WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Сатирическая повесть 20 – 30-х годов особенно активно изучалась в середине двадцатого века в работах В.Бузник, А.Вулис, Л.Ершова, А.Макаряна, В.Перцова, И.Эвентова, Я.Эльсберга и др., в них содержится ценный материал по исследуемой проблеме, который мы используем в работе. Однако осмысление сатиры 20 – 30-х годов потребовало нового научного подхода и современного изучения произведений А.Толстого, Вс.Иванова, Ф.Гладкова, Б.Лавренева, В.Катаева, М.Зощенко, Б.Житкова, Я.Окунева, М.Козырева. Следует отметить, что к исследованию в диссертации привлечены произведения как ярко выраженного сатирического содержания, так и произведения, в которых содержатся отдельные сатирические проявления. Так, например, в повестях А.Толстого «Рукопись, найденная под кроватью» (1923) и «Похождения Невзорова, или Ибикус» (1924) сатирические элементы выделяются в эмоционально-стилистической манере изложения материала, сатира также раскрывается с помощью используемого приема антитезы, иронии.

В исследовании сатирических повестей 20 – 30-х годов ХХ века учитывается классификация Л.Ершова, который выделяет повести-хроники, авантюрно-приключенческие и фантастические повести, в них присутствует сатирический элемент, он также выделяет психологические и бытовые повести, которые «соответствуют трем основным сатирическим руслам: обличению растратчиков, раскрытию извращений в работе государственного аппарата, а также сатира на неурядицы в семейно-бытовом плане».2 Поскольку данная классификация не отвечает всем требованиям, мы, в свою очередь, создали тематическую классификацию сатирических произведений, на которую опираемся в работе.

Первая группа включает в себя произведения, в которых сатирически изображается невозвратность прошлой жизни, о которой сожалеет «маленький человек», но противостоять новому он не может, проигрывая эту борьбу.

Вторая группа очень близка в тематическом плане к первой, но в произведениях, относящихся к ней, есть своя специфика. Повествование связано с новой жизнью, внимание сосредоточено на «новом человеке».

К первой группе относится повесть Л.Леонова «Конец мелкого человека» (1922), в которой прослеживается сатирический элемент в обрисовке героев. Например, давая характеристику Елене Андреевне, писатель не без иронии замечает, что «королевичи перевелись», поэтому и решила трагически закончить свою жизнь героиня, легла на рельсы, а «в поезде что-то испортилось». Повествование ведется в комическо-ироническом ключе, что позволило автору сатирически осветить нелепые поступки героев. Также в этой тематической группе мы рассматриваем повесть Е.Замятина «Пещера» (1923). Однако мы не считаем их сатирическими, а лишь выделяем элементы сатиры, тема этих произведений получила глубокое развитие в сатирические повестях М.Булгакова, М.Зощенко, М.Козырева, к которым мы обращаемся в работе.

Тема «маленького человека» является одной из главных в описании «переходного этапа» жизни. Вс. Иванов в сатирических повестях «Чудесные похождения портного Фокина» (1924) и «Особняк» (1928) экспериментирует в области сюжета и формы, постоянно меняя ритм повествования, создает напряженность и интригу, направляя сатиру на выявление недостатков в индивидуалистическом плане.

В повестях 20-х годов писатели используют сатиру в борьбе с мещанством, издержками нэп, так, например, Б.Лавренев в повести «Таласса» (1926) обращается к авантюрному сюжету, где герой Кутиков неожиданно выиграл тысячу рублей и совершил побег от жены туда, где он был в детстве счастлив. В обрисовке путешествия героя используются сатирические приемы, в том числе «столкновение отрицательного с отрицательным», в результате выявляется комическое противоречие желаемого и действительного.

В основе повести В.Катаева «Растратчики» (1926) злободневный материал – борьба с хищениями и растратчиками. Писатель, отказавшись от авантюрно-приключенческого сюжета, создал произведение на реалистической основе, усилив социально-психологический подход в сатире, мастерски использовав детали в обрисовке персонажей (подмигивающий почечный глаз Филиппа Степановича, негромкий голос главного бухгалтера, смахивающий на бурчание в животе, необъяснимая страсть Ванечки к зажигалкам и загадочному слову «аблимент» и т.д.).

Повесть В.Катаева явилась продолжением традиций сатирических традиций на новом этапе. Сатира претерпевала изменения, менялся объект сатиры – тихий и едва заметный в обществе «маленький человек» становился решительным. Совершенно иным становился тип построения сюжета, в основе сатирического произведения уже было не просто изложение событий, а фабульная интрига, создававшаяся в соответствии с социально-историческими особенностями.

