WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Прежде всего в диссертации определяется значение социально-философских и политэкономических идей К. Маркса для мир-системного подхода. Во-первых, это идея трансисторичности социальных процессов, объяснение и выявление законов исторического развития в целом и капитализма в частности. Во-вторых, концепция первоначального накопления капитала заимствуется у Маркса, но мир-системниками она представляется не в рамках национальных государств, а в контексте мировой капиталистической системы. В-третьих, диалектический принцип динамики капитализма в мир-системном анализе выявляет не только ее классовые противоречия, но подчеркивается распространение ее антагонизмов на глобальном (мировом) уровне. В-четвертых, отмеченная Марксом тенденция нормы прибыли к понижению по мере развития капитализма. Норма прибыли снижается за счет увеличения издержек производства, таких как расходы на зарплату и новые технологии, производственные и налоговые затраты. В-пятых, концепция «мирового рынка» К. Маркса, определяющая космополитическую и глобальную сущность капитализма, благодаря которой происходит «всесторонняя зависимость наций друг от друга», а «буржуазия под страхом гибели заставляет все нации принять буржуазный способ производства». Методологическое отличие заключается в том, что если для К. Маркса увеличивающаяся капиталистическая экспансия приводит к конвергенции западного и не-западного миров (не-запад модернизируется и становится Западом), то для мир-системников, напротив, результатом глобального распространения капитализма является дивергенция и поляризация мировой капиталистической системы, т.е. происходит дальнейшее развитие богатых регионов её центра и недоразвитие её бедных периферийных зон.

Идею географической неравномерности динамики капитализма представители мир-системного подхода во многом заимствуют из марксистских теорий империализма: 1. Концепция Р. Люксембург о международной взаимозависимости капиталистических и некапиталистических хозяйственных форм, определяющих движение капитализма на мировой арене. 2. Теория финансового капитала Р. Гильфердинга, согласно которой иностранный капитал экспортируется в отсталые регионы не как ссудный капитал, а вкладывается в добычу и вывоз сырья, отнимается «сырой материал», благодаря чему эти страны не развиваются ни экономически, ни политически. Это в свою очередь ведет к их зависимости от покровительства крупных держав. 3. Идеи В.И. Ленина о межимпериалистическом соперничестве и антиимпериалистической борьбе стран «третьего мира», о неравномерности развития капитализма, о государсвтенно-монополистическом капитализме и многоукладности. И всё же мир-системники не соглашается с утверждениями марксистов о том, что вывоз капитала характерен только лишь для новейшего монополистического капитализма (империализма). Как подчеркивает Ф. Бродель, «капитализм всегда был монополистическим, поскольку капиталы и кредиты всегда были самым надежным средством выхода на внешний рынок и его завоевания»2. Диссертант отмечает, что наделение капитализма монополистической природой и проведение демаркационной линии между ним и конкурентной рыночной экономикой является методологической особенностью мир-системного подхода, отличающей его от других концепций капитализма.

Мир-системный анализ претерпел также значительное влияние и неомарксистских теорий 1950-60-х гг., таких как концепции периферийного капитализма и мирового разделения труда Р. Пребиша, теорий зависимого развития П. Бэрана, С. Фуртадо, Ф. Кардозу и неэквивалентного обмена А. Эммануэля. В отличие от господствующих тогда на Западе теорий модернизации, эти концепции объясняли развитие стран третьего мира не в качестве отсталых от западного образца, но интерпретировали отсталость как результат мирового капиталистического разделения труда: страны ядра эксплуатируют периферийные страны. В связи с этим подчеркивалось, что страны третьего мира могут провести модернизацию без вестернизации, опираясь на собственный экономический, социальный, культурный и политический порядок.

