WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Таким образом, стресс вызвал усиление СРО в коре головного мозга и повышение ЭТ, КП и подавление ОИА животных, что можно интерпретировать как проявление «застойного» эмоционального возбуждения в ЦНС. Интенсивность СРО в коре головного мозга коррелировала с показателями поведенческих реакций, что может свидетельствовать о сопряженности процессов радикалообразования и функциональной активности головного мозга. Психотропные препараты снижали интенсивность СРО в головном мозге и нормализовали поведение животных. При чем более выраженный эффект наблюдался у более мощных препаратов – флупентиксола, феназепама, гидроксизина, менее выраженный – у валерианы.

Влияние психотропных препаратов на свободнорадикальное окисление в модельных системах in vitro.

Для уточнения механизма антиокислительного действия психотропных препаратов было проведено исследование влияния ряда препаратов на СРО в модельных системах, имитирующих процессы генерации АФК, ПОЛ, а также СРО в нервной ткани.

Влияние психотропных препаратов на величину светосуммы ХЛ в трех модельных системах in vitro представлено в таблице 3.

В модельной системе, в которой генерировались АФК, феназепам и мидазолам снизили значение светосуммы примерно в 1,3 раза, гидроксизин и вальпроевая кислота примерно – 1,85 раза, пропофол – 2 раза, настой валерианы лекарственной – 1,3 раз.

В модели желточных липосом, где протекали процессы ПОЛ, феназепам угнетал ХЛ в 1,2 раза, гидроксизин – 1,3 раза, вальпроевая кислота – 1,2 раза, пропофола – 5,4 раза, валерианы – 1,4 раза.

При добавлении в гомогенат головного мозга феназепама интенсивность ХЛ снижалась в 1,35 раза, гидроксизин – 1,85 раза, пропофол – 8,4 раза, валериана – 1,3 раза.

На основании полученных данных можно сделать вывод, что пропофол достоверно проявляет антиоксидантные свойства, умеренно снижая ХЛ модельной системы, генерирующей АФК, и значительно в модельных системах связанных с ПОЛ. Феназепам, гидроксизин, вальпроевая кислота и настой валерианы в меньшей степени влияли как на генерацию АФК, так и на ПОЛ. Мидазолам достоверно снижал ХЛ только в модельной системе, генерирующей АФК.

Табл.3.

Влияние психотропных препаратов на процессы свободнорадикального окисления в модельных системах in vitro

Препарат

Концентрация препарата в модельной системе мг/мл

Светосумма ХЛ в % от контроля

Система активных форм кислорода, %

Модельная система липосом, %

Гомогенат мозга крысы, %

Контроль

100±1,5

100±1,3

100±1,7

Феназепам 

0,0005

75±2,1*

81,5±2,4*

73,8±2,1*

Мидазолам 

0,0025

78±3,1*

99±3,2

98±0,9

Гидроксизин 

0,025

54±1.2*

76,5±1,4*

54±1,3*

Вальпроевая кислота

0,0015

54±0,6*

84,3±0,8*

91,5±1,6*

Тиоктацид

0,006

429±9,4*

137±3,4*

111±3,3*

Пропофол 

0,00125

48±1,5*

18,5±2,1*

12±1,9*

Валериана

2,0

48±2,1*

54±2.6*

35,6±2,1*

Примечание: Приведены показатели светосуммы ХЛ в % от контроля (средние значения 10 измерений). * – p < 0,05 по сравнению с контролем.

Для оценки значимости влияния дозы исследованного препарата на интенсивность ХЛ модельной системы проведен однофакторный дисперсионный анализ, результаты которого свидетельствовали о достоверных различиях между антиокислительными эффектами различных доз изученных препаратов.

Таким образом, проведенное нами исследование в модельных системах, в которых протекают процессы генерации АФК и ПОЛ, показало, что все исследованные нами препараты вне зависимости от химической структуры и фармакологических свойств оказывают определенное влияние на процессы СРО.

Интенсивность хемилюминесценции крови при головной боли напряжения до и после лечения психотропными препаратами.

