WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Дормидонова Татьяна Юрьевна

Гротеск как тип художественной образности

(от Ренессанса к эпохе авангарда)



Специальность 10.01.08 – Теория литературы. Текстология


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук






Тверь – 2008

Работа выполнена на кафедре теории литературы

ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор

Нина Васильевна Семенова

Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор

Валерий Игоревич Тюпа

кандидат филологических наук

Раиса Андреевна Ткачева

Ведущая организация Уральский государственный университет

им. А.М. Горького

Защита состоится «28» апреля 2008 г. в 13 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.06 в Тверском государственном университете по адресу: 170002, пр. Чайковского, 70, ауд. 48.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета (170000, Тверь, ул. Володарского, 44а).

Автореферат разослан «....».............. 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор С.Ю. Николаева

Общая характеристика работы

Литературный гротеск как форма художественного мышления возник одновременно с литературой и, вероятно, будет существовать столько же, сколько она будет существовать. Гротеск развивался во времени, и вместе с тем развивалось представление о том, что есть гротеск. Гротеск – не архаика литературы. И в современной (в том числе и отечественной) словесности гротесковые модели мышления представлены чрезвычайно широко – достаточно вспомнить русскую прозу и драматургию последних десятилетий, например, творчество Ю. Мамлеева, Т. Толстой, Д. Липскерова, Б. Акунина.

Теория же гротеска, на наш взгляд, еще не вполне завершена. Без построения же данной теории трудно адекватно оценить как древние, так и современные гротески и увидеть – при всей изменчивости гротескового художественного мышления – общее в различных формах гротеска, построить его теоретическую гипотезу, которая обладала бы достаточной объяснительной силой в применении к различным национально-историческим вариантам «гротескового» литературного творчества.

Сделать это можно именно сейчас, когда лучшие достижения традиционных поэтик – уже на новом уровне – можно сочетать с наиболее добротными результатами существующих разработок теории гротеска (последние, при всей своей качественности, все-таки нуждаются в переосмысливании на основе новой методологии). Данное переосмысливание и является одной из задач настоящей работы.

Одной из особенностей современной науки является стремление к интегрированию различных форм знания, различных методик исследования; именно на «стыке» наук и достигаются наиболее существенные и интересные результаты. Настоящее исследование построено на основе интеграции целого ряда теоретических концепций, активно развивающихся в современной филологии. Традиции теоретической и исторической поэтики мы объединяем с методиками, свойственными современным изводам культурно-исторического литературоведения; литературоведческие методики – с методиками, принятыми в современном языкознании (лингвистическая семантика, когнитивная семантика, теория концептуальной интеграции, теория «возможных миров», теория средств непрямой номинации). Данное сочетание позволяет представить гротеск и как форму художественного мышления, и как текстовый, языковой феномен, как результат творческого процесса, и как рецептивный феномен – и все это в широкой теоретической и достаточно протяженной исторической перспективе.

С применением интегративных методик анализа и интерпретации литературного произведения и связан один из аспектов актуальности нашего исследования. Данная диссертация актуальна и в силу того, что новые формы гротеска, пока не получившие полного освещения в литературоведении, активно используются в литературе новейшего времени – без построения теории гротеска невозможна их адекватная оценка.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что в ней, на основе интегративных методик, предпринята попытка построения целостной гипотезы гротеска одновременно в рамках и теоретической, и исторической поэтики. Также впервые выявляется своеобразие гротесковой образности в литературе XX века (гротеск в авангарде).

Методологическая и теоретическая основа диссертации формировалась с опорой на труды ведущих специалистов – теоретиков и историков литературы, таких, как М.М. Бахтин, Д.С. Лихачев, Ю.М. Лотман, А.Ф. Лосев, Н.Я. Берковский, Ю.В. Манн, Б.М. Эйхенбаум, В.В. Виноградов, В.Я. Пропп, Ю.Б. Борев, Г.Д. Гачев, В.И. Тюпа, Ц. Тодоров, Л.Е. Пинский и др., а также на современные когнитивистские и семиотические теории.

Использованные в диссертации классические труды по общим вопросам эстетики, теории литературы, а также работы по истории и теории гротеска переосмысливались на основе интегративного подхода к исследованию художественного творчества, сочетающего использование методик как литературоведения, так и смежных с литературоведением дисциплин. В этом состоит теоретическая и методологическая значимость диссертации.

