WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Необычайно большое значение придавал коммуникации Ю. Хабермас, назвавший свою теорию «теорией коммуникативного действия». Он понимал дискурс именно как саму коммуникацию, возможность дискуссий. Значимость дискурса – двойная: он позволяет выяснить, что представляет равный интерес для всех; является средством социализации, благодаря ему происходит научение, повышение компетентности и интерсубъективности.

Если теория коммуникативного действия, переносит власть на парламент, где формируются и озвучиваются мнения и воля народных представителей, то в реальности власть все чаще переносится на систему средств массовой коммуникации. Избирая способ подачи (или сокрытия) предмета, средства массовой информации, не просто варьируют представления о предмете, но и конструируют представления о нем, конструируют саму социальную реальность. Учитывая неизбежность языкового кодирования/ декодирования информации в ходе предвыборной кампании и о самом институте, получаем двойную опосредованность. А следовательно, – двойной фильтр, создающий единое символическое пространство, оказывающий на массовое сознание и политическое поведение регулирующее воздействие.

В третьем параграфе «Электоральный дискурс как предмет философского анализа» рассматриваются лингво-коммуникативная и философская парадигма анализа дискурса, определяются философские импликации понятия «дискурс» к институту выборов.

Особый интерес представляют работы голландского ученого Т. ван Дейка, которого принято относить к лингво-комуникативному направлению. Ван Дейк дал обобщающее определение дискурса, как сложного единства языковой формы, значения и действия, которое может быть охарактеризовано с помощью понятия коммуникативного события или ком­муникативного акта. Однако, зачастую «дискурс» в отечественном и зарубежном языкознании сводится к совокупности тематически соотнесенных текстов. Что не раскрывает его потенциал для изучения социальных феноменов.

Во второй половине XX-го в. сформировалось философское направление анализа дискурса. Оно основывается на методологии, разработанной французским философом Мишелем Фуко и представленной в его работах «Слова и вещи» (1966), «Археология знания» (1969), «Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности» (1971). Все эти работы ставят целью описание тех общезначимых установок мышления и мировосприятия, которые обуславливают возникновение тех или иных общественных явлений.

Дискурс рассматривается М. Фуко как резервуар. Во-первых, резервуар потенциальных объектов высказываний. Сложные и многочисленные условия появления объектов высказываний понимаются как «пучок связей», прежде всего, как исторические условия, при которых мы могли бы «говорить о чем-то». Следующее, что лежит в поле дискурса и определяется им, – правила формации концептов. Дискурсивные закономерности определяют темы, верования, репрезентации, все, к чему обращается исследователь, пишущий историю идей.

Еще одной центральной категорией философской системы М. Фуко является субъект вы­сказывания. Фуко определяет субъект как совокупность аноним­ных безличных правил, действующих в пределах дискурса. Он представляет собой некую социально и культурно обусловленную позицию, которую мо­жет занять индивид, чтобы строить свою речь в рамках той или иной дискурсивной практики.

Фуко уделял большое внимание пронизывающим дискурс властным отношениям, рассматривал, каким образом в любом обществе производство дискурсов контролируется и организуется.

Понимание дискурса как некого объективного уровня, чьи правила формирования находятся вне компетенции говорящего субъекта, составляют часть философской парадигмы анализа дискурса. Именно это понима­ние дискурса используется в данной работе. Если в лингво-коммуникативном направлении дискурс можно описать формулой «дискурс = текст + контекст». Где компонент «контекст» понимается как экстралингвистические факторы (то есть внешние по отношению к текстопорождению, но влияющие на него). В философской парадигме дискурс – это прежде всего социокультурный термин.

В отличие от текстов, детерминированных в значительной степени конкретной коммуникативной ситуацией, дискурс определяется историческим, культурным и языковым своеобразием социума. Поэтому может быть предложено следующее определение: дискурс = предконтекст (потому что за миром идей и идеологий есть некий пласт явлений, их порождающий, и, в то же время, их включающий) + контекст (конкретная коммуникативная ситуация, порождающая различные тексты). Он может быть понят как резервуар, средствами которого формируются в дальнейшем концепты, тема, субъекты и объекты высказываний. Он же накладывает жанровые ограничения, подсказывает конкретные средства текстуальности, ориентируясь при этом на диалогический, в понимании М. Бахтина, характер коммуникации. В отличие от текстов, детерминированных в значительной степени конкретной коммуникативной ситуацией, дискурс определяется историческим, культурным и языковым своеобразием социума.

