WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |
    1. Союзие и бессоюзие как когезийные категории находятся в состоянии динамического равновесия и являются вариантами общего полипропозитивного семантического инвариантного начала развития сложного высказывания в русском языке.
    2. Формирование и функционирование фразовой номинации можно считать одной из предпосылок разрушения собственно союзной подчинительной связи, формирования и проявления в русском языке «несоюзия» как особого вида когезии в сложном предложении.
    3. Релят («союзное слово») как средство связи является не столько фактом словаря, но и фактом синтаксиса речи, развивающимся как амбивалентное состояние, которое отражает корреляцию знаменательных и незнаменательных частеречных классов.
    4. Сложноподчиненное предложение с фразовой номинацией – это сложное предложение, эволюционирующее на пути к особому виду подчинения как следствие аналитизации, на данном этапе развития синтаксического строя занимающее положение в зоне, переходной между простым осложненным предложением и сложноподчиненным предложением местоименно-соотносительного типа.
    5. В области синтаксиса сложного предложения современного русского языка формируется особая фразово – номинационная зона, в которой функционируют сложные конструкции, включающие предикативные наименования, формирующиеся на основе местоименно – соотносительной связи.
    6. Наряду с сочинением и подчинением в русском синтаксисе сложного предложения существуют и другие виды отношений. Связь частей сложноподчиненного предложения с помощью «союзных слов» - это проявление особого типа связи – «несоюзия», выражающего переход сложного высказывания на глубинный уровень выражения полипредикативных отношений.

Материалы и выводы работы прошли апробацию в процессе преподавания современного русского языка в вузе и гуманитарных классах гимназии. Кроме того, по теме диссертации прочитаны доклады на следующих конференциях:

а/ Кирилло – Мефодиевские чтения (Ставрополь, 2003);

б/ IY Международный конгрессе « Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск, 2004);

в/ университетские чтения ПГЛУ, посвященные 60-летию Великой Победы (Пятигорск, 2005);

г/ «Этнокультура славян и современность» (Пятигорск, 2005), «От Кирилла и Мефодия до наших дней» (Пятигорск 2006, 2007).

По теме работы опубликовано 6 статей, в том числе в изданиях, определенных ВАКом.

Структура диссертационного исследования определена его основными целями и задачами. Работа состоит из трех глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается паспортизация по следующим параметрам: актуальность исследуемой темы, определяется объект, цели и задачи работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Особенности проявления периферийной зоны между союзием и бессоюзием в русском языке» выдвигается предположение, согласно которому, выходя за рамки подчинения как чистого подчинительного союзия, нерасчлененный тип проявляет особые свойства «несоюзия», дается анализ диссертационной проблемы, опираясь на характеристику отношений между союзием (в том числе сочиненным и подчиненным) и бессоюзием, а также на их оценку в современной русистике.

Вопрос о способах и средствах связи синтаксических отрезков различного типа, несмотря на его изученность в истории языкознания, по - прежнему остается открытым, приглашая все новых исследователей к его разработке (Карцевский 1961, Уханов 1969, Максимов 1972, Крючков, Максимов 1976, Покусаенко 1978, Черемисина 1983, Бондарко 2001, Кормилицына 2003 и другие). Это вполне понятно: меняется время, а с ним приходят новые (или хорошо забытые старые) методы и приемы анализа, систематизации и оценки языкового материала, равно как изменяется и последний. Все это характерно и для современного русского языка, в начале XXI века обнаруживающего явные признаки изменений - как в типологическом плане (очевидная тенденция к росту аналитизма на всех уровнях системы и, соответственно, увеличение и специализация средств выражения, в том числе в плане когезии (см.: Тираспольский 1981), так и в плане соотношения устно и письменно маркированных форм речевого узуса (см: Земская 1981, Китайгородская 1981, Сиротинина 2003).

Вопрос о границах термина «бессоюзие» может решаться лишь при исследовании бессоюзного сложного предложения не только как синтаксической языковой единицы, но и в первую очередь как речевой модели, как факта речи.

История изучения бессоюзия в русистике свидетельствует как о чрезвычайной сложности и подвижности границ самой бессоюзной когезии как объекта анализа, так и о вытекающей отсюда множественности его интерпретаций. Совершенно очевидно, что во многом этому способствует известная нечеткость, размытость семантического объема самого понятия «бессоюзие».

