WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Комплексный подход предполагает как анализ философско-нравственных аспектов проблемы, так и выявление специфики традиционной карачаевской этнической культуры, особенностей народного сознания, определения творческих приёмов и средств.

Объект исследования – карачаевская проза 1960-1980 годов, изученная в аспекте поставленной проблемы и рассмотренная в контексте литературно-критической и философско-культурологической мысли.

Предметом исследования выступает жанрово-стилевое своеобразие карачаевской литературы в ее мифо-фольклорных и литературных связях и взаимодействиях в контексте северокавказской литературы.

Материалом исследования послужили прозаические произведения карачаевских писателей Х. Байрамуковой, А. Суюнчева, М. Батчаева и др., - рассказы, новеллы, повести, принадлежащие перу сложившихся мастеров слова, имеющих заслуженное признание и внёсших значительный вклад в развитие карачаевской литературы. Особое внимание уделено образам, мотивам и архетипам карачаево-балкарского фольклора, воплотившимся в национальной литературе. В работе в связи с рассматриваемой проблемой не обойдена и поэзия.

Методологической основой исследования явились труды Е. Мелетинского, М. Бахтина, В. Проппа, Д. Лихачёва, Ю. Лотмана, А. Веселовского, А. Лосева, Г. Ломидзе, Л. Арутюнова, У. Далгат, Г. Гачева и др.

В научном осмыслении проблемы существенный вклад внесли такие исследователи, как Ю. Тхагазитов, Л. Бекизова, К. Султанов, К. Шаззо, Р. Мамий, А. Схаляхо, Т. Чамоков, У. Панеш, Ф. Аутлева, К. Паранук, Ш. Шаззо, З. Хакуашева, З. Караева и др., оценивающие формы взаимодействия фольклорных традиций в движении, в художественном воплощении национально-духовного сознания.

Методы исследования: сравнительно-исторический, сравнительно-типологический.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что выводы и положения, выдвинутые в исследовании, будут способствовать в дальнейшей разработке проблемы по вопросам взаимосвязи мифоэпического и литературного сознания, жанрового развития, по осмыслению художественного уровня карачаевской литературы второй половины XX века.

Практическая значимость исследования заключается в том, что основные теоретические положения, обобщения и выводы могут быть привлечены при написании теоретических трудов и послужить опорой при составлении учебников и учебных пособий, спецкурсов по истории литературе народов Северного Кавказа. Работа может быть использована в вузовской и школьной практике.

Положения, выносимые на защиту:

  • Проблема мифо-фольклорных истоков и литературных традиций в их взаимодействии нашла отражение в северокавказских литературах.
  • Категории карачаево-балкарской мифологии и фольклора способствуют художественной актуализации. Авторы проникают в суть мифоэпического мышления, народных этико-эстетических форм, которые становятся основой их мировидения.
  • Архетипы, мотивы и образы, унаследованные из фольклора, определяют особенности поэтики карачаевской литературы.
  • Тенденции карачаевской прозы являются проявлением как общих закономерностей, так и особенностей национального художественного мира.
  • Анализ ряда литературных произведений демонстрирует эволюцию национально-художественного мышления в карачаевской прозе.

Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры литературы Института филологии Карачаево-Черкесского государственного университета им. У.Алиева (2008), материалы исследования освещались на внутривузовских, региональных, всероссийских, международных научных и научно-методических конференциях (Карачаевск, Майкоп, Пятигорск), в научных публикациях автора в сборниках материалов конференций, изданий, в том числе и в «Вестнике Адыгейского государственного Университета» - резецируемом, реферируемом научном журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ по филологии. – Майкоп: издательство АГУ, 2008. - № 29).

Структура диссертации имеет традиционный характер и состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографии.

ГЛАВА I. Роль мифа, фольклора и русской традиции в формировании идейно-художественных принципов новописьменных литератур северного Кавказа.

В главе предпринята попытка воссоздать историко-психологическую картину северокавказского литературного процесса в связи с поставленной проблемой. В первом разделе главы излагаются основные точки зрения на роль факторов в формировании идейно-художественных принципов северокавказских литератур. Среди факторов, влияющих на становление новописьменных литератур, миф и фольклор явились самым эффективным истоком, обусловившим идейно-эстетические принципы и дальнейшие пути развития.