Практическое значение работы состоит в возможности использования ее основных положений и результатов при подготовке и чтении общих и специальных курсов по истории и теории литературы.

Объектом диссертации стал гротеск как форма художественного мышления и особый способ текстопостроения в литературе, начиная от эпохи Ренессанса и заканчивая XX веком. Материалом диссертации явились различные историко-национальные модификации гротеска, а также наиболее репрезентативные литературные произведения – от эпохи античности до нашего времени.

Целью исследования стало построение теоретической гипотезы гротеска как формы художественного мышления в ее общих, инвариантных чертах, а также в различных национально-исторических вариантах – от эпохи Возрождения до эпохи авангарда. Достижению этой цели способствовало решение следующих задач:

– критический анализ и переосмысливание существующих концепций гротеска;

– разработка, на основе сформированной теоретико-методологической базы, рабочей гипотезы (модели) гротеска как формы художественного мышления и способа текстопостроения (теоретическая поэтика гротеска);

– описание исторической поэтики гротеска на основе анализа и интерпретации наиболее репрезентативного литературного материала – от Ренессанса до авангарда.

На защиту выносятся следующие положения:

1) гротеск – сложный тип образности, возникающий в литературе в переломные моменты истории культуры; план содержания гротеска формируется на основе конфликтующих в рамках единой картины мира модусов ментальности (В.И. Тюпа), план выражения (текст) является формой преодоления этого конфликта,

2) основой гротескового образа является «мифологическое» сознание («мы-сознание» – В.И. Тюпа), которое в разные эпохи проявляется своими разными сторонами и вступает в рамках гротеска в отношения со-противопоставления с формами господствующего в ту или иную эпоху миропонимания,

3) метонимический «сдвиг» (реализующийся на основе механизмов гиперболы) в рамках мифологической составляющей амбивалентного гротескного образа обусловливает антиномичный характер сосуществования его составляющих на уровне концептуальной картины мира; средством преодоления антиномичности разноположенных составляющих гротескового концепта является концептуальная интеграция (Фоконье – Тернер),

4) исторические модификации гротеска (историческая поэтика гротеска) обусловлены трансформацией модусов ментальности, лежащих в основании гротескового художественного мышления и, в частности, трансформацией «мифологического» «мы»-сознания в исторической перспективе: на смену гиперболизированным формам гротесковой образности, которые обязаны своим появлением связи гротескового мышления с народно-мифологическим сознанием, приходят «редуцированные» формы гротеска, основанные на ремифологизирующих структурах «уединенного» «я»-сознания (В.И. Тюпа); первые представлены в эпоху рефлективного традиционализма (Ф. Рабле и Ренессанс), вторые – в эпоху романтизма, классического реализма, искусства XX века (литература креативизма).

Структура работы. Диссертация состоит из двух глав, посвященных теоретической и исторической поэтике гротеска соответственно, введения, заключения и списка литературы. Во Введении раскрываются цели и задачи работы, формулируются положения, выносимые на защиту. Глава первая, «Теоретическая поэтика гротеска», посвящена рассмотрению теоретических и методологических проблем изучения гротеска, а также построению теоретической гипотезы гротеска в соотнесении последнего со смежными понятиями и феноменами (метафора, гипербола, фантастика и т.д.). Во второй главе, «Историческая поэтика гротеска», на основе построенной теоретической модели анализируются конкретно-исторические формы гротесковой образности: ренессансный, романтический, реалистический гротеск, гротеск эпохи авангарда. В Заключении даются основные выводы работы, намечаются возможные перспективы изучения гротеска и смежных с ним художественных явлений.

Апробация работы. Основные положения и материалы диссертации апробированы на международных и общероссийских конференциях: Международная научно-практическая конференция 27 февраля – 1 марта 2007 года (Пермский государственный университет), «Дни славянской письменности и культуры» (Тверской государственный университет; 2006, 2007 гг.), на заседаниях аспирантского семинара при кафедре теории литературы ТвГУ (2006, 2007 гг.).

Основное Содержание работы

Во Введении к диссертации дана постановка проблемы, характеристика ее актуальности, новизны; определена методологическая база исследования; сформулированы положения, выдвигаемые на защиту.

