WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Мифологема коня стала объектом художественно-эстетических интересов стихотворениях М. Урусова «Мой гнедой конь», И. Семенова «Моему гнедому коню». Анализ текстов выявил воздействие мифопоэтики на образостроение художественного произведения. Процесс мифотворчества реализовал архетипы в образной системе: архетип матери, мудрого старца, архетип отца, сына, архетип воина и т.д. Основными объектами являлись животные, растения и т.д. Традиционные мотивы: рождение героя, добывание невесты, обольщение и др., поклонение дереву, камню, реке, присутствующие в контексте художественных произведений карачаевской литературы, свидетельствуют о тесных связях с мифопоэтическими истоками, пропущенными через авторское видение. Мифо-фольклорные традиционные образы и мотивы, поэтические формулы, мифологемы, символы в образно-художественном мышлении писателя претерпевают преломление, трансформацию, авторскую интерпретацию и в имплицированном виде входят в ткань произведения.

Национальное своеобразие северокавказской прозы обозначенного периода связано с основными мифологемами (Мирового Древа, Мировой Горы). Горный космос как национальное видение мира порождает идею вечности всего живого и включает сакральные объекты (гора, камень, дерево, земля, священные животные), переходящие в символ, архетип. Архаическая модель мира, запечатленная в древнем памятнике «Нарты», вошла в национальную культуру в виде архетипов и нашла отражение в северокавказской литературе. Архетип горы, дерева и земли углубляют семантику произведений. Эти образы несут мотивы вечности жизни, преемственности традиций, взаимосвязи природы и человека. Священные для горца вещи – родная земля, дом, отношение к родителям, обычаям предков, идущие к забвению, связываются с нравственной деградацией человека.

Фольклорные образы, сюжеты «перетекали» в произведения прозы часто опосредованно, через лиро-эпические жанры. Кроме того, в карачаевском литературном процессе наблюдается явление трансформации прозаических жанров. В разделе главы прослежена жанровая трансформация сюжета в пределах одного произведения. Проведённый сопоставительный анализ повести М. Батчаева «Серебряный дед» на карачаевском языке и автоперевод на русский язык показал, что в результате возник другой жанр – рассказ под тем же заголовком. Кроме того, что подвергся изменению жанр произведения, значительно уменьшился объем, с пятидесяти до шести страниц. Текст вновь созданного рассказа стал сжатым, компактным, освободился от отдельных слов и фраз, но общий идейный замысел произведения полностью сохранился. Это свидетельствует о художественном чутье и мастерстве М. Батчаева.

Проследив динамику поэтических форм, мы отмечаем, что традиционные фольклорные образы и мотивы, поэтические формулы, символы составляют основу поэтики северокавказских литератур, где в образно-художественном мышлении претерпевают преломлением, авторскую интерпретацию. Ни в этнографии, ни в фольклоре этнос не осознается так глубоко, как в национальной литературе. Сопоставляя «свое» и «чужое», она раскрывает истинную национальную сущность определенного этноса и эту функцию в ней больше выполняет не поэзия (мир чувств, мироощущение), а эпические жанры современной словесности.

Повесть М. Батчаева «Аул Кумыш» посвящена актуальным проблемам жизни села, и с этой географической и духовной окружностью связаны нравственно-философские коллизии, морально-этическая и эстетическая составляющая деревни. Повесть М. Батчаева «Элчилерим» (1972) (в переводе на русский язык «Аул Кумыш») согрета внутренним теплом и светом. На этой почве вырастал, формировался национальный менталитет, культура, мораль, поэтому так неторопливо исследует писатель человеческие характеры.

М. Батчаев показывает любовь к малой родине, к земле, к своему родному аулу Кумыш, к очагу, что укрепляет в нём эмоциональный мир героя, чувство мира как единого дома человечества. В авторе отсутствует психологическая и ментальная дистанция между ним и простыми кумышанцами, живущими размеренной, несуетной жизнью. Рассказывая о них, он передаёт многообразие мира, обретая новые впечатления.

Аул Кумыш представлен в повествовании как модель мира, этнического «микрокосма». Применительно к героям Батчаева можно говорить об особом ментальном сознании, содержанием которого является бытие. Фразовая номинация выступает как многослойное текстовое образование. Интересным является авторский комментарий ситуации.