Электоральный дискурс понимается как дискурсивное пространство института выборов и в значительной степени определяет мировоззренческие основания, присущие этому социальному институту.

Вторая глава «Дискурс как предконтекст: социокультурные основания института выборов в России» посвящена исторически сложившимся языковым и культурным особенностям дискурсивного пространства института выборов в нашей стране.

В первом параграфе «Эволюция института выборов в России: историко-философский анализ» последовательно раскрывается «история идей», формировавшихся в России вокруг выборов, делегирования и парламентаризма. Конечно, рассмотренные труды, посвящены не просто «выборам», их процедурным и организационным аспектам, но именно осмыслению, подготовке того, «как выборы возможны».

Каждая страна по-своему прошла путь осмысления политической свободы и избирательного права, воплотившийся в истории идей, в работах философов, политологов, правоведов, публицистов. Россия, также как и другие страны, постепенно наращивала дискурсивное пространство политических выборов. Однако оно было весьма специфическим, расставляющим иные акценты и концентрирующимся вокруг иных, чем в Западных странах того же временного отрезка, идей.

Россия на протяжении своего развития регулярно оказывалась в ситуации выборов без позитивного их позиционирования, потому что мыслители «попадали» своими идеями и высказываниями либо правее, либо левее, но почти никогда – в «цель» представительной демократии, которая, не будучи осмысленной, понятой, принятой и желанной, наступила в стране в начале и конце XX-го века. Критиковать выборы средствами, которые предоставляет сложившийся в России электоральный дискурс гораздо легче, чем позиционировать их в позитивном ключе. Анализ «истории идей», соотносимый с историческим развитием России, показывает парадоксальную ситуацию, связанную с формированием российского электорального дискурса.

Ценностноформирующий этап становления института выборов был в нашей стране, по сути, бесплоден. Не только потому, что он значительно отставал по своим временным рамкам от того же этапа в становлении электорального дискурса в странах Запада. Но и потому, что наиболее весомо, логично, выверенно звучали в российском дореволюционном и послереволюционном обществе идеи тех, кто был противником всеобщего избирательного права. А то и противником парламентаризма и представительной демократии вообще. Этим опыт России существенно отличался от опыта Западных государств, в которых достаточно рано обозначился определенный вектор развития и сформировалось позитивное восприятие и позиционирование этого института в общественном мнении, а основные дискуссии касались деталей и нюансов, а не концепции представительства в целом.

Во втором параграфе «Концепты как средство анализа дискурса» определяется понятие культурного концепта, которое способствует выявлению ценностей и представлений, связанных с институтом выборов в российском обществе. Термин «концепт» (conceptus) является производным от латинского глагола «concipere», имеющего хотя и разные смысловые оттенки, но сопряженные с некоторой потенциальностью замысла, начавшегося осуществляться, но не завершенного: «собирать», «содержать», «прикидывать», «задумывать», «замышлять», «затевать», «зачать».

Не всякое явление реальной действительности служит базой для образования концепта, но лишь то, которое становится объектом оцен­ки. Именно наличие ценностной составляющей отличает концепт от других ментальных единиц, которыми оперирует современная когнитология (фрейм, сценарий, понятие и т.п.). Концепты являются ментальными образованьями с доминирующим аксиологическим началом.

Концептологический метод исследования – анализ смысловых составляющих дискурса, привязанных к лингвистическим и историко-культурным реалиям конкретной культуры. При этом, если для аналитической философии смысл предложения считается категорией объективной, а его истинность – независимой от прагматического фактора речи, то смещение интереса от языка к речи привело к тому, что в гуманитарных и социальных науках все более значимое место стали занимать не столько семантические, сколько прагматические аспекты.

Подход к анализу концепта у этнолога, историка и лингвиста будет различным. В рамках социально-философского анализа, наибольший интерес представляют концепты как коллективное достояние духовной жизни российского общества, – то есть с социальной его стороны. С этих позиций для данной работы представляется не столь значимым, что у культурного концепта как у многомерного образования выделяются ценностная, образная и понятийная стороны. Как не важна и существенная для лингвистов разница логоэпистемой и лингвокультурогемой. Этимологически нас в большей степени, чем происхождение слова, будет интересовать социальное происхождение и эволюция культурных концептов, имеющих отношение к политической сфере общества, в частности, к институту выборов.

