WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В первом параграфе «Вторичная занятость: мотивация и реальность» - отмечается, что распространенность вторичной занятости среди студентов означает, что современный рынок труда формирует спрос на определенный тип работника промежуточного уровня квалификации, а в сферах представительских и информационных служб - на «интеллигентный» тип работника с высокими культурными характеристиками, развитой речью, имеющего соответствующий внешний вид. Спрос и предложение на студенческий труд совпадают еще и в том смысле, что и рынок труда, и само студенчество заинтересованы во временной занятости. Таким образом, автор предполагает, что студенчество соответствует целому ряду специфических требований современного российского рынка труда. Такое предположение подкреплено эмпирическими исследованиями автора. В общей сложности в процессе исследования было опрошено 1712 студентов, что и составляет выборочный массив исследования вторичной занятости студентов. Выборка строилась как ступенчатая комбинированная. Для формирования массива автором были использованы два критерия отбора респондентов:
1) пропорционально доле студентов в вузах соответствующих территориально-экономических районов; 2) пропорционально доле студентов по основным профилям высшего образования: гуманитарному, финансово-экономическому, техническому, медицинскому, аграрному, педагогическому, политики и права, военному (сюда вошли также милиция, таможня), художественному (артистический, музыкальный), а также традиционный многопрофильный университет (без разделения по факультетам).

Нас интересовало положение с занятостью среди наиболее массовых слоев студенчества, обучающихся в государственных вузах, поэтому в выборку не включались негосударственные вузы. Для исследования отбирались отраслевые вузы и университеты, получающие финансирование из федерального бюджета. Значительная часть студентов в них учится на «бесплатной» основе. В составе опрошенных студентов четвертых курсов вузов подавляющее большинство обучается бесплатно: 84,5%. Платят за обучение 15,5% опрошенных. Такое соотношение характеризует опрошенных четверокурсников, но оно, безусловно, не отражает сегодняшнего соотношения численности студентов, оплачивающих учебу и обучающихся бесплатно, для других курсов и вузов в целом.

Опрошенные студенты разделились на две различные, но вполне сопоставимые группы: в среднем работают 39% опрошенных, хотя эта доля существенно варьирует в зависимости от профиля вуза и специальности, которой обучаются студенты в вузе (от 89% работающих в вузах политического, правового и управленческого профиля до 10% работающих студентов в вузах военного профиля.

Соответственно, 61% опрошенных - неработающие студенты, причем среди неработающих 81%, т.е. 49,4% от общего числа студентов 4-х курсов, хотели бы работать, если бы им удалось найти работу. Таким образом, с учетом уже работающих студентов (39%), доля работающих и потенциально готовых работать в составе студентов четвертых курсов достигает 88,5%. Эти цифры говорят сами за себя: действительно, занятость студентов сегодня - истинно массовый феномен, который требует самого пристального внимания.

Большая доля студентов от общего числа обследованных хотела бы работать. (Из тех, кто не имеет вторичной занятости, работать хотят 81,1%, т.е. 49,4% от общего числа студентов четвертых курсов). Одной из причин, по которым эти студенты не работают (хотя и желали бы иметь работу), является более низкая материальная мотивация, а не только отсутствие вакансий или несовместимость работы с полноценной учебой, как сами неработающие студенты чаще всего характеризуют причины своей незанятости.

На фоне в целом менее выраженных материальных мотивов у неработающих студентов, в сравнении с мотивацией занятости у работающих, исключение составляют лишь две позиции. Это, во-первых, желание быть среди интересных людей: его значение выше у неработающих студентов (12,8%), чем у работающих (6,5%). Второй такой мотив - стремление к самореализации, желание лучше овладеть изучаемой профессией (15,4% против 12%). Эти факты в совокупности с более низкими показателями по всем другим позициям характеризуют группу неработающих студентов как в большей степени свободную от материальных стимулов и более ориентированную на символические ценности профессиональной работы. Автор заключает, что группа неработающих студентов обнаруживает большую разборчивость относительно характеристик самой работы, они бы хотели, чтобы работа отвечала их профессиональным интересам. Вероятно, именно такой характер требований и объясняет тот факт, что эти студенты не могут найти работу, соответствующую их запросам.

Во втором параграфе «Характер занятости студентов», полученные автором данные показали, что в поисках работы студенты прибегают к самым разнообразным источникам, которые можно объединить в три основные группы: 1) родители, родственники, взрослые знакомые, друзья, сверстники; 2) средства массовых коммуникаций; 3) специальные государственные институции трудоустройства.

