WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В третьем параграфе «Виды юридической технологии» отмечается, что поскольку предметом настоящей работы являются разновидности юридической технологии, используемые в пенитенциарной системе, то необходимой теоретико-методологической предпосылкой их исследования, кроме уточнения вопросов о понятии, структуре юридической технологии, ее соотношении с юридической техникой, является уточнение вопроса об их классификации. Поскольку юридическая технология вырастает из юридической техники и органично с ней связана, то некоторые вопросы классификации этих явлений теснейшим образом переплетаются. Обобщение имеющихся классификаций юридической техники, существующих в отечественном правоведении, и анализ классификационных моделей в теории права (С. С. Алексев, Н. А. Власенко, Н. Н. Вопленко, И. В. Гойман-Калинский, Т. В. Кашанина, В. Н. Карташов, А. В. Малько, С. Г. Пишина, В. И. Червонюк и др.) позволяют автору предложить обобщенную и уточненную классификационную модель юридической технологии.

В зависимости от вида правовых актов: а) законодательная (правотворческая) технология; б) технология индивидуальных актов.

По видам юридической работы (юридической деятельности) целесообразно выделить следующие разновидности юридической технологии: 1) правотворческая; 2) правореализующая; 3) интерпретационная;4) правосистематизирующая.

По стадиям (этапам) правового регулирования: 1) правотворческая; 2) опубликования нормативных актов; 3) систематизации нормативных актов; 4) интерпретационная; 5) правореализационная; 6) правоприменительная.

В зависимости от природы той или иной юридической практики: 1) правотворческая юридическая технология (законодательная технология и технология принятия подзаконных нормативных правовых актов – коллегиальная и единоначальная); 2) правоприменительная технология (судебная, следственная, правоисполнительная, нотариальная, договорная технология, технология подготовки и принятия подзаконного правового ненормативного акта); 3) правосистематизирующая юридическая технология: а) технология учета правовых актов, б) их консолидации, в) инкорпорации, г) кодификации; 4) интерпретационная технология, в состав которой входят технологии грамматического, логического, систематического, исторического толкования.

В свою очередь, в рамках интерпретационной технологии различаются: по сфере действия – технологии нормативного и казуального характера, а по характеру результатов – технологии адекватного, ограничительного, расширительного толкования.

По критерию отраслевой принадлежности создаваемых законов можно выделить технологию создания гражданского, уголовного, уголовно-исполнительного, административного, налогового, трудового, бюджетного и прочего законодательства.

В соответствии с результатом юридической технологии следует различать: 1) юридические технологии, результатом которых являются нормативные правовые акты; 2) юридические технологии, результатом которых являются ненормативные правовые акты. В свою очередь, по характеру правовых актов юридические технологии можно подразделить на технологии создания и функционирования законов, постановлений, договоров, указов, приказов, распоряжений, инструкций и т. д.

По уровню развития применяемой технологии различают технологию создания высокотехнологичных правовых актов, актов среднего технологического развития, низкотехнологичных правовых актов.

По времени действия выделяются относительно постоянные и временные юридические технологии.

В зависимости от субъекта использования можно выделить общие юридические технологии и технологии, специфичные для отдельных субъектов: органов местного самоуправления, субъектов РФ, Российской Федерации в целом, а также международно-правовые технологии.

По форме нормативно-правового закрепления: технологии, регламентированные нормативными актами (например, технология проведения следственных действий), и технологии, зафиксированные в деловых обыкновениях (например, технологии некоторых индивидуально-правовых договоров).

Необходимо оговориться, что в данной классификации можно выделить и другие виды (подвиды) юридических технологий, которые отражают особенности создания тех или иных правовых актов и процесс правового регулирования общественных отношений, что невозможно в силу того, что рамки настоящей работы ограничены предметом исследования. В заключение диссертант замечает, что эта классификационная модель не является закрытой и предполагает дальнейшее развитие в рамках исследования конкретных юридических технологий.

Во второй главе «Характеристика юридических технологий, применяемых в деятельности уголовно-исполнительной системы» исследуются деятельность УИС а также применяемые для достижения ее целей юридические технологии.