В третьем параграфе «Концепты российского электорального дискурса» раскрывается смысловая составляющая концептов «выборы», «государство», «власть» и «принятие решения»

Это последовательно достигается с помощью анализа их лингвистической этимологии, социокультурного происхождения и современного функционирования. Рассмотрение данных понятий по отношению к современному состоянию российской политической культуры потребовало привлечения большого количества социологических исследований.

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что российский электоральный дискурс обладает рядом сложившихся смыслов, затрудняющих восприятие института выборов как «позитивную свободу». Используя (и интерсубъектно, и для внутренней рефлексии) те средства, которые он предоставляет, россиянину крайне трудно воспринимать себя как активного политического субъекта. Скорее – как объекта властных отношений, понимающего и признающего независимость политической среды от себя и своей жизни, ее неподвластность и отчужденность. И современные электоральные процессы и институциональные реформы говорят о том, что эти «накопленные» смыслы продолжают транслироваться в будущее.

Третья глава «Российский электоральный дискурс как информационная среда для принятия решения» посвящена современному коммуникативному пространству политических выборов.

В первом параграфе «Электоральный дискурс и процедурная рациональность: методологический аспект» раскрывается понятие процедурной рациональности, предлагается подход к электоральному дискурсу как к информационной среде, внутри и в зависимости от которой избиратели принимают решение о голосовании.

Традиционно, изучение «ситуативному» контекста (современного, по сравнению с социокультурному) опирается на анализ текстуальной составляющей дискурса. В рамках социально-философского анализа важно осознать критерий: что именно, настолько социально значимое, необходимо выявить, обозначая в качестве объекта рассмотрения современное коммуникативное пространство института выборов. Этим искомым в данной работе является информационная среда, ложащаяся в основу принятия рационального (в идеале) решения.

Современная европейская философия едва ли может считаться «первооткрывателем» понятия «дискурс». В классической философии дискурсивное мышление традиционно противопоставлялось мышлению интуитивному и было близко представлениям о рациональном.

Трудности понимания и интерпретации рациональности приводят к спецификации этого термина до субъективной, ограниченной, удовлетворительной и др. Классической считается целерациональность М. Вебера. Сравнительно новое понимание – процедурная рациональность. Эта модель согласуется с классическими представлениями о рациональности как о правильно, аналитически, выполненном рассуждении, которое выражается в определенной процедуре, состоит из компонентов анализа, генерирования идей, расчета и логического вывода.

За основу взята модель, в которой принятие решения представлено в виде последовательности этапов и процедур: 1) формулировка проблемы, 2) постановка цели, 3) поиск альтернатив, 4) выбор критерия, 5) оценка альтернатив, 6) принятие решения, 7) реализация решения, 8) оценка результатов.

Во втором параграфе «Российский электоральный дискурс с позиций концепции процедурной рациональности» применяются предложенные в предыдущем параграфе подходы.

В предлагаемой модели, выборы рассматриваются как процедура коллективного найма временного управляющего страной или группы лиц, которая будет в течение оговоренного периода заниматься конкретной работой на конкретной должности. Насколько в дискурсивных практиках общества, в том числе в текстах СМИ, находят отражение этапы, характерные для найма топ-менеджера.

Первая тема, которую необходимо раскрыть, чтобы выбор избирателей был приближен к процедурной рациональности – чем предстоит заниматься будущим избранным чиновникам. Это позволит сделать вывод о критериях оценки кандидатов. Второй стержневой вопрос, соответствующий такому этапу принятия решения, как «постановка цели»: какие проблемы избиратели хотят решить, выбирая этого человека Вывод за рамки публичного пространства этой программно-стратегической, целеполагающей информации – одна из важных проблем, связанных с дискурсивным пространством института выборов в России.

Следующий вопрос требует определенности в том, какими качествами должен обладать парламентарий и нужный стране руководитель, и как их будут оценивать (он связан с такими фазами при принятии решения, как «выбор критерия», «оценка альтернатив»).

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»