WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Материалы слоя 2 отражают завершение развития пластинчатых неолитических индустрий и переход на отщепно-бифасную технологию, процесс которого заслуживает особого внимания. Аналогии данному комплексу, отмеченные в ряде, прежде всего, нестратифицированных памятников, расположенных на обширной территории от Алтая до Урала, указывают лишь на определенную культурно-хронологическую связь с ними. Сложно пока в целом говорить о происхождении данного типа индустрии и ее хозяйственной специфике, не исключено, что она генетически связана с предыдущим комплексом слоя 2а и пришлыми с востока племенами.

Культурную и хронологическую специфику материалов слоя 1а представляет энеолитический отщепно-бифасный комплекс, содержащий ряд специфических типов, отличающих его от других культур региона. Облик его наконечников стрел в корне отличается от ботайско-терсекских, но типичен для голоценовых комплексов Алтая, в которых они появляются еще в мезолите [Кунгуров и др. 1999, с. 60-61]. Это наталкивает на мысль о том, что бифасные наконечники приносятся сюда в конце неолита с Алтая, когда они появляются здесь в слое 2а наряду с пластинчатыми. Двусторонне обработанные вкладыши, широко представленные в прибайкальском неолите, в целом не типичны для энеолита Казахстана. В Прииртышье они найдены лишь на Омской стоянке и поселении Усть-Нарым. По этим типам изделий прослеживается генетическая связь шидертинского энеолита с культурами, расположенными к востоку от Иртыша. Здесь подобные вкладыши встречаются чаще и указывают направление их распространения от самого Прибайкалья.

Сходство шидертинского и усть-нарымского энеолитических комплексов позволяет объединить их в рамках единого культурного типа памятников, ставит задачи дальнейшего их изучения и определения территориальных рамок. Их индустрия была основана на отщепной технологии для массового производства орудий по обработке кож и разделке туш животных, и, в меньшей степени, орудий охоты, обработки кости, камня. Но у нас до сих пор нет представления о типе их жилищ. Погребение, найденное на стоянке, также дает некоторое основание связывать энеолитический комплекс памятника с западносибирскими культурами. Наиболее близкими территориально к нему являются погребения Среднего Прииртышья. Определенное сходство шидертинского человека, наблюдаемое с мужским черепом из Ботая, может свидетельствовать о некоторой генетической близости носителей ботайского и шидертинского энеолитических комплексов, несмотря на различия в материальной культуре. В целом культурная направленность шидертинских поздненеолитического и энеолитического комплексов определяется тяготением к восточным культурам.

Немаловажным также является вопрос сложения раннебронзовых комплексов региона, представленных материалами слоя 1, отражающих период завершения каменного века и начало эпохи бронзы и, видимо, составляющих одну культурно-хронологическую группу памятников с вишневско-кротовскими (елунинскими) комплексами Северного Казахстана.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Периодизация и хронология голоценовых комплексов Северного и Центрального Казахстана является одной из недостаточно разработанных проблем в археологии каменного века Казахстана. Особенно она касается мезолитических памятников, среди которых практически не было стратиграфически закрытых комплексов, содержащих значительные материалы. Часть неолитических индустрий была удревнена и отнесена исследователями к эпохе мезолита и раннего неолита, другие, наоборот, омолаживались, то есть имеющиеся материалы не позволяли установить даже их периодизацию. Такая возможность появилась лишь с изменением источниковой базы, представленной материалами многослойной стоянки Шидерты 3.

В соответствии с поставленной целью данного исследования по определению периодизации, хронологии и культурной принадлежности археологических комплексов стоянки Шидерты 3 и их соотношения с комплексами голоценовых индустрий Северной Сары-Арки, нуждающимися в дополнительном изучении, уточнении и корректировке на основе новых материалов, а также определении их места в системе урало-алтайских древностей, были получены следующие результаты:

1. История изучения голоценовых памятников региона показала, что, несмотря на продолжительный период их исследований, его территория изучена крайне неравномерно. Археологические комплексы происходят в основном со стоянок с разрушенным культурным слоем и смешанными материалами, стратифицированные памятники немногочисленны, и среди них, до начала 90-х годов, не было ни одной многослойной стоянки, содержащей выразительные комплексы каменных индустрий с серийным набором устойчивых типов орудий, отражающих их периодизацию и хронологию. С открытием многослойной стоянки Шидерты 3 появилась возможность на основе комплекса геоархеологических, палеогеографических и естественнонаучных данных, полученных из разреза памятника, выйти на решение этой проблемы.

