WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Вторая модель, «американская», наблюдается во взаимоотношениях государства и религии в Соединенных Штатах Америки. Для нее характерно провозглашение формального равенства между всеми религиозными конфессиями, независимо от численности их последователей, продолжительности присутствия их в стране и вклада в национальную культуру. В американской модели не проводится грани между традиционными и нетрадиционными религиями. И это вполне объяснимо для страны, население которой формировалось из мигрантов, принадлежавших к различным этническим и конфессиональным группам. Ни одна конфессия в США никогда не занимала доминирующего положения. Естественно, что в таких условиях предоставление особого статуса какому-либо одному религиозному объединению было практически невозможно. Соединенные Штаты были первой страной, провозгласившей принципы свободы вероисповедания, равенства всех религий перед законом и отделения религии от государства. В истории США известны случаи ограничения деятельности некоторых конфессий, но никогда не было государственной религии.

Логика подсказывает, что европейская модель в гораздо большей степени, чем американская, соответствует российским традициям отношений религии и государства. Несмотря на известные особенности своего исторического пути, Россия (по крайней мере, в Новое Время) развивалась на тех же принципах, что и страны Европы: как централизованное национальное государство с единой идеологией, основанной на государственной религии – Православии. Причем данные принципы в России сохранялись значительно дольше, чем в Европе – фактически до 1917 г. Антирелигиозная политика коммунистического режима в СССР, хотя и причинила серьезный урон религиозной жизни страны, но, тем не менее, не привела к существенным изменениям, как количественным, так и качественным, в конфессиональном составе населения. К началу 90-х годов, когда в СССР снимались ограничения на религиозную деятельность, в России существовали, в целом, благоприятные условия для утверждения европейской модели взаимоотношений государства и религии, как это было сделано в некоторых бывших социалистических странах и советских республиках. Однако, попытки применения такого подхода натолкнулись на серьезное сопротивление со стороны определенных религиозных, политических и журналистских кругов, как внутри страны, так и за ее пределами.

События, связанные с принятием закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» со всей очевидностью показывает, что, как внутри страны, так и за рубежом, имеются определенные силы, заинтересованные в дестабилизации религиозной, а, как следствие этого, и политической ситуации в России. Религиозный прозелитизм издавна использовался как инструмент политической экспансии, причем не только в период «мрачного» средневековья, но и в Новое время. История колониализма показывает, что в завоеванных странах именно «новообращенные», как правило, вместе с религией перенимавшие чужие этические, культурные, политические установки и ценности, становились главной опорой колонизаторов.

В заключении формулируются основные выводы исследования, даются некоторые практические рекомендации по мерам возможного противодействия деструктивным процессам, связанным с распространением нетрадиционных религий и культов.

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

  1. Козлов О.Б. Распространение баптизма на Северном Кавказе в конце XIX – начале XX вв. //Вестник Северо-Кавказского государственного технического университета. Серия «Право». Выпуск 2. – Ставрополь: Северо-Кавказский государственный технический университет, 2000. – 0,4 п.л.
  2. Козлов О.Б. О роли религиозных факторов в миграционных процессах //Материалы региональной научно-практической конференции «Современные миграционные процессы на Северном Кавказе: проблемы интеграции и повышения уровня толерантности». – Ставрополь: СГАУ, 2002. – 0,2 п.л.
  3. Козлов О.Б. Религиозные мотивы миграционных процессов в истории России //Материалы региональной научно-практической конференции «Современные миграционные процессы на Северном Кавказе: проблемы интеграции и повышения уровня толерантности». – Ставрополь: СГАУ, 2002. – 0,3 п.л.
  4. Козлов О.Б. Правовое обеспечение религиозной деятельности в России. //Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами и их правовое регулирование. Сборник материалов III региональной научно-практической конференции. Ч.I. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского института управления, 2003. – 0,2 п.л.
  5. Козлов О.Б. Отношение нетрадиционных религиозных организаций к военной службе //Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами и их правовое регулирование. Сборник материалов IV региональной научно-практической конференции. Ч.III. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского института управления, 2004. – 0,2 п.л.
  6. Козлов О.Б. Конспект лекций по дисциплине «Религиоведение». – Ставрополь: Изд-во Ставропольского института управления, 2004. – 5,5 п.л.
  7. Козлов О.Б. Вначале было Дао: христианское учение сквозь призму китайско-корейской мистики //Философия в XXI веке: Международный сборник научных трудов. – Вып. 4. – Воронеж: Изд-во Воронежского государственного педагогического университета, 2005. – 0,2 п.л.
  8. Козлов О.Б. О роли религиозного фактора в информационных войнах второй половины XX – начала XXI вв. // www.conf.stavsu.ru. Материалы ежегодной Международной Интернет-конференции «Социально-экономическая реальность и политическая власть», Ставрополь, 2006. – 0,3 п.л.
  9. Козлов О.Б. Выбор религии и национальный менталитет. //Научная мысль Кавказа. Приложение №10. 2006. – 0,5 п.л.
Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»