WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В диссертационном исследовании рассматривается существенное влияние «теории бесконфликтности» на развитие драматургии. Недостоверное изображение жизни, нарушение законов драматического искусства явилось причиной того, что писатели стали уходить от изображения жизненных противоречий и зачастую строить произведения по «идиллическим схемам». Реальный конфликт подменялся коллизиями, далёкими от правды жизни и носившими надуманный, искусственный характер (А. Софронов «В наши дни», С. Алёшин «Директор», А. Корнейчук «Калиновая роща», Л. Зорин «Гости»).

Преодоление бесконфликтности позволило писателям глубже показать внутренний мир человека, раскрыть индивидуальные особенности каждого персонажа. Создание образа современника, формирование характеров молодёжи - отличительные черты драматургии середины 50-х годов (А. Салынский «Забытый друг», В. Лаврентьев «Они продолжают путь», В. Розов «В добрый час!»). В данный период для драматургии характерна тенденция к более широкому раскрытию жизненных противоречий и конфликтов, к отражению сложных процессов поиска нового, связанного с созданием положительного героя нового времени. В эти годы появляются пьесы С. Алёшина «Одна», «Всё остаётся людям», А. Салынского «Барабанщица», А. Арбузова «Иркутская история», В. Розова «В поисках радости», «Вечно живые», «Неравный бой» и другие, которые анализируются в работе с точки зрения отражения конфликта.

Для драматургии следующего десятилетия характерно стремление к преодолению тенденций сглаживания противоречий действительности, углубление аналитического исследования многогранной общественной жизни и духовного мира личности. Характерный жанр в драматургии этого времени - психологическая драма, обращённая к личной жизни человека, к проблемам морали и гуманизма. При этом авторы стремились отразить общественную, трудовую деятельность людей, социально-историческую сферу. Становление личности героя, формирование его морали происходило в творческих поисках, в столкновении с людьми противоположных взглядов. Наиболее значительными произведениями этого периода являются пьесы А. Штейна «Океан», К. Симонова «Четвёртый», В. Пановой «Проводы белых ночей», А. Зорина «Друзья и годы», А. Арбузова «Мой бедный Марат», А. Софронова «Сын», В. Розова «Традиционный сбор», В. Лаврентьева «Человек и глобус», «С вечера до полудня», которые рассматриваются в работе в контексте поставленных проблем.

Драматургия А. Володина в диссертации представлена рядом пьес: «Фабричная девчонка», «Пять вечеров», «Моя старшая сестра», «Назначение» и другие, в которых рассматривается проблема художественного конфликта в его эволюции и типологических связях.

Конфликт в пьесе «Фабричная девчонка» разворачивается, на первый взгляд, в рамках привычной производственной темы. Только внимание автора приковано не к описанию процессов производства и созданию привычного антагонистического противостояния героев, а к раскрытию психологических образов героинь пьесы (Женька, Леля, Надя, Ирина), оказавшихся в сложнейшей ситуации выбора. Отсюда драматизм конфликта. В этой пьесе его нельзя рассматривать как «производственный», поскольку в нём предельно раскрываются характеры, что позволяет говорить о так называемом «психологическом конфликте», который получил дальнейшее развитие в драматургии конца 50-х – начала 60-х годов XX века.

В другой пьесе А. Володина, «Пять вечеров», показана реальная жизнь со всеми противоречиями и конфликтами. Новаторство А. Володина в том, что пьеса насыщена авторскими ремарками, которые усиливают глубину внутренних конфликтов героев. Именно душевные переживания героев (Ильин, Тамара) составляют основу драматического действия пьесы. Конфликт, перенесённый автором из внешних обстоятельств во внутрь человеческой психологии, наиболее глубоко раскрыл характеры персонажей.

Основу пьесы А. Володина «Моя старшая сестра» составляет ответственность человека за сохранение своей индивидуальности. Пьеса пронизана острыми социально-нравственными конфликтами. А. Володин чутко проникается проблемами своих героев. В «Моей старшей сестре» конфликтны сами характеры персонажей, каждый герой (Надя, Лида, Ухов) несёт в себе противоречия времени, по-своему их переживает.

Духовный конфликт персонажей перерастает в острый нравственный конфликт, поскольку каждый из героев стремился сделать близких людей счастливыми. В пьесе заложена глубокая мораль: каждый человек должен сам выбирать свой путь в жизни и строить своё собственное счастье.

Продолжение этой идеи прослеживается в пьесе А. Володина «Назначение». Основной конфликт пьесы заключён в том, что его главный герой претерпевает внутреннее перерождение. Из слабовольного нерешительного человека Лямин превращается в требовательного и принципиального работника. Внешние конфликты, отражающие разногласия и противоречия персонажей по различным причинам, постепенно трансформируются во внутренние, нравственные и духовные, в борьбу героев с самим собой, устоявшимися взглядами и убеждениями.