Характеризуясь отчетливо выраженной синтаксической динамикой, связанной с постепенным изменением «соотношения сил» в стилевой картине современного русского языка (прежде всего вследствие активизации стилей разговорного плана), бессоюзие как когезийное явление изменяет статус союзия, определяя дифференциацию собственно подчинительных союзов и союзных элементов, получивших союзные функции в процессе эволюции синтаксического строя языка.

Следует признать, что союзие и бессоюзие как когезийные категории находятся в состоянии динамического равновесия: с усилением одного начала в пространстве сложной синтаксической единицы ослабляется другое – и наоборот. Подобное явление объясняется тем, что бессоюзные сложные конструкции остаются вне дифференциации по линии сочинения и подчинения только в том случае, если действительно невозможно определить взаимоотношения предложений, применяя критерий сопоставления их «реального» содержания, учета контекста и структуры данного предложения в целом.

Отсюда следует, что союзие и бессоюзие – это варианты общего полипропозитивного семантического инвариантного начала когезии. Данная динамически уравновешенная когезийная система находит выражение в речевых вариантах, в том числе и только союзного или бессоюзного типа.

Представляется логичным и естественным проявление периферийной зоны в области когезии уровня сложного высказывания в русском языке. Существование периферии союзия и бессоюзия обусловлено рядом факторов логического, семантического, структурного, функционально-прагматического плана. Очевидно, что бессоюзие, коррелируя как с областью сочинения, так и с областью подчинения, вступает в определенные отношения с каждой из их разновидностей. В поле нашего зрения оказывается область нерасчлененных сложноподчиненных предложений, отличающихся способностью формировать такое явление как фразовая номинация.

В периферийной зоне, наряду с собственно союзием и бессоюзием, располагается ряд когезийных явлений, которые специфичны прежде всего средствами связи частей, не попадающими под определение ни союзного (подчинительного), ни бессоюзного типа.

Подобные «стыковочные» явления весьма показательны для современного русского синтаксиса, чья эволюция происходит при пересечении «интересов» самых разнообразных «сил» - как собственно лингвистического, так и экстралингвистического порядка.

Фразово – номинационный тип, возникающий на базе нерасчлененных сложноподчиненных предложений, формируется при непосредственном участии релята как типологически конструктивного элемента, обладающего двойной функцией: с одной стороны, это выражение отношений подчинения (или их аналога), с другой – формирование описательного обозначения. Очевидно, что приравнивать функции этих слов к подчинительным союзам нельзя, равно как нельзя рассматривать включающие их сложные предложения в качестве бессоюзных конструкций.

Мы предполагаем, что специфика пропозитивной семантики сложноподчиненного предложения нерасчлененного типа, а также структурно-семантические особенности возникающих в тексте данных конструкций фразовых наименований предопределяет формирование синтаксического пространства, чей статус отличается от собственно подчинительной когезии, формирующейся на базе расчлененных конструкций сложноподчиненного вида. Особый частеречный статус релятов (относительных местоимений и наречий) определяет и своеобразный тип когезии, который мы определяем как «несоюзие», в отличие от собственно подчинительного союза.

Вторая глава «Фразовая номинация и специфика ее образования в сложноподчиненном предложении местоименно - соотносительного типа» представляет собой анализ структурно-семантического (грамматического) механизма местоименно - соотносительной (коррелятно - релятной) связи, формирующий синтаксические условия, в которых и возникает предикативная форма номинации; обобщаются сведения о специфике синтаксической связи в сложноподчиненном предложении местоименно – соотносительного (и шире – всего нерасчлененного) типа, которую принято считать подчинительной (Максимов 1970,1977; Диброва 1997; Штайн 2001; Бабайцева 2005 и др.), а также сопоставляются три типа конструкций: 1) сложноподчиненные предложения с придаточными условия, причины и следствия: Солнце блеснуло ему в глаза, так что больно стало глядеть (Достоевский). Лошадь не могла сдвинуть воз, потому что заднее колесо соскочило (Л.Толстой); 2) сложноподчиненные предложения с придаточными изъяснительными и придаточными присоединительными: Владимир с ужасом увидел, что он заехал в незнакомый лес (Пушкин). Что он натура честная, это мне ясно (Тургенев); 3) сложноподчиненные предложения с придаточными местоименно - соотносительными (тот - кто; то - что…): Он расспрашивал меня про то, что я люблю, что читаю, что намерена делать, и давал советы (Л.Толстой). Все приведенные примеры иллюстрируют подчинительный характер отношений между частями, однако участие союзных средств везде различное. И приходим к выводу, что первый тип представляет типичные подчинительные отношения, присущие подчинительным союзам. Второй тип – подчинительные отношения, которые выражены местоимениями и наречиями, не относящимися к словам главной части. Третий тип – подчинительные отношения, которые разрушаются, поскольку зависимая часть образует вместе с опорным словом главной части предикативную перифразу – описательное значение.

