WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Миссионерство – деятельность, направленная на переход верующими географических, политических, религиозных и общественных границ для обращения людей в веру и распространения иных для данного пространства религиозно-духовных ценностей или их модернизации. Если рассматривать это явление с точки зрения категорий геополитики, то можно предложить следующее определение: Миссионерская деятельность – одна из форм осуществления цивилизационного контроля над пространством. Миссионер создает не только новый культ, он меняет менталитет народа.

Вторая глава – «Роль и место религии в современном социокультурном пространстве России», также состоящая из трех параграфов, исследует деятельность нетрадиционных религий и культов в России с социокультурной, геополитической и правовой точек зрения.

В первом параграфе «Основные направления религиозного влияния в российском обществе» высказывается предположение о целенаправленном характере экспансии нетрадиционных религий.

Стойкая убежденность в превосходстве своей модели развития, характерная для Западной цивилизации, обусловила нежелание понимать и принимать как должное особенности и отличия, имеющиеся у других цивилизаций и культур. В отношениях с ними Западная цивилизация всегда выбирает самый простой подход: сталкиваясь с иной культурой, Запад, как правило, пытается изменить ее в соответствии со своей системой ценностей; если это не удается, такая культура объявляется «тупиковой ветвью» и подлежит изоляции или уничтожению. Политика Запада в отношении России во многом обусловлена именно непониманием особенностей исторического развития нашей страны, структуры российского общества, менталитета коренных народов России.

Традиционный менталитет любой этнической общности, как уже было показано выше, почти всегда базируется на религии. Для более чем 95% коренного населения России таковыми являются христианство (русская версия православия) и ислам (суннизм с элементами суфийской мистики). Особую ценность в данных религиях (это в полной мере касается и третьей традиционной религии – ламаистского течения буддизма) представляет то, что, будучи мировыми, наднациональными, они в то же время не отвергают национально-культурных традиций, а напротив, впитывают их в себя, наполняя новым содержанием. Этносы, формировавшиеся в данных религиозных традициях получали возможность интегрироваться в соответствующие суперэтнические структуры (восточно-христианскую и исламскую цивилизации), не теряя при этом своей национально-культурной самоидентификации, «этнического лица».

Запад имеет богатый опыт целенаправленной деятельности по изменению традиционного менталитета незападных культур. Огромная роль в этом процессе всегда отводилась религии. Против России используются религиозные учения и организации, придерживающиеся диаметрально противоположных идеологий, для которых характерно полное отсутствие связи с традиционной культурой и безусловный приоритет религии перед культурой. Следствием этого является отрицание или игнорирование уникальных национально-культурных особенностей.

Разнообразие нетрадиционных религий, принимающих участие в этом процессе можно объяснить тем, что наши противники должны учитывать многонациональный и многоконфессиональный состав населения России. Поэтому в религиозной экспансии в России можно выделить несколько четких направлений деятельности по идеологической обработке конкретных этнических, конфессиональных и социальных групп. Во-первых, это – вытеснение традиционного христианства (православия); в этом процессе первостепенная роль отводится протестантизму и неопротестантским сектам; в меньшей степени, эту же задачу выполняет и католицизм. Во-вторых – реформирование и экстремизация традиционного российского ислама (особенно его мягкой, «татарской» версии); эту задачу призваны выполнять группы, придерживающиеся экстремистской идеологии «чистого ислама» (ваххабизма); усиление позиций «чистого ислама» будет способствовать росту религиозной нетерпимости, национализма и сепаратизма. В качестве третьего направления можно назвать деятельность по снижению социально-политической активности населения и отчуждению молодежи и образованной части населения от традиционных религий; эту задачу могут выполнять самые разные нетрадиционные религии: те же протестанты, харизматы или ваххабиты, неоиндуистские секты, нетрадиционные культы, объединяемые под общим названием «New Age», а также тоталитарные секты. Многие из них (сайентология, муниты и др.) имеют давние и прочные связи с зарубежными спецслужбами.

Во втором параграфе «Нетрадиционные религиозные организации и культы в поликонфессиональном российском обществе» проводится анализ геополитических задач, выполняемых в России нетрадиционными религиозными организациями.