Важное значение в формировании мир-системной методологии занимает исследовательская программа школы «Анналов». Необходимо отметить, что мир-системный подход не просто производит логический анализ абстрактных социальных объектов, но подтверждает теоретические выводы анализом конкретно-исторического материала. Исходя из этого мир-системный подход применяет историко-аналитическую модель исследования школы «Анналов». Её основные принципы заключаются в следующем: 1) целью исследования является понимание масштабных социальных процессов; 2) сфера исследования – история глубинных структур, скрытых реальностей, длительных периодов и коллективных процессов (глобальная история); 3) понимание социального времени как множества различных времен (геоистории, структурных длительностей, конъюнктур, событий), позволяющих преодолеть идею линейного прогресса; 4) использование глобального подхода и сравнительного метода в исследовании социальной реальности; 5) междисциплинарный синтез и диалог отдельных наук, провозглашенный «Анналами», в мир-системном анализе приобретает характер трансдисциплинарного и наддисциплинарного синтеза, направленный на интеграцию всего обществознания, создание единой «исторической социальной науки». Влияние парадигмы «Анналов» на мир-системный подход отчетливо прослеживается в идеях Ф. Броделя – признанного лидера обоих исследовательских направлений. Его взгляды и принципы исторического исследования находят свое теоретическое воплощение в мир-системном анализе. Кроме Броделя на представления мир-системников оказали влияние исследования таких представителей «Анналов» как М. Блок, Л. Февр, П. Шоню, Э. Ле Руа Лядюри, Ж. Ле Гофф. Факт методологического взаимодействия обоих подходов позволяет диссертанту не согласиться с мнением Р. Коллинза, назвавшим мир-системный подход «исследовательским сообществом, не признанным вовне».

В диссертации выявлено также влияние на мир-системный анализ ряда немарксистских концепций динамики капитализма: 1. Экономическая антропология К. Поланьи и его теория эволюции принципов поведения в хозяйственной жизни: реципрокация (обмен товарами и услугами на основе родственных отношений), редистрибуция (перераспределение товаров государством) и рыночный обмен. По аналогии с этой теорией И. Валлерстайн выстраивает эволюцию исторических систем: мини-системы – мир-империи – мир-система (или «капиталистический мир-экономика»). 2. Концепция сосуществования рационального и нерационального типов капитализма М. Вебера, его теория статусных групп, а также веберовская идея сущностной рациональности, применяемая И. Валлерстайном для теоретического обоснования исторической социальной науки. 3. Концепция эволюции капитализма В. Зомбарта, предусматривающая наличие в условиях капиталистического мира «пестрого букета разнообразных экономических систем и форм». 4. Идеи бельгийского историка А. Пиренна, представляющего социальную историю капитализма в виде серии отдельных рывков начиная с раннего средневековья (XI – XII вв.) и заканчивая ХХ столетием: периоды активности капиталистических отношений сменяются периодами их подавления. 5. Теория циклов экономического развития Й. Шумпетера, а также его концепция перехода капитализма в социализм. 6. Теория Н.Д. Кондратьева, определяющая фазы динамики капитализма (повышательная фаза А и понижательная фаза Б). Анализ обозначенных выше концепций динамики капитализма позволяет автору сделать следующий вывод: мир-системный подход формировался под влиянием различных течений общественно-экономической мысли, что зачастую определяло противоречивый характер эволюции этого исследовательского направления.

Во втором параграфе первой главы «Эволюция мир-системного подхода: от исторической социологии до самостоятельной исследовательской программы» диссертант выявляет этапы развития мир-системного анализа. Первый этап (1950-60-е гг.) является предшествующим его методологическому обоснованию. Будущие мир-системники занимаются изучением стран третьего мира и работают на их территории, проводят полевые исследования, применяя методы антропологии, этнологии и исторической социологии. Кроме того, на основании изученного эмпирического материала происходит выделение объекта и основополагающего принципа будущих мир-системных исследований: «национальные общества существуют всегда в пределах особого контекста взаимодействия национальных государств»3, т.е. общества развиваются не сами по себе, а за счет и с помощью других обществ.

На втором этапе (1970-80-е гг.) происходит конструирование теоретической модели мир-системного подхода. В этот период выходят фундаментальные труды его представителей: трехтомник «Современная мир-система» И. Валлерстайна, последний том «Время мира» трилогии Ф. Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм», работы «Мировое накопление 1492 – 1789» и «Зависимое накопление и слаборазвитость» А.Г. Франка, «Накопление капитала в глобальном масштабе» С. Амина, «Геометрия империализма» Дж. Арриги и другие. Исследователи ставят своей задачей объяснить современные процессы мирового развития капитализма с помощью выведения каузальных связей в исторической ретроспективе. От частных теоретических моделей, основанных на изучении отдельных казусов экономической истории, происходит переход к исследованию макропроцессов, капиталистической мир-системы в целом, выявляются фундаментальные законы её функционирования.