Конфликт в пьесах А. Володина - это не просто художественное раскрытие жизненных столкновений, это глубокая многоплановая коллизия, внешнее выражение которой заключается в правдивом отражении социальных перемен, а внутреннее - либо в эволюции сознания героев, изменении взглядов и мировоззрений, либо в раскрытии целостности характера героя.

В драматургии 70-х годов XX в. усиливается внимание к нравственным проблемам. Глубинный интерес к внутренним основам жизни людей, многогранность характеров отличают драматургию А. Вампилова («Прощание в июне», «Старший сын», «Утиная охота», «Прошлым летом в Чулимске»).

Совершенно точно и справедливо о конфликтности драматургии А. Вампилова высказался критик И. Вайсфельд: «В изображении современных будней в произведениях А. Вампилова нет уступок неправде. Вампилов смотрит на жизнь прямо, честно, не отводя смущённо глаз в сторону. Поэтому его драматургия внутренне конфликтна»2.

В первой многоактной пьесе А. Вампилова «Прощание в июне» духовная борьба противопоставлена саморазрушению личности. В ней речь идёт о жизни молодого человека на пороге зрелости, когда необходимо сделать первый серьёзный нравственный выбор. От того, как Колесов поступит, зависит вся дальнейшая его судьба, то есть конфликт пьесы остаётся открытым, он требует от читателей и зрителей напряжённой работы мысли.

В «Прощании в июне» автор предостерегает своих сверстников, вступающих во взрослую жизнь, от опрометчивых шагов, чтобы в этой нелёгкой жизни сохранить душу, выстоять в непростых конфликтных ситуациях.

Наиболее ярко и глубоко в пьесе А. Вампилова «Старший сын» реализован драматический конфликт, включающий в себя такие категории, как душевность, совестливость, истинность переживаний. Автор ставит своих героев (Бусыгин, Сарафанов) в жизненные ситуации, которые выявляют их внутреннюю сущность в соотношении с этими категориями.

Главным произведением А. Вампилова стала пьеса «Утиная охота», которая явилась художественным открытием, поворотным моментом в развитии драматургии 70-х годов XX века. В этой пьесе соединились стремление драматурга глубоко исследовать нравственную проблематику и склонность к острой драматургической форме. «Утиная охота» оказалась на порядок выше, значительнее всего созданного ранее писателем. Если перед другими героями А. Вампилова до сих пор вставал вопрос, как поступить в той или иной конкретной ситуации, то перед Зиловым встаёт вопрос: как жить

В основу пьесы «Утиная охота» положен социально-нравственный конфликт. Герой пьесы, молодой, уверенный человек, не может найти себе применение в жизни. Леность и подлость души героя ведут его к нравственной гибели, равнодушие и ложь приводят к духовной деградации.

По словам Г. Никитина, «конфликт «Утиной охоты», её герой – явление новое и грозное, но и обнадёживающее: автор обращается к человеку и надеется только на него. Это чеховская постановка вопроса, она же толстовская, она же и Достоевского, это русская постановка вопроса и русская надежда»3.

Пьеса А. Вампилова «Утиная охота» повествует о саморазрушении личности, явлении опасном для общества. В конце пьесы Зилов отправляется на утиную охоту. Это предполагает возвращение Зилова к жизни, примирение с окружающими.

Пьеса А. Вампилова «Прошлым летом в Чулимске» - это своего рода соединение человеческого и художественного опыта «Прощания в июне» и «Утиной охоты». Конфликт драмы максимально близок конфликту «Прощания в июне»: в обоих случаях речь идёт о выборе жизненной позиции, исправлении героем последствий своего проступка. Ситуация в драме «Прошлым летом в Чулимске» нравственно определённее: за Колесовым была некоторая провинность, за Шамановым никаких отрицательных поступков не наблюдалось. Однако и характер главного героя здесь неизмеримо сложнее: Колесову присущи мимолётная радость жизни и уверенность в себе, а самые лучшие черты Шаманова – чувство собственного достоинства, нежелание следовать общепринятым понятиям, неспособность к компромиссам – соседствуют даже не с уверенностью, а с каким-то глубочайшим презрением к себе.

В построении образа Шаманова не обошлось и без опыта «Утиной охоты». Скрытые причинно-следственные связи и закономерности, создававшие хаос зиловского мира, наложили отпечаток и на характер героя «Прошлым летом в Чулимске». Драматург обращается к тем же нравственным коллизиям, что лежали в основе «Утиной охоты», но создаёт совершенно иные образы и видоизменяет конфликты.

В ранних пьесах А. Вампилова речь шла по преимуществу о драматургически - конфликтном содержании жизни отдельного человека. В драме же «Прошлым летом в Чулимске» он исследует конфликтоносную природу реальной действительности, где обыденность не отделима от бытия. И в этом смысле художественный опыт этой пьесы открывал перед автором новые творческие перспективы.