Интересно отметить, что 8,5% работающих создали рабочие места для себя сами. Эта группа студентов, по-видимому, обладает особой активностью или специфическими ресурсами, которые обеспечивают ей такую возможность. Следует отметить, что в группе самозанятых больше, чем в других группах, тех, у кого работа совпадает с изучаемой специальностью. Это означает, что при создании себе рабочего места студент смог использовать профессиональные знания, накопленные им в вузе.

Данные опроса показывают, если на первом курсе работали 18% студентов, то на третьем курсе доля работающих составляет 46%. Эти результаты подтверждаются данными других исследований. В дневное время, т.е. во время занятий в вузе, работает значительная доля студентов - 43%. Однако по вечерам и ночью работает еще большая часть студентов - 62%. Из них 17,5% работают по ночам, а 44,1% - по вечерам. Хотя такой режим работы вполне совместим с учебным расписанием, он не может не оказывать негативного воздействия на состояние студента, сокращая время, необходимое для физического восстановления, для полноценной учебной подготовки.

У студентов вузов разного профиля отмечается своя специфика сфер деятельности. Так, студенты технических вузов, где больше удельный вес юношей, чаще, чем все студенты в среднем, выбирают в качестве дополнительного занятия работу, связанную с программированием (18% от всех студентов этих вузов), строительством и ремонтом (12%), охраной, службой безопасности, сыском (16%). Их также больше, чем в среднем, среди работающих в торговле (13%). Будущие педагоги редко получают работу, связанную с программированием (2,9%), строительством и ремонтом (2,9%), их существенно меньше, чем в среднем, в сфере торговли (8,6%), зато гораздо больше в сфере образования и воспитания: 31,4% студентов педвузов работают в школах, детских садах и т.п. в сравнении с 5,4% (показателем для всех студентов) и 0,8% (показателем для студентов технических вузов). Что касается студентов многопрофильных университетов, то их распределение по сферам деятельности близко к средним показателям, кроме программирования, которым студенты этих вузов занимаются чаще (18%), чем в среднем.

Услугами студентов пользуется в основном негосударственный сектор. 29% работающих заняты на частных предприятиях и 25% - у частных лиц. На государственных предприятиях трудятся 24,3%. На акционерных, арендных предприятиях - 13% всех работающих студентов. Имеют собственное дело (3,1%) и заняты ИТД (7,3%) несколько более 10% работающих.

Развитие служб трудоустройства для студентов, находящихся в поисках работы, является важнейшим условием не только трудоустройства студентов, но и институционализации статуса работающего студента, его положения на рынке труда. Не случайно за развитие такого рода каналов трудоустройства высказались более 60% студентов.

В третьем параграфе «Специфические проблемы занятости студентов» - было проведенное исследование вторичной занятости студентов, которое показало, что работа среди студентов - распространенное, массовое явление: работают в той или иной форме около 40% опрошенных нами студентов четырех курсов, а оставшиеся в большинстве своем - это ищущие работу, но не сумевшие ее найти. Занятость студентов носит устойчивый характер, и доля работающих студентов возрастает от первого к старшим курсам. Было установлено, что отсутствует прямая связь между уровнем материальной обеспеченности родителей студентов и их вторичной занятостью. В равной степени подрабатывают студенты как из малообеспеченных, так и состоятельных семей.

Анализ побудительных мотивов, по которым студенты работают или ищут работу, показал, что, на первом месте оказывается потребность поддерживать «статусное» потребление. Вслед за ним идут по убывающей такие побуждения к заработку, как необходимость обеспечивать себе средства существования, оплачивать жилье, поддерживать свою семью. Одновременно выделяется блок менее значимых мотиваций, связанных с потребностями расширять источники знаний, необходимых для будущей профессии, осваивать сферы общения, налаживать контакты и связи. При этом у малоимущих студентов ведущие мотивы занятости связаны с необходимостью обеспечивать себе средства существования, у студентов же из состоятельных семей в структуре мотивов более заметную роль играет стремление к профессионализации, к налаживанию связей, необходимых для успешной профессиональной интеграции.

Сопоставление мотивов вторичной занятости и действительного расходования заработанных денег показало, что реальность существенно корректирует намерения студентов. Главной статьей расходов, на которую приходится более половины бюджета респондентов, становится обеспечение своего повседневного существования. Совместно с расходами, связанными с учебным процессом, на основные потребности материального порядка приходится почти две трети бюджета, а на специфически молодежное потребление, побуждения к которому были столь велики в мотивациях, на самом деле тратится около трети заработка.

