WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Следует отметить существование других попыток увеличения элементного набора МПР, однако они из-за разнородности включаемых в него компонентов не всегда удачны. Так, нецелесообразно ставить в один ряд средства, при помощи которых достигается правопорядок и сам результат, а также обоснованно рассматривать в качестве средства правосознание, так как оно выступает основным (и единственным) каналом действия права в информационном, ценностно-ориентационном или собственно-юридичес­ком его аспектах. Для достижения результата, в том числе и юридического, необходимо сознательное восприятие требований правовой нормы субъектом права.

Нецелесообразным является дополнение набора элементов МПР нормативно-правовыми актами наряду с юридическими нормами, составляющими их юридическое содержание, так как последние могут содержаться и в иных источниках.

Обобщая результаты исследования, осуществленного в рамках настоящего параграфа, диссертант приходит к выводу, что в настоящее время не существует единой логически непротиворечивой теоретической конструкции МПР. несмотря на различные интерпретации и известный плюрализм относительно понимания элементного набора МПР, все авторы солидарны в том, что это система средств, через которую осуществляется правовое регулирование общественных отношений. Наличие различных мнений свидетельствует о сложности и многоаспектности данного явления. Существующие различные подходы к пониманию МПР нужно рассматривать в качестве взаимодополняющих. Таким образом, необходимо его дальнейшее исследование.

В третьем параграфе «Механизм правового регулирования в современном российском обществе: понятие и структура» на основе созданных методологических и теоретических предпосылок предпринимается попытка конструирования теоретической схемы МПР, максимально отражающей онтологический срез правового регулирования. С учетом того, что гносеологический потенциал инструментального подхода к МПР не исчерпан, имеются основания для его дальнейшего применения в настоящей работе. Дальнейшее развитие инструментальной теории не ограничивается анализом макроинструментальной юридической модели (МПР в классической трактовке рассматривается как триада норм, правоотношений и актов реализации), а продолжается исследованием правовых средств «среднего уровня» (нормы, стимулы и ограничения, субъективные права и юридические обязанности, ответственность, правовые статусы, правовые режимы и т. п.). Более высоким уровнем, характеризующим высокую концентрацию правовых средств, объединенных в систему для решения определенных правовых задач, являются правовые механизмы. выступая комплексными правовыми средствами, они рассматриваются как объективированные на нормативном уровне, системно организованные комплексы юридических средств, необходимые и достаточные для достижения конкретной цели (К. В. Шундиков). Таким образом, МПР может быть рассмотрен и как система правовых механизмов различных уровней.

Вместе с тем трактовка механизма как устройства, состоящего из определенных механически взаимодействующих частей, более пригодна для характеристики материальных систем, однако она не полностью отражает специфику МПР как социально-юридической системы. Такое понимание МПР основано на том, что правовое регулирование – это прежде всего социальный процесс, в рамках которого правовые средства целенаправленно используются социальными субъектами для достижения социальных целей. Кроме того, при анализе инструментального подхода к МПР исключается социальный субъект, использующий МПР для достижения целей правового воздействия и упорядочения общественных отношений. Следовательно, МПР необходимо рассматривать как развивающуюся систему средств социально-правового порядка. обязательно также соединение инструментального подхода с деятельностным, позволяющим рассматривать «работу» правовых средств через призму юридической деятельности.

В связи с этим для настоящего исследования несомненный интерес представляет идея В. М. Сырых, предлагающего рассматривать МПР как сложную систему, состоящую из правовых средств, субъектов, осуществляющих правовое регулирование или юридическую деятельность, а также юридически значимых результатов их деятельности. Данная концепция обладает несомненными достоинствами, главным из которых является соединение инструментального и деятельностного подходов. В связи с этим целесообразно принять за основу создания теоретической (инструментально-деятельностной) модели МПР, в которой единый механизм правового регулирования сообразно его стадиям подразделяется на три компонента: механизм правотворчества, реализации норм права и государственного принуждения.