С. Хантингтон, один из ведущих современных геополитиков Запада, утверждает, что видимая геополитическая победа атлантизма не затрагивает глубинных цивилизационных пластов. Западная идеология – либерал-демократия, рынок и т.д. – стали безальтернативными лишь временно, т.к. уже скоро у незападных народов начнут проступать цивилизационные особенности, основанные на культурно-религиозной идентичности и они будут все сильнее ощущать свою религиозную принадлежность. По этому, а также культурному признаку, Хантингтон, наряду с западной цивилизацией (Западная Европа, Северная Америка, Австралия), выделяет еще семь: славяно-православную, конфуцианскую (китайскую), японскую, исламскую, индуистскую, латиноамериканскую и африканскую. Их цивилизационное развитие, констатирует он, отличается от ориентиров Запада, что в перспективе снова приведет мир к ситуации противостояния. Уже ближайшее будущее будет во многом определяться «цивилизационными разломами» и столкновением цивилизаций. Важный постулат, вытекающий из модели Хантингтона можно сформулировать следующим образом: религиозные факторы относятся к числу особенностей, определяющих облик цивилизаций. Главный геополитический вывод Хантингтона – интересы Запада требуют укрепления собственной цивилизации. В связи с этим он дает западной цивилизации ряд рекомендаций, выполнение большинства из которых немыслимо без использования религиозных факторов.

Новые культы в СССР стали появляться в 70-е годы. Однако пик их распространения пришелся на рубеж 80-90-х годов, в «расцвет» перестройки, когда лидеры СССР и российские «демократы» широко распахнули двери перед зарубежными нетрадиционными культами. В 90-е годы для распространения нетрадиционных религий сложилась исключительно благоприятная обстановка: исчезло единое великое государство, определявшее во многом в последние столетия геополитическую картину мира; радикально изменились государственное устройство, институты власти и ее атрибуты, идет бурный процесс государственного строительства, формирование нового правопорядка; разрушены прежняя политическая система, государственная идеология, в стране образовался идеологический вакуум, разрушающий душу народа, исчезла система приоритетов и ценностей, которую пытаются заменить западными ценностями; стремительно меняется вся система социальных взаимоотношений, часто эти изменения происходят в острой, конфликтной обстановке, готовят почву для социального взрыва; сохраняются межнациональные противоречия внутри России и проблемы взаимоотношений с бывшими республиками СССР; коренным образом изменились и положение нашей державы в мировом сообществе, ее взаимоотношения с иностранными государствами; Россию пытаются вычеркнуть из списка великих держав, лишить прежней роли в мировой геополитике; ведущие державы не заинтересованы в России как передовом, технологически развитом, мощном государстве, им не нужен столь мощный конкурент. Но главное – ослаблен духовный потенциал нации, та основа, на которой издревле покоилась мощь нации и государства. Сегодня только формируется национальная идея, цель и стратегия развития человека, общества, нации, государства, переосмысливается и их роль в человеческой цивилизации.

Среди нетрадиционных религий, ведущих сегодня активную деятельность в России немало таких, которые за счет нашей страны пытаются решать свои внутренние неурядицы. С одной стороны, рост религиозного безразличия в странах Запада, отход от религии, наблюдающийся на протяжении всего XX в., с другой, распространение новых культов, начавшееся в 60-х годах, привели к тому, что многие религиозные конфессии «старшего поколения» переживают сегодня серьезный кризис. Такие проблемы сегодня есть у Католической церкви, у «свидетелей Иеговы» и многих других религиозных организаций.

Подчеркнем, что если традиционные религии имеют глубокие корни в психологии, менталитете, в быту, системе праздников и обрядов, типе и способе мышления этноса, в литературе и искусстве, то новые культы, особенно зарубежного происхождения, не имеют ничего общего в народе. Они вытесняют традиционную религию, притом достаточно агрессивно, поскольку борьба ведется за жизнь, за территорию, за влияние на людей. Новые религиозные культы в России, нашли благодатную почву для своего распространения и развития, влияя на национальное самосознание, историческую память и духовные ценности россиян. Подавляющее большинство новых культов стремятся охватить молодежь. По материалам исследований Л.И. Григорьевой, молодежь до 30 лет составляет в среднем от 50 до 90%. Именно молодежь является той социальной группой, среди которой ведется основная миссионерская работа по поиску новых членов. Молодым людям, членам новых культов, свойственны высшие нравственные идеалы. Они верят в добро, справедливость, взаимопомощь, чистоту отношений, бескорыстие. В новых культах молодежь привлекает своеобразная романтика, система тайных инициаций, экстравагантность восточных культов, экзотика.