Особенности фольклора служили для писателей национальным истоком их взглядов и образовали «встречное течение» для восприятия и усвоения ими критических и гуманистических традиций русской классической литературы. Зарождающиеся новописьменные литературы, общаясь с русской классикой, развивали свои начальные идейно-эстетические и художественные позиции, возникшие при их «отпочковании» от родного фольклора. В литературе Северного Кавказа раннего этапа критический пафос произведений, унаследованный от устного народного творчества, превратился в открытый призыв к вооруженной борьбе со старым миром.

В разделе главы были осмыслены фольклорные истоки, определено значение русской литературной традиции, выявлены художественные особенности новописьменных литератур Северного Кавказа в период их становления, отмечены их недостатки, обозначена роль первых северокавказских авторов в создании национальных литератур.

Можно сделать вывод, что на стадии становления новописьменных северокавказских литератур идейная связь писателей и народных певцов проявилась сильнее в период формирования литератур, так как фольклор и литература отражали одинаковые общественные интересы. Поэзия народных певцов: кабардинца Бекмурзы Пачева, аварца Гамзата Цадасы, лезгина Сулеймана Стальского, адыгейца Теучежа Цуг, балкарца Кязима Мечиева, карачаевцев Касбота Кочкарова, Исмаила Семёнова и других – определила идейно-художественные принципы зарождающихся национальных литератур.

Структура нартских сказаний, идеи, образы способствовали формированию мифо-эпического и эстетического сознания. Социальные мотивы народных песен стали той национально-духовной почвой, на которой критика старого образа жизни получила развитие в творчестве писателей. Героический горский характер представлен в карачаевских песнях «Татаркан», «Джандар», «Чёпеллеу», идеал свободы воплотился в образах Канамата и Кара-Муссы («Канамат», «Кара-Мусса»). Произведения ранних писателей в идейно-тематическом плане во многом были близки фольклору (песни К. Кочкарова «Гапалау», «Джандар», «Дебош» и др., сатирические памфлеты Аппы Джанибекова).

В период утверждения национальных основ в литературах преобладали критические и просветительские тенденции, которые в большей степени зависели от идейно-художественных особенностей фольклора. Разнообразие фольклорных идей в показе правды жизни и типических национально-самобытных образов можно увидеть в романе Х. Аппаева «Чёрный сундук», в котором наблюдаются тенденции фольклорно-литературного синтеза.

Отсутствие письменности до революции у народов Северного Кавказа обусловило «фольклоризм» национальных литератур. Однако писатели уже не могли оставаться в фольклорных измерениях и наметились такие тенденции, как заимствования и подражания русским поэтам (В. Маяковскому, Д. Бедному и другим), писателям (например, М. Горькому), то есть социализированность, а также движение художественного мышления к творческому союзу с мифо-фольклорным наследием прошлого и опытом современников. Отсюда ясно, что писатели неоднородных новописьменных литератур обратились к русским классикам за литературным опытом, учились искусству большого реализма, видя в них своих единомышленников, в творчестве которых они могли бы найти ответы на давно волновавшие их социально-политические вопросы. В результате этого происходит как обогащение идейного содержания национальных литератур, так и углубление их реализма.

Первый карачаевский публицист и критик Ислам Хубиев (Карачайлы), чьё творчество способствовало становлению национальной периодики и критики, развивался как литератор под воздействием русской литературной традиции. Ориентация на русскую поэзию была в творчестве поэтов И. Каракотова и А. Уртенова, за ними шли М. Урусов, О. Хубиев, Х. Байрамукова.

В главе выявлено состояние литературы начального периода, отмеченное как своеобразными находками, так и социологизированностью, схематизмом, отсутствием психологизма. Тем не менее, заслуга писателей-первопроходцев состоит в том, что они правдиво воссоздали черты свого времени, запечатлели характерные особенности личности начала ХХ века, показали приметы национальной культуры и воссоздали тип горца – честного и целеустремлённого, и, кроме того, совершенствовали языковое мастерство.

Освоение новописьменными литературами опыта и инструментария русской литературы шло не легко. На ранних этапах была и адаптация произведений русских авторов, но лучшие представители литератур творчески осваивали традиции большой литературы, рассматривали литературное произведение в акте культурной коммуникации, учитывая различия в культурных парадигмах, искали гармонию с национальным миром, синтезировали классические традиции с национальным поэтическим началом, делали художественные открытия.

Рассматривая литературу определённого периода, нельзя обойтись без исторических экскурсов, диахронического среза, так как без понимания процессов преемственности нельзя определить уровень художественности отдельно взятого этноса.

ГЛАВА II. Эволюция национально-художественного мышления в северокавказской литературе и её трансформация в карачаевской прозе.