В результате приходим к выводу, что образование коррелятно-релятного блока, определяющего статус фразового наименования, во многом обусловливает и процесс номинализации и выхода подобного образования на уровень употребления в особом синтаксическом пространстве, когда связь частей сложноподчиненного предложения выходит за рамки союзного подчинения.

Сложная пропозиция не обязательно имеет план выражения лишь в виде сложного предложения. В трансформационной цепи «подчинение – номинализация – бессоюзие» проявляется функция периферийной зоны. При этом, релятные, т.е. союзные слова выступают уже не как факты словаря, а как факты синтаксиса речи, поэтому конструкции с союзными словами неправомерно рассматривать как собственно подчинительные.

Предицирование признака наименования в придаточной части предложений местоименно-соотносительного типа и соотнесение этого признака с соответствующим признаком главной части в составе полипредикативной единицы является тем качественно новым, что отличает грамматикализованное средство номинации от других единиц номинационно-синтаксического поля. Это, в свою очередь, позволяет определить фразовое наименование не только как особое явление синтаксической номинации в русском языке, но и как особую пропозицию. Анализируя накопленный материал, мы приходим к выводу, что сложноподчиненные предложения с придаточными местоименно – соотносительного типа, благодаря их логико-грамматическим, структурно-семантическим и функционально – прагматическим особенностям, можно выделить в отдельную группу сложных предложений, чей статус определяется в переходной между союзием и бессоюзием зоне.

Сближаясь с союзием и бессоюзием своей грамматической природой, сложные предложения с фразовой номинацией специфичны своей семантикой, организующей описательное обозначение и, одновременно, включающей его в общий семантический фон коммуникативной ситуации. Эволюция конструкций с фразовой номинацией свидетельствует как о «непростых» отношениях между простым осложненным и сложным предложением, так и о перспективах развития переходных зон (в частности – зоны простого осложненного высказывания).

Формирование фразовой номинации можно считать одной из предпосылок разрушения собственно подчинительной связи. Само деление и образование связи нового типа сложноподчиненных предложений на расчлененные и нерасчлененные в качестве одного из оснований предполагает отношение к синтаксической номинации. При этом парадоксальна следующая ситуация: сам статус сложноподчиненных предложений определяется пространственным развертыванием какого-либо признака предмета или целой ситуации, однако сложноподчиненные предложения местоименно – соотносительного типа характеризуются свертыванием предиката, то есть номинализацией, что позволяет данный тип предложений отнести к особому типу, поставив вопрос о его правомерности отнесения его к традиционно выделяемым сложноподчиненным предложениям.

Взаимодействие фразовой номинации со структурой нерасчлененного сложноподчиненного предложения местоименно-соотносительного типа определяет его употребление в переходной зоне союзных и бессоюзных единиц. Данную зону мы называем «несоюзием», подчеркивая специфику коррелирования как средства когезии, так и синтаксических отношений в целом.

В третьей главе « Формирование фразово номинационной зоны на периферии сферы когезии уровня синтаксиса сложного предложения» предполагается, что в периферийной области сферы когезии наряду с союзием и бессоюзием в русском синтаксисе проявляет себя особая фразово - номинационная зона. Ее образуют несоюзные сложные предложения – сложноподчиненные предложения нерасчлененного местоименно–соотносительного типа. Фразовые наименования, возникающие в условиях несоюзия, характеризуют один из путей эволюции сложного предложения (Ломтев 1956, 1961; Стеценко 1972; Иванов 1990 и др.).

Предпринята попытка исследовать вопросы, связанные с формированием фразово-номинационной зоны на периферии сферы когезии в сложном предложении современного русского языка.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»