Анализ динамики изменения численности организаций нетрадиционно-религиозного направления за последние годы показал, что если по количеству последователей «новые» культуры сегодня значительно уступают традиционным религиям, то по темпам роста количества организаций они являются самой быстрорастущей группой. Исходя из выявленных тенденций можно предположить, что в ближайшие годы рост численности организаций нетрадиционно-религиозной ориентации не прекратится, а увеличение числа разновидностей может продолжаться за счет внутрироссийских новообразований.

В третьем параграфе «Проблемы регулирования религиозного влияния в условиях светского государства» рассматриваются проблемы взаимоотношений религии и государства в современной России.

Дискуссии вокруг нового религиозного законодательства, развернувшиеся во второй половине 90-х годов, показали, что данная проблема является не только внутренним делом России. Попытки Ватикана, правительства США, ряда зарубежных религиозных организаций повлиять на ход обсуждения и принятия закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорят об их заинтересованности в том, чтобы нетрадиционные, иностранные религиозные объединения не только пользовались бы свободой деятельности в России, но и были бы уравнены в правах с традиционными религиями. Российскому руководству недвусмысленно дается понять, что попытки ограничения деятельности нетрадиционных религиозных организаций могут привести к серьезным осложнениям отношений России с другими странами в самых различных сферах. Такая заинтересованность зарубежных правительств и организаций объясняется, как правило, заботой о «правах человека», «ценностях демократии» и т.д. Однако, здесь нельзя не обратить внимания на двойные стандарты в подходах Запада к данной проблеме в России.

С одной стороны, серьезные, подчас весьма жесткие ограничения религиозной деятельности в некоторых странах, не является препятствием для развития нормальных и даже дружественных отношений между ними и странами Запада. Практически не слышно никаких возмущений со стороны защитников прав человека по поводу разнообразных ограничений прав религиозных меньшинств в большинстве арабских и исламских государств.

С другой стороны, в законодательстве многих стран Запада, чья приверженность принципам демократии и прав человека никем не ставится под сомнение, допускаются именно те положения, за которые подвергается критике Россия. В частности, это – четкое деление религиозных организаций на «свои и чужие», традиционные и нетрадиционные, причем «свои» явно или неявно занимают привилегированное положение. Такое положение по- прежнему в различных формах закреплено в конституциях и законах некоторых стран Запада. В ряде стран – Великобритании, Норвегии, Дании, Греции, Ирландии, Болгарии – законодательство открыто провозглашает государственный статус определенной религии. В других странах – Италии, Испании, Польше – привилегии традиционных религий выражены не столь открыто, чаще всего, в виде особого упоминания конкретной религии в законодательных актах.

В этой связи для России с особой остротой встает вопрос о выборе наиболее подходящей модели взаимоотношений между государством и религией.

В современном демократическом обществе можно говорить о двух основных моделях взаимоотношений между государством и религией. Первую из них условно можно назвать «европейской», так как она присутствует в большинстве стран Западной Европы. Для нее характерны конституционные гарантии свободы религиозной деятельности для нетрадиционных конфессиональных меньшинств, но при этом закон, как уже было показано выше, может предоставлять привилегированный, фактически государственный статус одной или нескольким религиозным конфессиям, которые являются традиционными для данной страны. Эти тенденции уходят корнями в не очень далекое «до-демократическое» прошлое Европы. Европейские государства со времен позднего средневековья формировались как государства национальные, с централизованным управлением и единой идеологией, роль которой играла единая государственная религия. Такое положение сохранялось вплоть до XIX-XX вв., когда религиозная идеология европейских государств уступила место либерально-секулярной. Тем не менее, и в современной «демократической» Европе допускается особый статус для преобладающих конфессий с той лишь разницей, что религиозные меньшинства, преследовавшиеся и ограничиваемые в прошлом, теперь получили право на существование и полную свободу действий.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»