2. Геоморфологическое положение стоянки Шидерты 3 способствовало стабильному осадконакоплению и образованию четкой стратиграфии, позволившей достоверно определить расположение каждого археологического комплекса в культурных отложениях стоянки. Их периодизация и хронология установлены на основе радиоуглеродных датировок и хроностратиграфии памятника, отражающей палеоэкологическую обстановку голоцена, колебания климата и изменения палеоландшафтов. На основе сопоставления типологических характеристик комплексов стоянки Шидерты 3 определены культурно-хронологические позиции аналогичных индустрий остальных памятников региона. Факт использования в каждом слое памятника другого сырья является также отличным репером, отражающим процессы технологического развития и палеоэкономики древнего населения региона, и позволяет, по аналогии с шидертинскими комплексами, на основе их типологии, с учетом сырьевого признака, легко расчленять подъемные коллекции на культурно-хронологические комплексы.

3. В результате изучения материалов стоянки Шидерты 3 были выявлены все основные типы каменных индустрий, ранее известные на территории Северной Сары-Арки, и новые, которые не находят аналогий в её памятниках. Одним из наиболее важных результатов является открытие раннеголоценовых комплексов, впервые позволивших получить достоверную информацию о характере мезолитических индустрий региона. На раннем этапе они имеют архаичные эпипалеолитические черты, сочетающиеся с наличием геометрических форм, на позднем - приобретают формы классического мезолита с симметричными низкими удлиненными и короткими высокими трапециями.

Неолитические комплексы на раннем этапе, где впервые появляется керамика, наглядно демонстрируют эволюцию пластинчатых индустрий от средних размеров без симметричных трапеций, но с обилием вкладышей с притупленным краем и торцом, скошенных острий и асимметричных трапеций, пластин с выделенной головкой, скребков на отщепах и отсутствием наконечников стрел. На среднем этапе отмечается эволюция к более микролитоидной индустрии, повторяющей в основном прежнюю типологию, с появлением специфичных поперечноретушных резцов на крупных пластинах и наконечников стрел на пластинах и отщепах с двусторонней обработкой. В позднем неолите происходит укрупнение пластинчатых заготовок и увеличение изделий из отщепов. Появляются концевые и боковые скребки, диагональные резцы, наконечники стрел и вкладыши из пластин с двусторонней обработкой на крупных симметричных пластинах, крупные черешковые скребла с вентральной подтеской.

Энеолитические и раннебронзовые материалы памятника представлены отщепно-бифасной индустрией, направленной на получение большого количества обрабатывающих орудий: скребков, скребел на крупных отщепах мустьероидного облика, бифасных ножей, наконечников копий, дротиков, стрел и двусторонне обработанных вкладышей для костяных оправ. Они имеют ряд общих черт с ботайско-терсекскими комплексами и, по некоторым признакам, схожи с энеолитическими материалами Усть-Нарыма, составляя с ними, видимо, самостоятельный тип культуры ранних скотоводов восточноказахстанских степей.

4. Рассмотренные материалы многослойной стоянки Шидерты 3 дают нам адекватное представление о последовательности развития голоценовых индустрий как Северного и Центрального, так и Северо-Восточного Казахстана, поскольку она находится на стыке этих обширных физико-географических районов, где в эпоху мезо-неолита в сходных палеоэкологических условиях существовали однородные культуры. Опираясь на результаты исследований этого памятника, мы попытались пересмотреть их периодизацию и хронологию, уточняя которую можно сказать, что большинство из них, отнесенные исследователями к мезолиту, не являются таковыми, поскольку аналогичны шидертинской ранненеолитической индустрии слоя 3, в которой присутствует керамика. Соответственно, ранний этап атбасарской культуры сопоставляется с материалами слоев 2а и 2, отражающими, по нашим данным, поздние этапы неолита Северного Казахстана. На этом этапе комплексы стоянки имеют определенную связь с материалами атбасарской и некоторыми индустриями маханджарской неолитических культур. Определенные параллели просматриваются с оюклинскими комплексами Прикаспия и могут указывать на их генезис.

5. Происхождение и культурные связи раннеголоценовых комплексов стоянки пока не установлены, но наличие в них геометрических микролитов указывает на юго-западное направление и отражает время появления здесь их первых носителей в позднеледниковую эпоху, не позднее Х тыс. до н.э. По этим материалам определяются также хронологические позиции некоторых притобольских и тельманских комплексов, отнесенных к мезолиту. Отмеченное среднеазиатское технологическое влияние на индустрии Северной Сары-Арки, вероятно, связано с миграцией древнего населения, обусловленного природно-климатическими изменениями атлантической эпохи и демографическими процессами в раннеземледельческих и скотоводческих культурах Юго-Западной Азии, оказывавших давление на свои периферийные зоны. По имеющимся материалам можно отметить несколько этапов этого процесса.