В первом разделе главы рассматриваются категории добра и зла как универсальные понятия этики. Извечная борьба добра и зла – трудная нравственная проблема человечества, важная тема и фольклора, и литературы. Нравственная борьба добра и зла прослеживается в повести М. Батчаева «Элия», в которой показан человек с его проблемами, духовными исканиями, поиском смысла жизни. Автор в своём произведении ёмко отражает проблемы своего времени.

Преемственные связи с кровным, родным, предком – характерные черты горца. Для героя повести отец – смысл всей его жизни, по отцу он измеряет порядок, незыблемость мира, соизмеряет свои поступки. «Я думал, он, как кусочек горы – скала крепка, неизменная, которую ни дождь, ни солнце – ничто не может поколебать, преобразить, сплющить, только разбить её можно, расколоть, разрушить, если найдётся такая большая сила».

Нравственная рефлексия – это познание добродетели в рамках рефлексии, поиск нравственных оснований духовной жизни человека, выбор между добром и злом. Примером нравственной рефлексии могут служить самонаблюдение, самопознание, самосознание, хотя нельзя сказать, что она замыкается лишь на внутреннем опыте, на который направлено познание в рамках рефлексии, это как бы самосознание духовной деятельности вообще.

«Где добро, там и зло», как говорится, и любовь к отцу, стремление быть похожим на него, для юноши рухнули в одно мгновенье, там, на зимнем снежном дворе. Автором создан сильный образ-символ – красный круг на снегу, который внёс драматический накал в произведение и придал ему смысловую наполненность и определённую законченность. В повести М. Батчаева «Элия», ее кульминации и ее концовке, наполнен большим содержанием образ крови, который заключает в себе смысл противостояния злу и проповедующий добро.

В отдельном разделе главы прослежен характер мифологизма, процесс метафоризации традиционных образов. У северокавказских народов основными объектами являются образы-архетипы земли, воды, горы, деревьев, которые в национальной форме органично «переплавлялись» в художественной стихии.

Горы занимают особое место в культуре народа, становятся «мерилом всего высокого». В стихах А. Уртенова «Кавказские горы», «Эльбрус», Х. Бостанова «Наши горы», К. Кочкарова «Кавказские горы», И. Семёнова «Горам», «Ташчы», «Эльбрус», О. Хубиева «Говорят горы», А. Суюнчева «Родные горы», «Горы мои – корни мои», «Светло в России от Эльбруса», «Цепи гор», «Балкарские горы», К. Кулиева «Спокойные стихии», «Гора», Н. Хубиева «Мой Карачай», Д. Мамчуевой «Голубая гора» и др. и наблюдается динамика в описании природы. Горы в стихах антропоморфизируются и несут в себе этико-философскую нагрузку, являются одним из ключевых этнопоэтических концептов в карачаевской и балкарской поэзии, определяющих нравственные ориентиры, мировосприятие лирического героя. Символика гор используется в романах А. Шортанова «Горцы», Х. Байрамуковой «Утренняя звезда». Сакрализация гор связана с культом камня у горцев, мифологема камня становится символом исторической памяти. Камень – знаковая деталь в поэзии К. Кулиева («Над камнем раненым я горевал» и др.) Выбор концепта обусловлен народными представлениями, этико-эстетическими воззрениями о свойствах природных явлений.

Амбивалентный образ воды типичен для эпоса, и исполненный символического смысла вошёл во многие стихотворения А. Суюнчева «Кубань», «Теберда», «Махар», «Белая лебедь на синей волне» и др. Трактовка концепта огня в литературе продолжила традиции фольклора, огонь выступает как обновляющее начало и символ продолжения жизни человека (К. Кулиев «От» («Огонь»), А. Суюнчев «Огонь», «Очажный круг», «Вечный огонь»). Образ очага и дома часто соединены. Образ дерева наши концепты нашёл поэтическое выражение в творчестве карачаевских авторов. Особую значимость приобретают традиционные для национального космоса архетипы коня, орла. Образ коня занимает значительное место в произведениях северокавказских авторов (Н. Куёка, Ю. Чуяко, Х. Байрамуковой, М. Батчаева и др.). Устно-поэтическая идеализация коня была почвой для зарождения в новописьменных литературах романтического образа, способствовавшего художественной реализации возвышенных мыслей, порождённых временем. Эмоционально-окрашенный, символический образ коня придает произведению определенную тональность, вносит романтическую струю, например, в повести М. Батчаева «Элия».

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»