В первом параграфе «Деятельность уголовно-исполнительной системы: понятие и формы»» диссертант обращает внимание на то, что успешный анализ технологий, применяемых в юридической деятельности пенитенциарной системы, невозможен без обращения к исследованию самой этой деятельности, ее идентификации в системе видов правовой деятельности, выявлению специфики и видовых различий.

Несмотря на внешнее терминологическое сходство, понятия «правоисполнительная деятельность» и «деятельность УИС» не являются тождественными, хотя и (определенным образом) близки по содержанию. Для выявления их соотношения предпринимается исследование подходов к пониманию правоисполнительной деятельности в научной литературе, их обобщение и соотнесение с результатами анализа деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание, ее правовой регламентации, целей, задач, субъектного состава.

Результаты этого анализа показывают следующее. Правоисполнительная деятельность – тип юридической деятельности, производной от правоприменения и обеспечивающей реализацию правоприменительных решений (С. А. Коробов), субъектами которой наряду с УИС выступают другие государственные органы.

По своему функциональному назначению УИС – это орган государства, призванный практически обеспечивать реализацию правопрменительных решений о назначении субъектам уголовных наказаний, что позволяет рассматривать правоисполнение как основу деятельности УИС. При этом нужно учитывать, что уголовно-исполнительная деятельность – это самостоятельная разновидность правоисполнения, связанная с реализацией наиболее жестких и суровых мер государственного принуждения.

Следует также принимать во внимание то, что помимо исполнения правоприменительных решений о назначении уголовных наказаний УИС осуществляет и иные виды деятельности, связанные с исполнением норм законодательства, предусматривающих предупреждение совершения преступлений спецконтингентом и его охрану, участие в раскрытии преступлений (в том числе совершенных за пределами учреждений и органов УИС), решением других задач, возложенных на нее законодательством.

Деятельность УИС осуществляется в различных формах, как в собственно-юридических (правоисполнение, правоприменение, правотворчество), так и в организационно-правовых (правореализация). В работе обращается внимание на необходимость различать две сферы деятельности УИС: внешняя, образуемая в процессе деятельности, связанной с исполнением уголовных наказаний, и внутренняя, связанная с организацией деятельности органов и учреждений, исполняющих уголовное наказание.
В каждой из сфер деятельность осуществляется в определенных формах.

Во внешней сфере деятельности – деятельности, протекающей в рамках отношений, складывающихся между УИС как государственным органом – субъектом публичной власти, с одной стороны, и с осужденными – лицами, содержащимися в следственных изоляторах, и другими гражданами – с другой, она осуществляется преимущественно в собственно-юридической форме. Это правоисполнение (режимная, оперативно-розыскная деятельность, охрана осужденных, контроль за отбыванием лишения свободы и наказаний, не связанных с лишением свободы) и правоприменение (применение мер дисциплинарного принуждения и поощрительных мер).

Кроме того, к внешней сфере деятельности можно отнести и те направления (виды) деятельности, которые осуществляются в организационно-правовых (правореализующих) формах: воспитательная работа (и прежде всего правовое воспитание); организация привлечения осужденных к общественно полезному труду; обеспечение получения общего образования осужденными; организация профессиональной подготовки осужденных; организация общественного воздействия; деятельность по предупреждению пенитенциарной преступности; организация жизнедеятельности осужденных и лиц, содержащихся в следственных изоляторах (обеспечение питанием, коммунально-бытовое и медико-санитарное обслуживание), создание условий для труда и отдыха и др.

Во внутренней (внутриорганизационной) сфере деятельности используются такие формы юридической деятельности, как правотворческая (издание локальных нормативных правовых актов), правоприменительная (организационно-исполнительное и юрисдикционное правоприменение) и контрольная, посредством которых осуществляется организация работы подразделений УИС. Значительная часть ее деятельности протекает в организационно-правовых формах. Нормальное функционирование УИС предполагает также материально-техническое и кадровое обеспечение ее деятельности, для чего используется правореализующая форма (в которой осуществляется материально-техническое снабжение учреждений и органов УИС, создание материальной базы (строительство объектов УИС), профессиональная подготовка личного состава, включая профессиональное юридическое образование и правовое воспитание, научно-исследова­тельская деятельность и др.).

