, К.Б. Соколов) и отдельных субкультур или субкультурных групп (С.И. Левикова, Л.В. Шабанов). Данная группа работ была проанализирована с целью выявления авторских предустановок исследования, что позволило сформировать четко отграниченные группы исследователей, анализировавших в качестве субкультур: 1) обладающие культурной спецификой сообщества, и 2) специфические системы личностных ценностей и представлений.
  5. И, наконец, последняя группа включает работы авторов, проводивших исследования социологического, психологического, этнографического и других планов, уделяющие внимание анализу феномена субкультуры (Н.Г. Багдасарьян, М. Брейк, Б.С. Ерасов, П.С. Гуревич, А.И. Кравченко, В.А. Луков, В.Ф. Лурье, Н. Слюсаревский, М. Соколов, А.Н. Шилова, Т.Б. Щепанская, П.Ю. Черносвитов,) или единичных субкультур, (А.А. Артюх, Е.С.  Баева, М.В. Блохина, А.Гайдуков, Н.Б. Гончарова, А. Илле, Г.Ю. Квятковский, Д.В. Петров, И.Э. Петрова, Е.Л. Омельченко, М.В. Осорина, С.В. Родионов, Н.А.Самойлов, Н.А.Сенченко, С.А. Сергеев, Б.Я. Студницына и др.). В данных работах изучались, прежде всего, методологические предустановки исследований, предпринятых авторами. В целом, особенно опираясь на анализ последних двух групп литературы, было установлено, что существующие представления о феномене субкультуры распадаются на две группы: нормативные подходы, оценивающие субкультуру как конкретное сообщество, обладающее определяемыми социальными характеристиками; и подходы интерпретативные, оценивающие субкультуру как сумму лиц, обладающих конкретной личностной спецификой. Ни в одном из подходов не анализируются связи между субкультурой как особенностью личностных свойств индивида и субкультурой как сообществом индивидов, обладающих данной особенностью. Субкультура представляется либо чисто социологическим, либо чисто психологическим явлением, что, очевидно, не соответствует ее реальному положению. Помимо того, отмечено, что знания о субкультуре, достигнутые в интерпретативной группе подходов, практически не используются исследователями, работающими в русле нормативных подходов, и vice versa. Также указывается, что при построении методологии анализа субкультуры (и феномена в целом, и конкретной субкультуры) крайне редко эксплицируется, на базе какого видения культуры строится представление о феномене субкультуры. Благодаря такой непроработанности методологической базы анализа феномена субкультуры в исследованиях конкретных субкультур по сей день встречаются как идеологически ангажированные, так и вызванные личными симпатиями и антипатиями суждения, а также позиционирование отдельных субкультур как анти- и внекультурных явлений, каковой подход был оценен как ненаучный еще в прошлом столетии. Одновременно с этим признается, что использование понятия субкультуры оказывается остро необходимым в процессе исследования 1) современных культурных процессов, 2) формирования культурной идентичности личности и 3) взаимодействия различных социальных групп.

Итак, на основе проведенного анализа литературы мы убеждаемся, что разнесенность отдельных характеристик феномена субкультуры по разным методологическим системам порождает трудности в построении релевантного представления о феномене. Следовательно, налицо противоречие между сформированной потребностью гуманитарной науки в целостном представлении о феномене субкультуры и отсутствием методологически обоснованной модели. С учётом данного противоречия поставлена Проблема исследования: Отсутствие релевантной модели феномена субкультуры, репрезентирующей различные аспекты субкультуры как характеристики единого феномена.

Объект исследования – феномен субкультуры в социальной реальности.

Предмет исследования – субкультура как способ социальной адаптации.

Цель исследования – построение адаптационной модели феномена субкультуры, репрезентирующей различные аспекты субкультуры как характеристики единого феномена.

Достижение поставленной цели требует решения ряда следующих задач:

  1. исследовать существующие философские представления о феномене субкультуры;
  2. проанализировать нормативные и интерпретативные модели культуры в качестве базиса предстоящей модели субкультуры;
  3. на основе нормативно-интерпретативной методологии выявить основания построения адаптационной модели субкультуры;
  4. построить на основе нормативно-интерпретативной методологии адаптационную модель субкультуры
  5. уточнить на базе полученной модели методологические принципы исследования субкультур.

Ведущая концептуальная идея исследования находит своё отражение в следующей гипотезе: нормативно-интерпретативная трактовка адаптационного подхода дает возможность построения релевантной непротиворечивой модели субкультуры.

Основные теоретические результаты исследования, выносимые на защиту, их новизна.

В работе проведен анализ существующих научных представлений о феномене субкультуры, а также их методологических предустановок.

Обоснована адекватность и применимость трактовки адаптационного подхода в рамках нормативно-интерпретативной парадигмы, а также его совместимость и взаимодополнительность с континуальным и семиотическим подходами.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»