Показательно признание одного из известных театральных режиссёров Г. Товстоногова: «Пьеса Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», по моему убеждению, - почти совершенство. Когда над ней работал, мне казалось, что там нельзя убрать даже запятой, я относился к ней так, как, скажем, к пьесам Чехова или Горького»4.

Пьеса «Прошлым летом в Чулимске» стала экспериментом и новым шагом к постижению действительности, к пониманию драматизма жизни, к освоению нового уровня художественного конфликта.

Драматургия А. Вампилова насыщена до предела актуальной проблематикой. В самом конфликте пьес писателя кроется то, что отличает его от многих драматургов. Специфика эта состоит в том, что конфликт, лежащий в основе пьес, не внешний, а внутренний, происходящий в душе героев. Именно ходом этой борьбы определяется поведение персонажей, их взаимоотношения с людьми.

Третья глава «Развитие адыгейской драматургии 50-70-х гг. ХХ в.» посвящена исследованию конфликтов и характеров в пьесах адыгейских драматургов. Необходимо подчеркнуть, что русская драматургия 50-70-х годов XX века выработала и сформировала художественно-эстетический идеал героя и определила новые параметры художественного конфликта, что в целом определило типологию развития национальных литератур.

Адыгейская драматургия в своей основе восходит к национальному фольклору и имеет глубокие традиции. «Драматургия как род литературы, - говоря словами И.В. Монисовой, - часто остаётся за пределами исследовательского внимания».5

В данной работе впервые делается попытка типологического исследования конфликта в адыгейской драматургии. Для его изучения привлекаются пьесы Д. Джагупова, Д. Чуяко, Е. Мамия, Г. Схаплока, Н. Куёка, написанные на русском языке или переведённые, не исследованные ранее.

Известно, что народное драматическое искусство у адыгов существовало издавна. Возникнув в первобытную эпоху, оно прошло путь от обрядово-магических игр, историко-героических песен, сказок, легенд, плачей до национального театра.

У адыгов существовали обряды, связанные с земледелием, скотоводством, рождением семьи и детей, лечением больных, прощанием с усопшими и прочие. Все они сопровождались играми и игрищами, содержание которых было связано с бытовым и общественным укладом жизни, они отражали семейные и социальные отношения людей. Театровед С.С. Шхалахова на основании изученных трудов А.Т. Шортанова, З. Налоева, Б. Бгажнокова и других говорит об особенностях национальных обычаев, ставших нормой жизни адыгов. «Веками, на общих адыгских сходах – адыгэ хасэ – адыгский народ определял эти нормы. И все, безусловно, исполняли эти правила и подчинялись им. Это возвышенный идеологический театр, определяющий нравственные, этические нормы, регламентирующий внутриадыгское общение, взаимоотношения с другими народами и многое другое»6. С.С. Шхалахова подчёркивает, что древнейший кодекс жизни - адыгэ хабзэ и этикет адыгагъэ (быть адыгом) – по сути представляет собой методологию широчайшей театрализации жизни, сохранившейся по сей день, определяет основные законы бытия адыгов.

Особую социальную и классовую остроту имели те игры, которые проводились с участием джегуако, «танцующего козла» и ряженых клоунов. Важное место в истории народного искусства адыгов занимает чапщ - драматизированное представление, устраивавшееся в комнате раненого или больного с целью отвлечь его от боли. Чапщ, подобно игрищам, обладает совокупностью действий, связанных с религиозно-магическими представлениями. Эти обряды подробно описаны в диссертациях А.Ч. Абазова и А.М. Евлоевой.

С самого зарождения культур адыгов обнаруживается влияние национальных духовных ценностей, что отразилось на их миропонимании, на менталитете. Адыгейская литература, драматургия в том числе, развивалась в едином литературном процессе с другими литературами. Такое взаимовлияние и взаимодействие в литературоведении называют типологическими связями.

Проблема типологических связей литератур достаточно глубоко исследована в работах В. Жирмунского, Н. Конрада, И. Неупокоевой, У. Панеша, М. Храпченко и др. В них сформулированы методологические принципы и подходы в изучении взаимосвязей литератур, выделены типы взаимодействия, на основе которых были разработаны проблемы национального литературоведения. Так, профессор У.М. Панеш в монографии «Типологические связи и формирование художественно-эстетического единства адыгских литератур» фундаментально исследовал типологические связи и формирование художественно-эстетического единства адыгских литератур. Учёный не только обобщил опыт сравнительно-исторического изучения генетически и исторически родственных литератур, но и выделил их важнейшие типологические параметры, которые позволяют нам использовать типологический подход в исследовании русской и адыгейской драматургии.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»