WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Как следует из полученных нами данных, этнические различия в физическом развитии характерны в основном для девушек, что проявляется в статистически достоверной динамике прироста параметров физического развития. Длина и масса тела, зафиксированная нами на 3 курсе у девушек ингушской национальности, соответствует данным, полученным у девушек русской национальности на пятом курсе (Г.В. Суховеркова, 2004; М.А Линник, 2005). Показатели экскурсии грудной клетки у девушек и юношей ингушской национальности ниже возрастной нормы, зафиксированной у студентов русской национальности, что косвенно свидетельствует о снижении резервов внешнего дыхания. Сравнительный анализ данных о силовых возможностях мышц рук свидетельствует о статистически достоверно больших значениях этих параметров у юношей и девушек ингушской национальности. Так у юношей среднеарифметические показатели кистевой динамометрии выше нормативных данных их ровесников 80-х годов. При этом различия в показателях силы мышц правой и левой руки не выражены. В группе девушек, на втором курсе, отмечена тенденция повышения показателей силы правой руки и статистически достоверное увеличение силы левой руки. Эти данные весьма интересны с точки зрения не только моторной но и межполушарной асимметрии (Е.М. Бердичевская, 1999).

Показатели физиологического мониторинга центральной гемодинамики у студенток в годичной и трехлетней динамике обучения. Максимальные показатели ЧСС в состоянии ФП у первокурсниц зарегистрированы в сентябре, а минимальные – в ноябре. Различия статистически достоверны (t=3,3; p<0,01). Снижение ЧСС в состоянии ФП в течение первых трех месяцев обучения на 1 курсе, а также после экзамена на втором и третьем является показателем экономизации функции ССС в процессе адаптации к образовательной среде. Достоверное снижение ЧСС, с сентября по ноябрь первого года обучения, а также после экзамена на втором и третьем курсе, согласно утверждению И.А. Аршавского (1982), следует рассматривать как результат повышения парасимпатического и снижения симпатического тонуса ВНС.

Трехлетняя динамика прироста ЧСС в ответ на дозированную ФН (рис. 1А) свидетельствует о максимальных его значениях в начале первого и третьего курса. Фазный характер прироста ЧСС является маркером длительности формирования и неустойчивости адаптационной доминанты, пусковым механизмом формирования которой является краткосрочная адаптация. Трехлетняя динамика прироста ЧСС до и после экзамена (рис. 1Б) демонстрирует уменьшение его значений.

Анализ распределения индивидуальных значений ЧСС показал максимальное число респондентов с превышением нормативных данных в начале каждого учебного года. С сентября по ноябрь число первокурсниц с тахикардическими отклонениями ЧСС уменьшается в 10 раз, а в марте вновь увеличивается. Максимальное число респондентов с брадикардическими показателями ЧСС выявлено в ноябре первого года обучения. Распределение обследуемых в состоянии ФП по ЧСС в динамике трехлетнего обучения выявило ведущую роль в адаптации к учебной деятельности индивидуального физиологического статуса.

А

Б

Рис.1. Динамика прироста ЧСС в различные периоды исследований в ответ на дозированную физическую нагрузку (А) и нервно-эмоциональное напряжение (Б)

Высокие значения ЧСС до экзамена встречаются чаще на втором курсе. После экзамена число девушек с тахикардическими проявлениями ЧСС в группе первокурсниц растет, а в группе второкурсниц и третьекурсниц уменьшается.

Среднеарифметические показатели САД в состоянии ФП от сентября к марту неуклонно снижаются. Максимальный сдвиг показателей САД до и после нагрузки отмечен в сентябре на третьем курсе.

Максимальные величины САД, выявленные в январе до экзамена на втором курсе имеют достоверные различия с более низкими величинами этого показателя, полученными в то же время и у тех же респондентов на первом и третьем курсе (t=2,8-2,8; р<0,05). На первом курсе достоверное увеличение САД до экзамена выявлено в летнюю сессию (t=3,7 p<0,01 – сравнение с САД в состоянии ФП). Показатели трехлетней динамики ДАД в состоянии ФП и после дозированной ФН не выходят за границы возрастной нормы. Исключение составляют сентябрьские показатели после ФН у третьекурсниц (t=8,1 при p< 0,001). Неуклонное снижение в годичной и трехлетней динамике числа студентов с гипертензивными значениями САД и фазный характер с гипотензивными значениями являются косвенным доказательством доминирования парасимпатического тонуса, как наиболее экономного механизма адаптации.

В зимнюю сессию, после экзамена число, студенток с повышенными показателями САД увеличивается на всех этапах обследования. Чаще такие отклонения САД встречаются на третьем курсе (50% от числа обследуемых). В летнюю сессию перераспределение студенток с повышенными значениями САД до и после экзамена не существенно.