В исследуемой группе, так и в группе контроля большинство составили женщины (что характерно для эпидемиологии ГБН). Из 33 больных 19 были городскими жителями, остальные – жители сел. Длительность заболевания в среднем составляла 10,09±1,47 лет. Число дней с головной болью в месяц в среднем составляло 21,65±0,9, в год – 254,18±21,56. У 18 из 33 пациентов было выявлено напряжение перикраниальной мускулатуры, у 9 – наличие триггерных точек в области головы и шеи. Интенсивность головной боли по ВАШ в среднем составляла 61,31±2,17 балла.

Показатели ХЛ плазмы и цельной крови пациентов с ГБН до и после лечения и здоровых лиц представлены в табл. 4.

Как видно из табл. 4. ХЛ плазмы крови у пациентов с ГБН была повышена в 1,7 раза относительно контроля, спонтанная люминол-зависимая ХЛ цельной крови достоверно не отличалась от показателей здоровых людей, а индуцированная зимозаном люминол-зависимая ХЛ цельной крови была повышена в 1,9 раза относительно контроля.

Табл.4.

Показатели светосуммы хемилюминесценции крови пациентов с хронической головной болью напряжения до и после лечения и здоровых лиц

Показатели

Контроль

ГБН

(до лечения)

ГБН

(после лечения)

ХЛ плазмы крови, отн. ед.

7,29±0,26

12,26±0,4*

7,8±0,26

Спонтанная ХЛ цельной крови, отн. ед.

6,23±0,53

7,13±0,3

7,62±0,59

Индуцированная ХЛ цельной крови, отн. ед.

140±8,9

286±13,1*

154,2±8,34

* – p<0,05 по сравнению с контролем.

Тестирование по опроснику Ч. Спилбергера выявило у пациентов с хронической ГБН высокий уровень личностной тревожности (50, 3±1, 82) и реактивной тревожности (47,5 93±1, 62). По шкале Бека у пациентов была выявлена депрессия умеренно-сильной степени (24,3±0,69), результаты, полученные по шкале Гамильтона (18,84±0, 58) подтвердили эти данные.

Корреляционный анализ выявил наличие достоверной (P<0,05) связи между показателями ХЛ плазмы крови пациентов с ГБН и показателям уровня депрессии по шкале Бека (r=0,53). Также была выявлена достоверная связь между показателями реактивной тревожности и показателями ХЛ плазмы крови (r=0,41).

После курса стандартного лечения психотропными препаратами была проанализирована кровь 31 из 33 пациентов. Полученные данные продемонстрировали снижение интенсивности повышенных показателей ХЛ крови. Железоиндуцированная ХЛ плазмы крови пациентов с хронической ГБН после лечения снизилась в среднем до 7,8 отн. ед. (от 4,7 до 11,6 отн.ед.). Данный показатель достоверно не отличался от такового в контрольной группы. Интенсивность люминол-зависимой спонтанной ХЛ цельной крови пациентов с хронической ГБН достоверно не отличалась от показателей ХЛ до лечения и от показателей ХЛ контрольной группы. Люминол-зависимая индуцированная зимозаном ХЛ цельной крови пациентов с хронической ГБН после лечения понизилась до 154,2 отн. ед. (от 86,2 до 243,4 отн. ед.) и достоверно не отличалась от показателей контрольной группы.

Исходя из полученных результатов, можно сделать вывод, что показатели ХЛ плазмы крови коррелируют с показателями тревоги и депрессии и меняются в ходе лечения, в связи, с чем могут использоваться в качестве маркера тяжести ГБН и эффективности его лечения.

Подводя итоги проведенного исследования можно сделать следующее заключение. При хроническом стрессе у животных происходят выраженные нарушения СРО в головном мозге, которые отражаются в повышении интенсивности ХЛ его гомогената и накоплении ТБК-активных продуктов. Показатели интенсивности СРО в коре головного мозга коррелировали с показателями крови, что подтверждает правомочность использования данных крови для суждения о состоянии СРО в головном мозге. С другой стороны показатели интенсивности СРО в головном мозге животных в условиях хронического стресса коррелировали с показателями поведенческих реакций, что может свидетельствовать об определенной роли процессов СРО в патогенетических механизмах стрессогенных расстройств поведения.