Национальная картина мира тяготеет к общечеловеческой модели – универсуму, являясь частью мироздания и представляющая единство мира духовного и материального. В повести М. Батчаева «Аул Кумыш» присутствует национальный архетип, включены мотивы, приёмы, пришедшие в художественное произведение из устного народного творчества, обогатившиеся духовно-нравственными принципами, что говорит о своеобразной архитектонике произведения.

Создание модели подлинной национальной картины мира северокавказского региона, реалий «горец и горы» в полной мере представляются самими национальными писателями. Художественное время и художественное пространство, сюжетно-композиционные находки, внутренние монологи героев, своеобразная поэтическая стилистика отражают синтез разных культурных традиций, разных духовных доминант.

Итак, в произведениях национального автора прослеживается различие ритуальных функций мужчин, женщин, детей, стариков, молодых, т.е. локальное варьирование традиций на солидно-генеалогическом уровне. Специфика «родовой личности» определяет представителей того или иного рода к социальным ролям, а также к определенным пластам духовной культуры. Национальной особенностью духовной культуры является сохранение семейно – родовых традиций: внимание к прежним проживаниям членов рода – предков, фамилий. Что касается изобразительных средств, подходов и приёмов, то северокавказская поэзия, например, впитала традиционно-поэтические детали, ритмику и мелодику устного народного творчества. Изначально поэзия тяготеет к фольклору, а поэтические жанры современной литературы требуют от писателя всестороннего художественно-эстетического опыта мировой литературы.

Художественное сознание, связанное с мифом, фольклором, испытывает трансформации, приближаясь к мифотворчеству. В литературе намечается тенденция, в которой есть мифологический слой, фольклорные элементы и структуры. Обозначенная тенденция в карачаевской литературе есть проявление общих закономерностях, существующих и в других литературах Северного Кавказа.

ГЛАВА III. Развитие художественных традиций в прозе Х. Байрамуковой, М. Батчаева.

Бурный водный поток превращается в художественном тексте рассказов М. Батчаева («Серебряный дед»), А Суюнчева («Звон караванного колокольчика») и др. в универсальный полифункциональный, структурообразующий образ-символ, литературный архетип воды. Стихия воды используется в разных вариантах для инициации литературного героя. В главе проводились наблюдения с целью изучения функций с архетипов огня, матери, мудрого старца, воплощенные в литературную оболочку и составляющие архетипическую поэтику. Так, в прозаических произведениях нашли воплощение и развитие архетипические образы и мотивы, распространенные в карачаево-балкарской мифологии и фольклоре.

Тесную связь с мифо-фольклорными традициями имеют новеллы и рассказы Муссы Батчаева. В рассказах «Хочалай и Хур-Хур…», повестях «Аул Кумыш» М. Батчаев использует игровой композиционный прием, благодаря которому автор дистанцируется от изображаемого, допуская юмористическую окраску. Включается также этнографическая основа, этно-материал. Здесь очевидна трансформация фольклорной традиции, преломление сатирической струи в новой литературной традиции.

Карачаевские авторы художественно репрезентируют мифологическую форму игры – состязания (соревнование мальчишек в «Серебряном деде» М. Батчаева, в «Вечных всадниках» Х. Байрамуковой). Этот мотив используется в сюжетостроении, чаще включается в экспозицию произведения.

Советский литературный дискурс стал активной сферой, формирующей партийное отношение к действительности. Литературные персонажи становятся выразителями советской идеологии, герои очень похожи на эпические прообразы. В текст литературного произведения включаются образы-символы (меч, сабля, вершина, камень). Наряду с ними в повествовании занимают значительное место архетипические образы всадника, воды, дерева и т.д.

Архетип всадника в повести Х. Байрамуковой «Вечные всадники» имеет собственную характеристику. Сцена, когда Солтан укрощает необъезженного коня Тугана – одна из ярких и экспрессивных в повести. Всадник со своим конем представляют классическую пару, трансформированную из фольклора, традиционным является и преодоление препятствий всадником (похищение коня, погоня), да и сама фигура Солтана предстает как традиционный портрет горца на коне.

На страницах повести появляется всадник Красной Армии С. Буденный. Традиционный всадник в произведении, созданном в духе соцреализма, становится красным всадником. В произведении наблюдается динамика формирования архетипа в пределах повествования и трансформация в литературный архетип всадника советского времени. Перевоплощения можно увидеть и с образом сабли. В национальной прозе использовался принцип опосредованного описания психологического состояния путем постановки на первый план деталей в портрете, в пейзаже, в описании быта.