Связь между вторичной занятостью студентов и теми профессиями, которыми они овладевают в вузах, носит неоднозначный характер. Половина работающих студентов занята в сферах неквалифицированного или низкоквалифицированного труда вспомогательного характера, в основном в сфере услуг. Остальные студенты из числа работающих заняты более квалифицированным, по преимуществу умственным трудом в сфере услуг и культуры. Непосредственное совпадение характера работы и специальности, приобретаемой в вузе, «полностью» или «отчасти», выявляется в 44,3% случаев.

В параграфе установлена зависимость между вторичной занятостью и успеваемостью студентов, и в целом анализ показал, что занятость снижает успеваемость. Безусловно, этому способствует тот факт, что, в отличие от западной практики, российский студент работает преимущественно не в каникулярное время, а тогда и там, когда и где есть работа. Тем не менее, зависимость между работой и успеваемостью неоднозначна. Анализ факторов, обеспечивающих успешность сочетания учебы с работой, выявил, что отличная учеба легче дается работающему студенту-выходцу из высокообразованной семьи, чем из среды менее образованной, при этом фактор материальной обеспеченности родителей не играет определяющей роли.

Тип работающего студента, который сегодня поставляет на рынок труда система высшего образования с каждой своей ступени, представляет собой некий промежуточный тип работника, своего рода транслятора между рынком труда и сферой образования. С одной стороны, работающий студент предлагает на рынке труда ценности и навыки, приобретаемые в процессе учебы (относительно широкий культурный кругозор, интеллектуализм, инновационное мышление, динамизм и т.п.). С другой стороны, работающий студент привносит в учебный мир дух реальности, практические навыки, приобретаемые в производительном процессе на рынке труда, способствуя тем самым сближению мира высшего образования с практикой и реалиями современного общества.

В целом исследование позволило установить, что студент, занятый в какой-либо сфере деятельности, - новый социальный тип, обладающий высокой трудовой мотивацией, более адаптированный к современным условиям развития рыночной экономики, активный субъект трансформации нашего общества.

Однако такой тип студента-работника - привилегированная фигура. Сегодняшнее студенчество представлено также конгломератом непривилегированных групп: студенты из рабочих, малообразованных и малообеспеченных семей, иногородние, живущие в общежитиях, те, кто хочет, но не может найти работу, те, кто подрабатывает тяжелым физическим трудом и т.п., т.е. те, кто не располагает достаточными социальными и культурными ресурсами, обеспечивающими их активное и инициативное присутствие в поле высшего образования и на рынке труда. Если есть необходимость того, чтобы их доля не продолжала снижаться в общем числе студентов, чтобы внешние обстоятельства жизни не выталкивали их из среды студенчества, то добиться этого возможно лишь с помощью государственной поддержки, активизации общественных сил, а также солидаризации и коллективной «самопомощи» студенчества, не уповающего только на государство.

В «Заключении» подводятся основные итоги исследования, указывается на необходимость дальнейшей разработки темы средствами социологического знания.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

  1. Лелекина И.А. Социально-экономические причины занятости студентов. Научное издание. - Ставрополь: Издательство Северо-Кавказского регионального центра социологических исследований, 2007. - 4,7 п.л.
  2. Лелекина И.А. Предпринимательские риски и нормы этики в управлении бизнесом. Научная мысль Кавказа. «Научный и общественно-теоретический журнал». Спец. Вып. 8. - Ростов-на-Дону: Издательство Северо-Кавказского научного центра высшей школы. 2006. - 0,35 п.л.
  3. Лелекина И.А. Социальные страты российского студенчества // Труды кафедры социологии и социальной работы СКСИ. Вып. 4.
    - Ставрополь: Издательство Северо-Кавказского социального института, 2005. - 0,6 п.л.

Отпечатано с авторского оригинал-макета.

Подп. в печ. 29.01.2007. Формат 60х84 1/16

Печ.л. 1,0 Изд. №253. Тир. 100 экз.

Полиграфпредприятие г. Ставрополь


1 Молодежь России: тенденции, перспективы. - М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2004.

2 Рахманин В. Образование как фактор гуманистической безопасности и социального развития // ALMA MATER. 2006. № 2;

3 Российский статистический ежегодник. - М.: 2004.

4 Бурляева В.А. Социологическое исследование «Молодежь в начале ХХI века». - М., институт социологии РАН, 2004.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»