Глава первая Теоретическая поэтика гротеска посвящена построению инвариантной теоретической модели гротеска как реализованной в тексте формы художественной ментальности.

Большая часть существующих работ о гротеске имеет философский, искусствоведческий или культурологический, а не литературоведческий характер. К проблеме гротеска обращались Г. Гегель, Ю. Мёзер, Ф. Шлегель, К. Флёгель, И. Гёте, Ф.-Т. Фишер, Г. Шнееганс, М. Монтень, К. Берк, Т. Готье, И. Фолькельт, А.Е. Пинский, В.В. Виноградов, С.М. Эйзенштейн, Ю.Б. Борев, А.С. Бушмин, Ю.В. Манн, М.М. Бахтин, Я.О. Зунделович, З.С. Ефимова, Е.М. Евнина, Б.М. Эйхенбаум, А.Ф. Лосев, Н.Я. Берковский, Д.П. Николаев, В.Э. Мейерхольд, А.З. Вулис, О.В. Шапошникова и многие другие.

Среди фундаментальных литературоведческих работ по гротеску следует отметить, в свою очередь, монографии Л.Е. Пинского, М.М. Бахтина, Ю.В. Манна, Д.П. Николаева, Д.С. Лихачева. Вместе с тем кажется справедливым замечание Д.В. Козловой о достаточно сильной «тенденциозности» и «ограниченности» многих исследований, «когда теорию гротеска стремятся построить на материале какой-либо эпохи или одного явления»1. Поэтому возникает необходимость в создании целостной концепции гротеска, которая не только включала бы в себя теоретико-литературный и историко-литературный аспекты, но и была бы построена с учетом современных методологий.

Суммируя в разделе 1.1. Гротеск как литературоведческая проблема существующие точки зрения, мы приходим к выводу, что в отечественном литературоведении доминируют два подхода к изучению гротеска: 1) гротеск определяется как компонент мировоззрения (М.М. Бахтин, Л.Е. Пинский, Д.С. Лихачев); 2) гротеск определяется как художественный прием (Ю.В. Манн, Б.М. Эйхенбаум, Д.П. Николаев, А.С. Бушмин, Ю.Б. Борев, О.В. Шапошникова и др.). Одна точка зрения не противоречит другой (художественное мировоззрение может существовать только в сформированном виде, как художественная форма, как прием; с другой стороны, прием – это оформленное мировоззрение, модель мира – как ее строит художник), но и их возможный синтез не дает однозначного, удовлетворительного ответа на вопрос о поэтической природе гротеска.

Существующие в науке точки зрения на гротеск не только берутся за основу, но и – в полном соответствии с современной тенденцией к синтезу различных научных дисциплин – дополняются методиками когнитивной лингвистики, концептологии, семиотики, теории «возможных миров», дискурс-анализа и т.д. В частности, широко обсуждаемая и используемая в настоящее время в мировой филологии теория концептуальной интеграции Ж. Фоконье и М. Тернера при построении теоретической модели гротеска позволяет не только развести когнитивный, ментальный план гротесковой образности и ее текстовую реализацию, но и показать их сложное и противоречивое взаимодействие – не учитывая эту сложность и противоречивость, невозможно построить адекватную инвариантную модель гротеска. Идеи семиотики и дискурс-анализа позволяют увидеть в гротеске форму художественной коммуникации, трактовать гротеск не только как текстовой феномен со стабильной имманентной семантикой, но и определить в семантических характеристиках гротеска результат взаимодействия текста и контекста, продуцента и реципиента гротескового образа.

Ю.В. Манн предлагает «<…> говорить не о «приеме гротеска», а о гротескном принципе типизации, отражения жизни»2 (курсив мой. – Д.Т.). Д.П. Николаев рассматривает гротеск «в качестве принципа, организующего не те или иные отдельные моменты повествования, а художественную структуру в целом»3 (курсив мой. – Д.Т.). Действительно, в форме гротеска как модели, как структуры реализуется взгляд художника на действительность, художественная концепция бытия, то есть определенная ментальность. Связь гротескового образа и исторически сменяющих друг друга типов ментальности рассматривается в разделе 1.3.1. Гротеск и формы художественной ментальности на основе теории, разрабатываемой В.И. Тюпой4.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»