Трехлетняя динамика показателей СО, МОК и ПД в состоянии ФП выявила статистически достоверные различия величин ПД только в динамике третьего года обучения (t=2,5; p< 0,05). Самые низкие, сентябрьские показатели ПД, характерны для 2 курса (t=2,4 – 2,5; p< 0,05). Статистически значимое снижение ПД до экзамена (t=2,5: р<0,05) и повышение после экзамена (t=2,8; р<0,05) происходит на третьем курсе. В ответ на дозированную ФН на протяжении всего периода обследования ПД увеличивается (t=3,55 – 4,9;p<0,01-0,001).

Различия сентябрьских показателей СО в состоянии ФП становятся достоверными только на 3 курсе, (t=2,38; p<0,05). Выявлено увеличение СО в ответ на мышечную нагрузку (t=3,36 – 15; p< 0,01-0,001- в октябре и ноябре на 1 курсе; t=2,56 – 2,78; p <0,05 – в марте на 1 и 3 курсе). В ноябре на первом курсе это увеличение наиболее выражено (t=15; p<0,001).

ФН в большей степени, чем нервно-эмоциональное напряжение раскрывает резервные и адаптивные возможности ССС, косвенно свидетельствуя об отрицательном влиянии на адаптационные резервы гиподинамии, действие которой, судя по результатам обследования, от первого к третьему году обучения неуклонно нарастает.

Среднеарифметические показатели МОК в состоянии ФП в динамике первого года обучения существенно не изменяются. Увеличение МОК в начале учебного года выявлено на 3 году обучения (t=4,6; p< 0,01). В ответ на дозированную ФН, в октябре и ноябре первого года обучения, выявлено достоверное увеличение МОК (t=5,4– 10,8; p<0,01-0,001). В ответ на нервно-эмоциональную нагрузку, вызванную процедурой экзамена на 1 и 2 курсах, МОК также увеличивается. Достоверные изменения между показателями МОК в эмоционально-нейтральные и эмоционально-напряженные периоды зарегистрированы только для первокурсниц (t=3,47; p< 0,01).

Распределение первокурсниц по типам ответной реакции ССС на функциональные нагрузки в динамике учебного года (рис. 2) крайне неустойчиво. В сентябре при благоприятной реакции, МОК повышается на нагрузку не более чем на 30 % от исходной величины и к третьей минуте отдыха возвращается к исходному уровню у 9% респондентов, в ноябре - у 17% и в марте - у 43%.

Тип реакции ССС организма, оцениваемый как «неблагоприятный», при которой МОК после нагрузки ниже исходного уровня, встречается значительно чаще в сентябре (25%) и марте (27%).

Рис. 2. Распределение первокурсниц по типам ответной реакции
сердечно-сосудистой системы на функциональные нагрузки

Показатели центральной гемодинамики у студентов факультета физической культуры в динамике первого года обучения. Среднеарифметические показатели ЧСС и АД полученные в начале учебного года у студентов 1 курса ФФК превышают данные, зарегистрированные у первокурсников ФФК других регионов (А.Я. Соколов, Л.И. Гречкина, 2004; Э.Н. Казин, 2006; М.А. Линник, 2005). Достоверное снижение ЧСС зарегистрировано в состоянии ФП во втором семестре, в марте (t=4,05; p<0,001). Л.И. Иржак (2005) объясняет такую динамику ЧСС сезонной цикличностью. Однако, мы склонны рассматривать снижение ЧСС с 77,7±2,9 уд/мин в октябре до 64,07±1,7 в марте как появление первых признаков брадикардии тренированности, сформировавшихся у студентов первого курса ФФК за полугодовой период ежедневных учебно-тренировочных занятий.

В ответ на ФН в октябре и марте первого года обучения наблюдается увеличение всех исследуемых показателей. В октябре под действием дозированной ФН достоверно изменяются значения САД и ПД (t=3,69-2,36; p<0,01-0,05), а в марте не только САД и ПД (t=2,07–2,69; p<0,05), но и ЧСС(t=5,69; p<0,001). До и после экзамена изменяется только ЧСС: увеличивается до и снижается после экзамена в летнюю сессию (t=2,24; р<0,05).

Динамика индивидуального распределения первокурсников ФФК по ЧСС, САД и ДАД в начале первого года обучения представлена на рисунке 3. В сентябре (рис. 3 А) нормативные значения ЧСС выявлены у 25% обследуемых, тахикардические - у 60% и брадикардические - у 15%. Распределение показателей САД идентично распределению ЧСС. Нормальные величины САД выявлены у 15 % обследуемых, гипертензивные – у 70 % и гипотензивные – у 15 %. По показателям ДАД группа обследования разделилась на 2 равные части: с нормальными и повышенными значениями. В октябре (рис. 3 Б) число респондентов с нормальными показателями ЧСС, САД и ДАД существенно увеличилось, а с тахикардическими и гипертензивными – уменьшилось.

Ведущую роль в острый период адаптации, судя по распределению ЧСС и САД, для большей части респондентов выполняет симпатический тонус. Брадикардические отклонения ЧСС и гипотензивные – САД минимальны и характеризуют ваготонию.