Рассматриваемая позиция вызывает ряд спорных вопросов прежде всего потому, что нецелесообразно рассматривать в качестве самостоятельной стадии правового регулирования государственное принуждение – элемент стадии реализации права. Кроме того, введение в состав МПР субъекта, осуществляющего правовое регулирование или юридическую деятельность в качестве самостоятельного компонента не вполне обоснованно, так как субъект включается в содержание юридической деятельности (В. Н. Карташов).

рассматривая структуру МПР, целесообразно включать конструкцию процесса правового регулирования стадии нормативной правовой регламентации общественных отношений (создание общих моделей общественных отношений) и правореализации (охватывающую как реализацию правовых норм непосредственно их адресатами, так и обеспечение такой реализации правоприменителем).

Также необходимо учитывать, что понятие реализации права охватывает два относительно самостоятельных явления: саморегуляцию (правореализующую деятельность непосредственных адресатов правовых норм) и правообеспечение (деятельность соответствующих компетентных субъектов по обеспечению реализации непосредственными адресатами). Следовательно, данная структурная организация процесса правового регулирования диктует необходимость выделения в теоретической модели МПР относительно самостоятельных, но взаимосвязанных и взаимодействующих функциональных систем, социально-юридических механизмов: нормативно-правовой регламентации, правообеспечения и правовой саморегуляции.

Следует отметить, что юридическая деятельность выступает основой для создания механизмов нормативной правовой регламентации и правообеспечения, а механизм правовой саморегуляции образует правореализующая деятельность, характеризующаяся наличием правовых форм, методов и использованием в ее процессе определенных правовых средств.

В связи с тем, что и юридическая, и правореализующая деятельность участвуют в процессе правового регулирования, представляется возможным объединить и использовать их в одном понятии «праворегулирующая деятельность».

первичными элементами МПР выступают: социальные субъекты, осуществляющие праворегулирующую деятельность, применяемые в ее процессе средства, методы и правовые формы, в которые она облекается. Функционирование, работа этих элементов в процессе правового регулирования проявляется на более высоком структурном уровне – уровне различных видов юридической и правореализующей деятельности. Самым высоким уровнем структуры МПР является объединение видов праворегулирующей деятельности в регулятивные комплексы или механизмы правовой регламентации, правообеспечения и правовой саморегуляции.

Предлагаемая трехуровневая организация МПР обусловлена следующим. Первичный уровень МПР включает состав правового инструментария, который на последующих уровнях объединяется и комбинируется в соответствующие социально-правовые регулятивные комплексы. Уровень праворегулирующей деятельности позволяет объединить разрозненные первичные элементы МПР в относительно самостоятельные функциональные системы. Уровень социально-юридических механизмов (праворегламентации, правообеспечения и правовой саморегуляции) раскрывает функционирование различных видов праворегулирующей деятельности на основных участках сосредоточения правовой активности в процессе правового регулирования, а также позволяет объединить их в функциональные комплексы, обеспечивающие правовые процессы, из которых складывается процесс правового регулирования, и рассмотреть его во всем многообразии составляющих его связей и отношений.

Таким образом, МПР может быть представлен как единая система различных видов праворегулирующей деятельности (юридической и правореализующей деятельности соответствующих социальных субъектов), посредством которых осуществляются нормативная правовая регламентация общественных отношений, обеспечение процесса реализации правовых норм и правовая саморегуляция непосредственных адресатов правовых норм.

глава вторая «Деятельность ОВД в структуре механизма правового регулирования», состоящая из трех параграфов, посвящена характеристике структурных уровней МПР: первичного, деятельностного и механизмов правовой регламентации, правообеспечения и правовой саморегуляции, а также установлению места и роли в ней деятельности ОВД.

В первом параграфе «Первичный уровень структуры механизма правового регулирования и деятельность в нем органов внутренних дел» отмечается, что несмотря на то, что основным конструктивным элементом МПР выступает праворегулирующая деятельность, необходимость обращения к другим его элементам продиктована рядом обстоятельств.