Применение психотропных препаратов предотвращает чрезмерную активацию СРО в коре головного мозга экспериментальных животных, тем самым, проявляя выраженный антиоксидантный эффект. Причем данный эффект был более выражен у нейролептика – флупентиксола и транквилизаторов – феназепама и гидроксизина, меньше – у седативного фитопрепарата – настоя валерианы лекарственной.

Наличие собственных антиоксидантных свойств у некоторых психотропных препаратов подтверждено в экспериментах in vitro в модельных системах. Предполагается, что высокая антиокислительная активность пропофола связана с наличием в его структуре фенольного кольца, с системой двойных сопряженных связей. Благодаря чему оно обладает способностью отдавать электрон свободным радикалам, восстанавливая их до стабильных продуктов. Что касается производных бензодиазепина, феназепама и мидазолама и производного дифенилметана гидроксизина, все они содержат в структуре ароматические и гетероароматические циклы, чем можно объяснить их электронно-донорные способности, необходимые для нейтрализации свободных радикалов. Депакин проявляет антиоксидантные свойства вероятно за счет наличия карбоксильной группы в его активном компоненте – вальпроевой кислоте. Антиокислительные свойства настоя валерианы лекарственной возможно связаны с содержанием в ней флаваноидов. Прооксидантные свойства тиоктацида, можно объяснить тем, что дигидролипоевая кислота (восстановленная форма -липоевой (тиоктовой) кислоты) восстанавливая Fe3+ до Fe2+ активизирует реакцию Фентона, с образованием ОН. и ОН-. Необходимо отметить, что эти данные не отрицают наличия антиоксидантных свойств у -липоевой кислоты, а только говорят об особом (возможно двухфазном) механизме её антиоксидантного действия.

Значительно более выраженные антиокислительные свойства in vivo в условиях стресса указывают на то, что препараты скорее всего реализуют свои антирадикальные свойства больше косвенно, через регуляцию стресс-реакции, нежели напрямую, за счет нейтрализации свободных радикалов.

ВЫВОДЫ

  1. У лабораторных животных в условиях хронического стресса происходит активация СРО в коре головного мозга и крови, которая выражается, в том числе в усилении интенсивности ХЛ. Между изменением интенсивности ХЛ гомогената коры головного мозга и крови, животных при стрессе существует достоверная корреляционная связь.
  2. Между уровнем СРО в коре головного мозга и степенью изменения поведенческих реакций животных в условиях хронического стресса имеется достоверная корреляционная связь.
  3. Введение различных психотропных препаратов (феназепам, гидроксизин, флюанксол, настой валерианы) лабораторным животным в условиях хронического стресса нивелирует степень нарушений поведенческих реакций, а также СРО в коре головного мозга и крови.
  4. Среди психотропных препаратов наиболее выраженные антиокислительные свойства в модельной системе генерирующей АФК проявили пропофол, а также гидроксизин, вальпроат натрия и настой валерианы. Антиокислительная активность феназепама, мидазолама оказалась слабее. Тиоктацид вызвал усиление СРО в модельной системе АФК.
  5. Наибольшую антиокислительную активность в модельных системах, в которых протекали реакции ПОЛ, проявил пропофол. Валериана, гидроксизин, феназепам и вальпроат натрия влияли на интенсивность процессов ПОЛ в меньшей степени. Мидазолам не изменял интенсивность реакций ПОЛ в модельных системах. Тиоктацид проявил выраженные прооксидантные свойства.
  6. У пациентов с хронической ГБН происходит повышение интенсивности ХЛ в цельной крови и плазме, по сравнению со здоровыми людьми. После курса стандартного лечения психотропными препаратами показатели ХЛ крови нормализуются наряду с клиническим улучшением состояния. Существует корреляционная связь между показателями ХЛ крови и данными клинического обследования и психологических тестов на тревогу и депрессию.
  7. Применение хемилюминесцентных методов позволяет оценивать анти – и прооксидантные свойства различных веществ in vitro и in vivo, расширяет представления об их фармакологических свойствах.
    Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»