Среднеарифметические показатели СО и МОК в состоянии ФП находятся в пределах возрастной нормы, в ответ на ФН закономерно увеличиваются. Достоверность различий для СО зарегистрирована в октябре (t=3,95; p<0,01), а для МОК - в октябре и в марте (t=2,38-5,28; p<0,05-0,001).

Прирост МОК после ФН в октябре составил 23%, а в марте - 41%. В марте увеличение МОК происходит за счет повышения ЧСС при неизменном СО, что подтверждается результатами анализа корреляционных связей. Жесткая корреляционная связь, демонстрирующая высокую степень централизации механизмов регуляции в начале учебного года в состоянии ФП, формируется между МОК и ЧСС (r=0,93), а после ФН между МОК и СО (r=0,87). В конце учебного года в ФП между МОК и СО (r=0,98), и между МОК и ЧСС (r=0,92), а после ФН между МОК и ЧСС (r=0,80). Нервно-эмоциональное напряжение сопровождается значительным уменьшением СО до экзамена (t=3,96; p<0,001) и увеличением после экзамена (t=3,76; p<0,01) только в зимнюю сессию.

Рис.3. Распределение студентов первого курса по показателям ЧСС, САД, ДАД,

(А - в сентябре, Б - в октябре)

Индивидуальные распределения САД до экзамена находятся в пределах нормы у 74% юношей, а после – у 81%. При этом у 26% обследуемых до экзамена и у 13% - после показатели САД остаются на высоком уровне. Нормальные показатели ДАД до экзамена выявлены у 67% обследуемых, а после - у 81%. При этом у 33% обследуемых до экзамена и у 13% - после эти значения выше нормативных. Среднеарифметические показатели ЧСС до и после экзамена практически не изменяются. При этом у 53% обследуемых после экзамена регистрируются тахикардические отклонения ЧСС, а у 47% - брадикардические. Определенный интерес представляет респонденты, у которых показатели САД, ДАД, ПД и МОК до и после экзамена снижаются, свидетельствуя о ведущей роли парасимпатического тонуса. Юноши, у которых САД остается повышенным в состоянии ФП (10%) и после экзамена (13%) составляют группу риска по АГ (G. Sprangler, 2002; О.В. Антонова, 2007).

Годичный мониторинг функционирования ССС в состоянии ФП свидетельствует об остром периоде физиологической адаптации в сентябре. В это время доминирует неэкономный, но очень быстрый механизм адаптации к новой образовательной среде за счет увеличения ЧСС и САД, что возможно только при централизации управления и высоком симпатическом тонусе. Число респондентов с тахикардическими отклонениями достигает 60%, а с гипертоническими – 70%. Но уже через месяц их число тахикардическими отклонениями уменьшается в 3 раза, а с гипертоническими – в 2 раза, что возможно только при повышении парасимпатического тонуса.

Таким образом, в процессе годичной адаптации студентов первого курса ФФК к ежедневным учебно-тренировочным занятиям существенно снижается только ЧСС, что мы рассматриваем как первую манифестацию «брадикардии тренированности», с которой отечественные кардиологи (В.Н. Швалев, Н.А. Татарский, 2001 и др.) связывают феномен ранней возрастной инволюции симпатического отдела ВНС, регулирующего ЧСС. Дефицит симпатических влияний, как результат этого феномена, сопровождается низкими адаптивными возможностями к физическим нагрузкам и стрессовым ситуациям.

В нашем исследовании «брадикардия тренированности» приводит к неадекватной тахикардии в ответ на дозированную ФН (различия между ЧСС в покое (64,07±1,7) и после нагрузки (96,0±3,3) максимальны (t=5,69; p<0,001)).

Таким образом, к представлению о том, что АД и ЧСС при ФН зависят от пола, возраста, массы тела и ряда других факторов (R.A. Bruce et al., 1973; L.T. Scheffield et al., 1978; H. Hesk et al., 1984) следует добавить зависимость от «брадикардии тренированности», основным механизмом которой является повышение парасимпатического тонуса.

Показатели функционального состояния дыхательной системы студенток в динамике обучения на 1, 2 и 3 курсах. Трехлетняя сентябрьская динамика длительности пробы Штанге в состоянии ФП указывает на ее фазный характер, что подтверждается значительным уменьшением показателей в начале второго года обучения (t=3,88; p< 0,01), и повышением (t=3,83; p< 0,01) – в начале третьего, благодаря чему на третьем курсе величины пробы Штанге в состоянии ФП удерживаются на нижней границе нормы.

Нервно-эмоциональное напряжение сопровождается значительным сокращением длительности задержки дыхания на вдохе у студенток первого и третьего курса (t=3,2; p< 0,01- у первокурсниц; t=3,02; p< 0,01- у третьекурсниц). При ФН изменения пробы Штанге выражены сильнее, чем при нервно-эмоциональном напряжении. Показатели пробы Генчи в состоянии ФП и в ответ на ФН достоверно снижаются только на первом и третьем курсах (коэффициент достоверности различий колеблется от 0,01 до 0,001).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»