Понятие «юридическая деятельность» является достаточно широким, позволяющим охватить своим содержанием ее субъектов, средства, методы и формы. Однако необходимость обращения к первичному уровню очевидна: одни и те же субъекты могут осуществлять различные виды юридической деятельности; в рамках различных ее видов могут использоваться одни и те же правовые средства и методы; для всех видов юридической (при всем многообразии правовых форм), а также для большинства случаев правореализующей деятельности характерна общая юридическая форма (правоотношение).

В качестве социальных субъектов, участвующих в процессе правового регулирования, необходимо различать субъекты юридической и правореализующей деятельности. Субъектами юридической деятельности являются государственные органы и органы местного самоуправления, а также их должностные лица – носители правосубъектности в виде компетенции. Кроме того, субъектами юридической деятельности выступают непосредственно граждане (в случае референдума) и должностные лица организаций и предприятий (прием на работу, наложение дисциплинарных взысканий).

Субъектами правореализующей деятельности выступают непосредственно граждане, их объединения и организации, реализующие имеющиеся у них субъективные права и юридические обязанности, а также сотрудники государственных органов и органов местного самоуправления в тех случаях, когда они не выступают носителями правосубъектности в виде компетенции либо не являются лидирующими, решающими субъектами правоприменительных отношений.

Правовые средства представляют собой различные элементы «правовой материи», а также социальные явления, приобретающие в процессе правового регулирования юридическое значение и использующиеся в процессе правового воздействия на общественные отношения. Применительно к целям настоящего исследования оптимальным представляется понимание правовых средств как правовых явлений, выражающихся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологиях), с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально-полезных целей (А. В. Малько).

Методы, используемые социальными субъектами в процессе правового регулирования, достаточно разнообразны. в теории права к данным методам относятся комбинации способов правового воздействия (запретов, дозволений, позитивных обязываний, поощрений и рекомендаций), которые в зависимости от их сочетания образуют императивный, диапозитивный, поощрительный и рекомендательный методы. Однако указанные методы выражают общие типовые схемы, в основе выделения которых лежит критерий сочетания элементарных правовых средств. Данная классификация, ставшая традиционной в отечественной юридической науке, обладает огромной методологической и гносеологической ценностью, однако не является единственной.

В инструментально-деятельностном аспекте понятие «метод» характеризует динамический аспект наличия правовых средств, позволяющего определить в процессе правового регулирования использование различных средств. Таким образом, выделяются две группы методов, разграниченных по разным основаниям и характеризующие применение правовых средств на различных участках правового регулирования.

Учитывая количество правовых ситуаций, для урегулирования которых применяются правовые средства, можно выделить нормативный и казуальный методы правового регулирования. Наряду с указанными, в зависимости от характера волеизъявления относительно использования правовых средств применительно к конкретной правовой ситуации, можно выделить односторонне-волевой и договорный методы.

Формы праворегулирующей деятельности являются способами ее внутренней организации и внешнего выражения. Следовательно, необходимо различать внутренние и внешние ее формы.

Внутренние формы раскрывают суть праворегулирующей деятельности, ее внутреннюю организацию, характеризуют используемые для этого правовые средства и методы. Внешняя форма характеризует ее результативную сторону, а также дает представление о ее внешних связях с правовыми и социальными явлениями, вовлеченными в процесс правового регулирования.

Для юридической деятельности характерными внутренними формами являются процессуальные стадии (например стадии процесса законотворчества или правоприменения), производства (например исполнительное производство) и правовые режимы (например режимы закрытого административно-территориального образования и государственной границы и т. п.).

Общей внешней формой, в которую обличены все виды юридической деятельности и большинство правореализующих действий, являются правовые отношения.

Кроме того, к числу внешних форм юридической деятельности, выражающих ее результативную сторону, относятся соответствующие правовые акты (нормативно-правовые, интерпретационные, правоприменительные: акты-документы и акты-действия).

правореализующая деятельность также характеризуется наличием внутренней и внешней формы. Внутренняя ее форма выражается в произвольном и процедурно-процессуальном правовых порядках. Произвольный порядок заключается в том, что субъект – непосредственный адресат правовых норм – может произвольно реализовывать имеющееся у него субъективное право или возложенную на него обязанность вне зависимости от какой-либо правовой процедуры или юридического процесса.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»