Повесть Ю.Олеши «Зависть» (1927) является социально-психо-логической и бытовой одновременно, но в ней ярко выраженное сатирическое начало. Образное изображение важно для четкого определения характеров героев, отсюда повышенное внимание писателя к бытовым деталям. Мир вещей, явлений – это нечто существующее само по себе и умеющее оценивать людей. К отрицательному вещи относятся враждебно или равнодушно. «Вещи меня не любят, – признается Кавалеров, – мебель норовит подставить ножку… Угол буквально укусил меня, буфет смеется».3 Вещественный мир помогает в раскрытии характеров и психологии героев, в произведении нет второстепенных героев, все главные, каждый играет всю главную роль и психологическую функцию, но мир героев построен по принципу антитезы. Позиция автора в данном случае весьма своеобразна, поскольку он выступает и за тех, и за других, давая возможность одним утвердиться в своих действиях и решениях, другим – усомниться.

В литературе 20 – 30-х годов М.Зощенко нашел свой путь сатирического осмысления темы «маленького человека». В своих сатирических рассказах писатель выработал определенную стилевую манеру с присущим ей сказом. В «Сентиментальных повестях» (1923) и повести «Коза» (1923) используется данный прием.

В сюжете повести «Коза» явно прослеживаются традиции «Шинели» Н.В.Гоголя. Пределом мечтаний и смыслом жизни для Забежкина, героя произведения, становится старая безрогая коза. Герою понадобились различные ухищрения в достижении цели, он даже решается на отчаянный поступок – «ради козы» он объясняется в любви её хозяйке Домне Павловне, но в итоге выясняется, что коза принадлежит телеграфисту. В отчаянии Забежкин проговаривается о своих планах, и в одну минуту рушится все, а коза для него остается пределом мечтаний.

«Маленький человек» М.Зощенко вызывает сочувствие, он не смог справиться с собой, противостоять действительности или приспособиться к новым условиям, поэтому выглядит нелепо и смешно, также как и «новый человек» в повестях «Роковые яйца» и «Собачье сердце» М.Булгакова, «Катастрофа» Я.Окунева, «Мастерская человеков» Е.Зозули, «Без совести» Б.Житкова, «Ленинград» М.Козырева.

Б.Житков, как и М.Булгаков, поднимает вопросы нравственного порядка – об ответственности ученых за свои изобретения, об опасностях, которые возникают, когда изобретения оказываются в руках незнающих людей. Писатель сатирически дает характеристику герою повести «Без совести» (1929). Носителю всего отрицательного дается соответствующая внешность, с первых строк понятно, что Петечка сконцентрировал в себе все самое мерзкое и отвратительное. В произведении представлен весь жизненный путь героя, который помогает разобраться в непростом психологическом характере человека, который, воспользовавшись случаем, присвоил себе чертежи машины, разрушил жизнь тихого городка, уничтожил стадо слонов и т.д. В сатирическом свете представлены несовершенный мир и жестокие люди, подобные Петечке, способные на коварство и преступление.

Трагедия другого порядка представлена в повести Я.Окунева «Катастрофа» (1927), она написана в жанре утопического памфлета, который был широко распространен в 20 – 30-е годы ХХ века. Писатель обращается к теме гибнущей капиталистической цивилизации, в которой правят «четыре золотых мешка» – король угля и нефти, короли хлеба и металла, королева транспорта, они решают начать войну ради обогащения. Согласно закону жанра, писатель не изображает внутреннюю жизнь героев, для него важнее показать «как», а не «почему» все происходит. Я.Окунев словно предупреждает, что это вовсе не фантастика, а сатирическая, гротескная и одновременно реалистическая действительность.

Социально-историческая повесть М.Козырева «Ленинград» (1925) (впервые была напечатана в 1991 г.) отражает приметы времени. Писатель сатирически изобразил общество, полное противоречий и социальных конфликтов, обратившись к фантастике, гротеску, утопии, чтобы в иносказательной форме поведать о самом главном.

Влияние традиций русской сатиры 20 - 30-х годов на процесс формирования молодых национальных литератур Северного Кавказа было бесспорным, особенно ярко оно проявилось в прозе и лирике.

В третьей главе «Художественное своеобразие адыгской сатиры 20 30-х годов в контексте русских литературных традиций» внимание сосредоточено на исследовании сатиры и юмора в литературах Северного Кавказа.

Появление первых произведений национальных писателей не означало того, что уже существует литература. Для этого нужен был опыт, который заимствовался из русской классической литературы в основном двумя путями: первый – это создание подражательных произведений, второй – переводились известные произведения русской литературы на родной язык. Таким образом воплощалась идея «ускоренного развития» национальных литератур, которая, безусловно, по-своему отразилась в формировании сатиры в младописьменных литературах.

Сатирический и юмористический сюжет художественных произведений, как правило, создавался с использованием национального фольклора. Смех имел традиции в эпосе «Нарты», в сказках, песнях, посвященных неудачливым персонажам или истинным героям, попавшим в комическую ситуацию из-за своей незадачливости или спесивого отношения к явлениям или людям.