Первый может быть связан с движением в конце VII - начале VI тысячелетия до н.э. ранне или протоджейтунского населения, часть которого закрепилась в предгорьях Копетдага и в Восточном Прикаспии, а другая, представленная комплексами типа слоя 4, двинулась на освоение просторов Северной Евразии. Второй - с раннекельтеминарским населением, начавшим свое движение на север и северо-восток в середине VI тысячелетия до н.э. Оно принесло индустрии типа слоев 3 и 2б, аналогичные тельманским комплексам, отнесенным к мезолиту. Третий - с оюклинским - в середине V тысячелетия до н.э. и с тюлузским - на рубеже V - IV тысячелетия до н.э., которые принесли индустрии, относящиеся к атбасарской культуре, представленные на стоянке материалами слоев 2а и 2. На ее восточной периферии это население вступило в контакты с западносибирскими племенами, что демонстрируют материалы позднего неолита – энеолита из слоев 2 и 1а стоянки Шидерты 3 и поселения Усть-Нарым. Восточные связи этих комплексов прослеживаются по двусторонне обработанным вкладышам прибайкальского типа, отмечающим обратную тенденцию движения восточных племен на запад. Пути этих движений предстоит уточнить, но аналогии, выявленные в комплексах стоянки Шидерты 3, свидетельствуют о связях населения Северной Сары-Арки с культурами обозначенных территорий. Весь комплекс энеолитических материалов говорит о сложившейся в середине – второй половине IV тыс. лет до н. э. производящей экономике. В середине III тыс. лет до н. э. он сменяется комплексами эпохи ранней бронзы.

Таким образом, проведя всестороннее изучение археологических комплексов стоянки Шидерты 3, определив типологию и закономерности их развития во времени и пространстве, мы установили, что они наиболее полно и объективно отражают последовательность развития голоценовых индустрий Северной Сары-Арки и представляют все их основные этапы от мезолита до энеолита и ранней бронзы. Они уточняют культурно-хронологические позиции не только комплексов всего изучаемого региона, но и соседних территорий, поэтому результаты исследований этого памятника по своему значению выходят далеко за рамки проблематики археологии Северной Сары-Арки. Его материалы могут использоваться в дальнейшем в качестве эталона для атрибуции аналогичных комплексов и восстановления технологических и хозяйственных процессов. Введение их в научный оборот может способствовать решению ряда важных культурно-исторических проблем, связанных не только с периодизацией и хронологией археологических комплексов мезо-неолита Казахстана и Западной Сибири, но и таких узловых проблем, как их происхождение и сложение производящего хозяйства; смена пластинчатых индустрий отщепными орудиями в эпоху энеолита, означающими начало перехода к новой экономической формации, основанной на производстве не только продуктов питания, но и средств производства на основе новых отраслей хозяйства: скотоводства, горнорудного и металлургического производства и обмена; подвижность групп ранних скотоводов; сложение новых культур, культурных областей и общностей. Их формирование завершается с появлением макроиндустрий и металла, представленных как материалами энеолитического комплекса и верхнего слоя стоянки Шидерты 3, так и ряда памятников южного берега оз. Кудайколь и Экибастузского археологического комплекса. Прежде всего, стоянки Экибастуз 17, которая отражает, видимо, уже эпоху ранней бронзы и сочетает в своем комплексе бифасные макроформы, керамику с нарезным геометрическим и гребенчатым орнаментом и бронзовые изделия.

Список опубликованных работ по теме диссертации

Статья в журнале, рекомендованном Высшей аттестационной комиссией

1. Мерц, В.К. О происхождении мезо-неолитических комплексов стоянки Шидерты 3 // Омский научный вестник. 6. № 1(63), 2008. Серия Общество. История. Современность.- С. 38-41.

Статьи и тезисы

1. Мерц, В.К. Раскопки на стоянке Шидерты 3 // Маргулановские чтения. - Петропавловск, 1992. - С. 24-26.

2. Мерц, В.К. О происхождении комплексов прибайкальского типа в энеолите Казахстана // Палеодемография и миграционные процессы в Западной Сибири в древности и средневековье. - Барнаул, АГУ, 1994. - С. 39-42.

3. Мерц, В.К. Работы на стоянке Нурманбет 1 // Проблемы охраны, изучения и использования культурного наследия Алтая. - Барнаул, АГУ, 1995. - С. 42-47.

4. Мерц, В.К. Стоянка каменного века Кара-Будур 3 // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. - Барнаул, АГУ, 1998. - С. 51-54.

5. Мерц, В.К., Ткачев, А.А. Неолитические материалы могильника Мичурино II // Древние поселения Алтая. - Барнаул, АГУ, 1998. - С. 34-38.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»