Таким образом, в процессе функционирования УИС имеет место сочетание различных форм деятельности, как собственно-юридических, так и организационно-юридических, которые в совокупности и обеспечивают достижение целей уголовно-исполнительной деятельности и прежде всего ее главной цели – исправления осужденных, через призму которой следует рассматривать технологии деятельности УИС, анализируемые в последующих параграфах.

Во втором параграфе «Технологии собственно-юридической деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» диссертант отмечает, что УИС, будучи составной частью правоохранительных органов России, представляет собой совокупность учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания и реализующих иные меры уголовно-правового характера, а также обеспечивающих содержание под стражей лиц, обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений. Эта система является многофункциональной. Она не только исполняет наказания в виде лишения свободы или без изоляции от общества, но и организует привлечение осужденных к труду, осуществляет общую и профессиональную подготовку специалистов, санитарно-профилактическую работу и лечение осужденных, оперативно-розыскную деятельность, реализует социальную работу с осужденными и контроль за их поведением.

Многофункциональность системы порождает комплексный характер проблем, связанных с процессом исполнения наказаний и множественность юридических технологий, используемых в процессе их решения. Предпринятый анализ дает основания полагать, что основными юридическими технологиями выступают технологии обеспечения режима в исправительных учреждениях. Режим как правовое явление своими элементами пронизывает все сферы жизнедеятельности исправительных учреждений. Технологии, используемые в различных сферах деятельности УИС различными ее субъектами, направленные на обеспечение режима в исправительном учреждении, можно рассматривать как режимные технологии.

В теории уголовно-исполнительного права выделяются основные формы выражения режима и соответствующие им функции: карательная, воспитательная, обеспечения исправительного воздействия, предупредительная (функция социального контроля). Каждая из функций режима обладает собственной спецификой (выражающейся прежде всего в целях, средствах, методах достижения этих целей), в связи с чем в числе режимных нужно различать такие технологии, как: карательного воздействия, обеспечения исправительного воздействия, социального контроля.

Вместе с тем перечень режимных юридических технологий указанными не исчерпывается. Режим в содержательном плане обеспечивает решение следующих задач: а) охрана и изоляция осужденных, т. е. недопущение их несанкционированного общения как с лицами, не имеющими отношения к исполнению наказания, так и между собой внутри исправительного учреждения, когда это необходимо в интересах достижения целей наказания (колония особого режима, тюрьма, карцер, штрафной изолятор, одиночная камера); б) постоянный надзор за соблюдением осужденными установленного порядка, чтобы не допустить совершение ими правонарушений и преступлений, в том числе путем проведения личного обыска или обыска помещения, в котором они проживают, досмотра вещей, изъятия у них запрещенных предметов и вещей (ст. 82 УИК РФ), проведения оперативно-розыскной работы (ст. 84 УИК РФ), использования технических средств надзора и контроля (ст. 83 УИК РФ); в) исполнение осужденными обязанностей, возложенных на них УИК РФ и Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений; г) реализация осужденными их прав и интересов – получение одежды установленного образца (ч. 4 ст. 82 УИК РФ); обжалование действий администрации (ст. 15, ч. 4 ст. 87 УИК РФ и др.); приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости (ст. 88 УИК РФ); получение свиданий (ст. 89 УИК); телефонные переговоры, прогулки (ст. 93 УИК РФ), просмотр кинофильмов, телепередач, прослушивание радио (ст. 94 УИК РФ); приобретение и хранение литературы и письменных принадлежностей (ст. 95 УИК РФ), а также иных прав и интересов, которые гарантированы Конституцией РФ и другими законами и на которые не установлены ограничения уголовно-исполнитель­ного законодательства (ст. 14 УИК РФ и др.); д) личная безопасность осужденных (ст. 13 УИК РФ) и персонала (ст. 86 УИК РФ); е) раздельное содержание разных категорий осужденных, разные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, продиктованные необходимостью обеспечения режима, адекватного опасности осужденного и содержанию его антиобщественной установки.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»