В сатирическом репертуаре адыгов-черкесов были жанры, связанные с джегуако (распорядителем танцев на свадьбах и вечеринках) – песни, юмористические куплеты-экспромты, адресованные жениху, невесте или гостям. Сатирико-юмористическое сочинительство джегуако не могло строиться на остром, оскорбительном смехе, на сарказме, смех был мягкий, безобидный, но он должен был соответствовать действительному положению вещей.

По утверждению исследователей северокавказской литературы (А.Алиева, А.Гутов, Ш.Хут, Ш.Шаззо и др.) в песнях на темы Кавказской войны содержится много сатирических и комических элементов, которые развенчивают горе-мужчин, отсиживающихся в кунацких дни и месяцы, когда сродственники гибнут в бою, или тех воинов, которые в страхе бегут с поля сражений, об этом сказано в песнях о Хасасе и красавице Ханифе.

Сатира и юмор имеют довольно глубокие корни в кабардино-адыгском наследии – произведения о Казаноко Жабаги открывают много интересного в поисках сатирического и юмористического.

Притчи и новеллы о Казаноко Жабаги построены как философское заключение, содержащее и острое суждение, и юмор, и легкую сатиру. Жабаги был, как свидетельствуют исследователи (А.Бейтуганов, А.Гутов, З.Калоев и др.), своеобразным судьёй, и многие споры разрешались по его слову. Примером служат произведения «Ответ Жабаги», «Однажды», «Переселение», «Беда» и др., собственно сатирическими их назвать нельзя, хотя в них содержатся элементы сатиры, юмора, создаются комические ситуации. Жабаги оказал влияние на многих северокавказских писателей, в том числе на философа и острослова К. Бейтуганова.

Заметным явлением в адыгской сатирической литературе стало творчество Амирхана Хавпачева – сказителя, поэта и композитора. В его произведениях осмысливаются социальные проблемы, возникающие между богатыми и бедными, умными и глупыми, как правило, объектом Сатиры становятся мошенники, хапуги, казнокрады, т.е. нравственно несостоятельные члены общества. В произведениях А.Хавпачева прослеживаются традиции Фонвизина, Гоголя, Салтыкова-Щедрина.

В диссертационной работе особо говорится о произведениях Х.Теунова, А.Шортанова, Т.Керашева, А.Евтыха, Ю.Тлюстена и др., которые не являются сатирическими, но в них много элементов сатиры и юмора. Так, например, в романе «Горцы» А.Шортанов в ироническом плане пишет об эфенди Хаджи-Исмеле, сознательно создавая его карикатурный портрет, выявляя его внутреннюю несостоятельность. По-гоголевски ярко и остро описаны сцены с участием князя Асланчерия и коменданта Волкова, который пользовался безграмотностью первого и обкрадывал его при продаже коней, а также ситуация, когда каждый верховный князь Кабарды, Осетии, Дагестана,Чечни старался подарить генералу Ермолову «лошадь получше».

Несмотря на значительное влияние русской классики на развитие сатиры в адыгских литературах, не следует преуменьшать и воздействие национального фольклора, подтверждением служат сатиры К.Джанчатова, Ш.Туова, Б.Пшизова, Г.Гучетля, Ш.Тугуза, Ц.Теучежа. Авторы точно выдерживали «линии» известных устно-поэтических сюжетов, существенно дополняя традиционный материал и делая его современным.

Однако следование народному опыту не стало панацеей от всех «неожиданных ситуации» в сатирическом художественном творчестве адыгских и других северокавказских писателей. Был последовательный и осознанный ориентир национальных писателей на опыт мировой и русской сатирической классики, особенно на опыт Н.В. Гоголя, Фонвизина, А. Островского. Близок к традициям русской классики был И. Цей, до революции 1917 года создавший ряд произведений прозы и драматургии, а опыт современных ему авторов (особенно М. Горького) был непосредственным идейно и композиционно организующим началом в его произведениях («Большая болезнь», «Хищники» и др.). Через семейно-бытовой конфликт И. Цей вскрывал социальные и психологические корни характеров и психологических типов, подобно тому, как это делали А. Островский и М. Горький. Но, скажем, влияния драматургии Л. Андреева, А. Блока (символистской поэтики) не отмечается ни в одном из произведений национальных писателей 20 – 30-х годов. Это означает, что они следовали опыту реалистическому, социально, идеологически обогащенному, что было знамением эпохи.

Сатира в рассказах и новеллах И. Цея носит в основном классовый характер: хорош и справедлив бедняк, глуп и беспомощен дворянин. Например, в новелле «Красные чувяки» разработан сюжет, заимствованный из народного творчества, автор мастерски трансформирует его, усиливая сатирико-юмористическое звучание.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»