В Заключении работы подводятся итоги и делаются выводы.

- В диссертации обозначен генезис художественных традиций, оказавший непосредственное влияние на проблематику и поэтику карачаевской прозы второй половины ХХ века.

- Изучена проблема взаимодействия мифо-фольклорного и литературного уровней художественного творчества.

- Выявлены общие и особенные закономерности становления отдельных жанров в литературах народов Северного Кавказа.

- Определено отношение карачаевских авторов к проблеме традиций и новаторства.

- Установлена система ключевых образов и мотивов, определяющих национально-эстетическое самовыражение карачаевской поэзии и прозы в соотнесении с мифо-фольклорным и народно-художественным сознанием.

- Исследованы архетипы, концепты, образы и мотивы, составляющие образное мышление исследуемых авторов.

- Выявлено национально-эстетическое своеобразие карачаевской прозы в контексте жанрово-стилевой парадигмы литературного процесса второй половины ХХ века.

- Проанализированы произведения Х. Байрамуковой, М. Батчаева, А. Суюнчева и других писателей 1960-1980-х годов в соотношении с национально-культурными, фольклорно-эпическими и литературными традициями.

- Отмечено, что писатели впитали идеалы национального фольклора, вобрали опыт предшествующих поколений, творчески освоили прогрессивные традиции, применяли новаторские приёмы. В их художественных произведениях развивалась образная выразительность языка, они придали новое звучание архетипам «гора», «камень», «конь», «всадник» и другим, имеющим мифологическую матрицу.

- Во второй половине ХХ века карачаевская проза, в частности, жанры рассказа, повести окончательно сформировались и украсили северокавказскую литературу. В прозаических произведениях наблюдаются те же морально-этические поиски, сохраняется память детства, ставятся проблемы личных взаимоотношений. В центре её изображения – человек с его бытовыми, социально-экономическими и нравственными проблемами.

В библиографии приводится список научной теоретико-литературной, критической литературы, повлиявшей на формирование научной концепции, выдвинутой в диссертационной работе, а также послужившей материалом исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

I.

Ведущий рецензируемый, реферируемый научный журнал, рекомендованный ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Боташева З.Ш. Родство фольклора и литератур Северного Кавказа. // Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск 1 (29). - Майкоп: Издательство АГУ, 2008. – С. 69-73.

II.

  1. Боташева З.Ш. Взаимодействие идей зарождающихся литератур Северного Кавказа и русской литературы. // Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск 2 (26)- Майкоп: Издательство АГУ, 2007. – С. 191-196.
  2. Боташева З.Ш., Чанкаева Т.А. Сравнительный анализ «Серебряного деда» Муссы Батчаева на русском и карачаевском языках. // Алиевские чтения (материалы научной сессии). Часть II. – Карачаевск: КЧГУ, 2007. – С. 111-115
  3. Боташева З.Ш., Чанкаева Т.А. К вопросу о мифо-фольклорных традициях в карачаевской литературе. // Алиевские чтения (материалы научной сессии) II часть, 21-26 апреля 2008. – Карачаевск: КЧГУ им. У.Д. Алиева, 2008. – С.157-160.
  4. Боташева З.Ш., Чанкаева Т.А. Русскоязычие как процесс межкультурной коммуникации и особенности его функционирования в карачаевской литературе. // Русскоязычие и би (поли) лингвизм в межкультурной коммуникации ХХI века: когнитивно-концептуальные аспекты. Материалы Международной научно-методической конференции 14-17 мая 2008. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – С. 184-186.
  5. Боташева З.Ш., Чанкаева Т.А. Роль мифо-фольклорных традиций в формировании идейно-художественных принципов северокавказских литератур. // Материалы II Международной конференции «Эпический текст: проблемы и перспективы изучения», 16-18 октября 2008 года. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008.
  6. Боташева З.Ш. Эволюция национально-художественного мышления. // Вестник КЧГУ им. У.Д. Алиева. – Карачаевск, 2009.
  7. Боташева З.Ш. Нравственно-этическая проблематика в повести М. Батчаева «Аул Кумыш». // Алиевские чтения (материалы научной сессии). – Карачаевск: КЧГУ им. У.Д. Алиева, 2009.
  8. Боташева З.Ш. Взаимоотношения героев, нравственная борьба добра и зла (М. Батчаев «Элия»). // Алиевские чтения (материалы научной сессии). – Карачаевск: КЧГУ им. У.Д.
    Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»