На третьем этапе (1990-е гг. по настоящее время) И. Валлерстайн выдвигает идею создания новой исследовательской программы – исторической социальной науки, которая, в отличие от господствующей общественной науки образца XIX века, обеспечит эффективное взаимодействие социальных и гуманитарных наук, соединит идеографический и номотетический метод познания, что, в свою очередь, приблизит исследователя к реальности мира, позволит анализировать гиперсложные и динамичные социальные процессы. Для построения новой методологии Валлерстайн синтезирует концепцию исторического времени Ф. Броделя с теорией диссипативных структур И. Пригожина, акцентируя внимание на его идее о переходе хаоса в порядок. Валлерстайн также применяет веберовский термин «сущностная рациональность» для прогнозирования исторических альтернатив и на его основе вводит понятие «утопистика». Этот период ознаменован также переходом от изучения экономики мир-системы к анализу её геокультуры и геополитики.

В третьем параграфе первой главы «Структура исторического времени Ф. Броделя и категория "время-пространство" И. Валлерстайна как онтологические основания мир-системного анализа» диссертант выявляет взаимодействие броделевских видов временных ритмов (событийности, геоистории, структурного и конъюнктурного времён) и форм хозяйственной жизни. На первом её этаже Бродель размещает почти неизменные структуры повседневности (питание, одежда, жилище, техника, деньги), составляющая основу материальной жизни доиндустиальной эпохи: экономика самодостаточности, сельский уклад, натуральный обмен, прямой обмен услугами, многочисленные формы надомничества. Здесь проявляется «прожорливое прошлое», «инертное» и «малоподвижное», монотонно поглощающее «хрупкое время людей». На втором уровне представлена подвижная рыночная экономика, «взрывающая» инертные структуры повседневности и представляющая собой «механизмы производства и обмена, связанные с деятельностью людей в сельском хозяйстве, с мастерскими, лавками, биржей, банками, ярмарками и рынками». Наконец, третий верхний этаж занимает капитализм, находящий свое воплощение в торговле на дальние расстояния и транснациональных монополиях. Капитализм действует во «времени мира», времени миров-экономик и их взаимодействий. Все три уровня сосуществуют и диалектически взаимодействуют между собой во «времени большой длительности» («la longue dure»), который не ограничивается хронологическими столетиями, а уходит своими корнями в раннее средневековье и продолжается в новейшее время.

Особое внимание уделяется социально-философскому анализу сущности концепции «времени-пространства» Валлерстайна, выявляющая пространственные аналоги времён Броделя: эпизодическое или событийное время соответствует геополитическому пространству и затрагивает военные конфликты, дипломатические отношения; моменты изменяющихся ритмов (циклическое время) связаны с «идеологическим пространством»; структурному долгосрочному времени, броделевскому «времени большой длительности», соответствует структурное и широкомасштабное пространство, коим является капиталистический мир-экономика; «временем мудрецов» или броделевской геоистории аналогично вечное пространство, проявляющееся во всемирной истории человечества. Наконец, ещё одним видом времени-пространства, не рассматриваемым Броделем, для Валлерстайна является kairos – «подходящий момент», «трансформационное время», «переход», «кризис», время прекращения существования исторической системы, «пространство-время человеческого выбора» или, говоря словами И. Пригожина, «каскад бифуркаций», который обеспечивает переход существующий системы к хаосу.

Диссертант делает вывод о том, что положения теоретиков мир-системного анализа о международном разделении труда и о многоуровневой системе экономической жизни приводят их к справедливому отказу от трактовки хода истории как последовательного процесса: рабовладение, феодализм, капитализм. Подчеркивается одновременность, синхронность и взаимозависимость существования этих систем. При этом капитализм является «катализатором» (Ф. Бродель), придающим динамизм монотонным структурам материальной жизни и рыночной конъюнктуре, создающим «картеж», «процессию», «кругообращение» сосуществующих в глобальной исторической системе хозяйственных форм, задающим «темп для принудительной одновременности неодновременного» (Ю. Хабермас).

Во второй главе «Социально-философский смысл теоретических конструктов мир-системного анализа динамики капитализма» дается сравнительный анализ концепций капитализма Ф. Броделя, И. Валлерстайна, А.Г. Франка, С. Амина, К. Чейз-Данна, Дж. Арриги и других исследователей. Автором подчеркивается неоднородность мир-системного дискурса капитализма, который связан с выбором представителями этого подхода различных теоретических моделей для анализа его динамики. Диссертант соглашается с мнением В.Г. Федотовой о том, что не альтернативность представленных концепций, но их отнесенность к различным регионам, аспектам и этапам развития (месту, проблеме, времени) позволяет более детально анализировать процессы генезиса и динамики капитализма4.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»