WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

– пенитенциарное правосознание как специализированное профессиональное правосознание – совокупность знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств по отношению к существующей и желаемой пенитенциарной действительности, характерной для профессиональной группы лиц, объединяющей работников УИС, осуществляющих пенитенциарную деятельность и обеспечивающих соблюдение порядка и условий отбывания наказаний; эффективное использование средств исправления осужденных; охрану их прав, свобод и законных интересов; оказание осужденным помощи в социальной адаптации.

в) в зависимости от содержания и качества структурных компонентов, пенитенциарное правосознание представлено тремя формами: позитивное, негативное и комбинированное, отражающими его качественное состояние;

2. В целях нейтрализации факторов, детерминирующих негативное правосознание, и формирования устойчивого позитивного пенитенциарного правосознания, особо актуального для работников УИС, представляется необходимым:

а) достижению указанной цели может способствовать введение обязательного спецкурса «Права человека» и факультативов «Правовая культура, правосознание и правовое воспитание», а также увеличение часов по обозначенным темам в дисциплине «Правоведение», преподаваемой в неюридических образовательных учреждения;

б) ввести служебную подготовку для работников УИС, не имеющих специальных званий, а также включить в программу служебной подготовки сотрудников УИС правовую подготовку, включив в нее основы правоведения, и историю права;

в) разработать Кодекс профессиональной этики работника УИС, закрепляющий ценности, определяющие его мировоззрение, принципы и нормы служебного поведения, а также предусматривающий меры дисциплинарной ответственности в случае нарушений норм служебной этики.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Материалы работы расширяют имеющиеся в теории права представления о правосознании и его формах, о факторах, детерминирующих его состояние в российском обществе. Положения настоящей диссертации конкретизируют и дополняют учение о правосознании в теории права и способствуют формированию частной теории – теории пенитенциарного правосознания.

В практическом плане значимость работы диссертанта обусловлена возможностью использования ее результатов в дальнейших научно-исследовательских разработках проблем правосознания в современном российском обществе, а также в учебном процессе юридических вузов и факультетов при преподавании учебных курсов «Теория государства и права», «Обеспечение прав человека в правоохранительной деятельности».

Кроме того, положения и выводы работы могут быть использованы в процессе служебной подготовки сотрудников УИС и в воспитательном процессе в исправительных учреждениях с лицами, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Исследование может быть полезным для совершенствования законодательства, а также для развития юридических отраслевых наук и учебных дисциплин.

Апробация работы. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации: неоднократно обсуждались на заседаниях кафедр государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института ФСИН России и Кузбасского института ФСИН России, используются в учебном процессе; докладывались автором на научно-практических конференциях и круглых столах, проводимых в Кузбасском институте ФСИН России и Международном институте экономики и права (Новокузнецкое представительство); применяются в процессе уголовно-исполнительной деятельности ряда исправительных учреждений Кемеровской области; отражены в опубликованных работах автора.

Структура диссертационной работы представлена введением, двумя главами, включающими 6 параграфов, заключением и библиографическим описанием источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, отражается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи и методология исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается его научная новизна, теоретическая, практическая значимость, приводятся данные об апробации.

Первая глава работы «Сущность пенитенциарного правосознания» посвящена преодолению методологических трудностей, которые связаны с проблемными вопросами понимания правосознания, выделением его форм и структурных элементов, выявлению специфики профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы и его функций, что является необходимой предпосылкой для выявления детерминирующих факторов и разработки комплексных мероприятий по формированию позитивного пенитенциарного правосознания.

В первом параграфе «Пенитенциарное правосознание: понятие, структура, формы» на основе анализа категориальной сущности пенитенциарного правосознания диссертант делает вывод о необходимости различения трех взаимосвязанных, однако при этом относительно самостоятельных феноменов, отражаемых в понятии «пенитенциарное правосознание»: 1) типа правосознания который характеризует гуманное отношением государства и общества к осужденному, признанием необходимости уважения, соблюдения и защиты его прав и свобод; 2) реально существующей в обществе формы общественного, коллективного и индивидуального правосознания, опосредующей отношения, складывающиеся в процессе деятельности соответствующих органов государства (пенитенциарных учреждений) по исполнению уголовных наказаний; 3) специализированного правосознания сотрудников УИС, выступающего разновидностью профессионального правосознания.

Пенитенциарное правосознание (далее – ППС), будучи частью правового сознания, находит отражение на разных уровнях (индивидуальном, групповом и массовом). При этом ППС характеризует отношение субъектов, групп и общества к уголовно-исполнительной системе, сущности, процессу назначения и исполнения наказания, к лицам, отбывающим и отбывшим наказание, а также субъектам, реализующим пенитенциарную политику государства.

Особо обращается внимание на то, что этим термином обозначается еще и определенный тип правосознания в современном демократическом обществе, характеризующий его качественное состояние и отличающийся толерантным отношением к осужденным – лицам, содержащимся в пенитенциарных учреждениях, основывающийся на признании ценности личности, уважения, соблюдении и защите ее права и свобод

ППС как форме правосознания свойственны те же признаки, что и правосознанию в целом. Вместе с тем, есть признаки специфические, в частности, связанные с предметом отражения, и особенностями детерминации.

В качестве таких факторов, определяющих своеобразие ППС как феномена, диссертант считает возможным выделить: нормы и ценности криминальной субкультуры, отечественный исторический опыт, способствовавший формированию в основном негативного отношения к пенитенциарной политике государства, «тюремные» традиции российского общества, социальный портрет сотрудника УИС, деформационные изменения правосознания сотрудников УИС, морально-психологические составляющие исполнения наказания.

Далее в работе анализируется структура ППС. Общепринято, что в структуре правового сознания выделяется два элемента правового сознания – это правовая психология и правовая идеология (П.П. Баранов, С.В. Бошно, С.М. Кошелев, Н.О. Кузяков, А.В. Куликова и др.). Правовая идеология как систематизированное ядро правосознания, связана с логическим мышлением, а не чувственным восприятием (А.Д. Бойков).

Правовая психология представляет собой «несистематизированное и нерационализированное ценностное восприятие правовой действительности в виде правовых чувств, эмоций и переживаний» (А.В. Поляков). Она во многом зависит от подсознания человека, совокупности психических процессов, неосознаваемых или не представленных в сознании субъекта. Это форма психического отражения, в которой образ действительности и отношения субъекта к ней предопределяют сложность и некую условность исследования данного элемента. Между тем именно она, по мнению диссертанта, имеет существенное значение для характеристики своеобразия пенитенциарного правосознания.

В составе психологии выделяют сознательное и бессознательное. Бессознательное – мало изученный элемент, который, однако, играет очень важную роль как в восприятии пенитенциарной деятельности, так и в правовом поведении в пенитенциарной сфере. Это обусловлено обостренным чувством выживания, причем это касается не только контингента исправительных учреждений, но работников УИС, непосредственно с ним работающих. Это, в свою очередь, позволяет обратить внимание на такую черту пенитенциарного правосознания как «заразительность» – т.е. восприимчивость к влиянию чужих эмоций, что связано с замкнутостью территории, относительной изоляцией от общества, высокой концентрацией носителей антиобщественных установок.

В рамках исследования правовой психологии в работе анализируется также и пенитенциарный социально-правовой опыт. Он понимается как социально-правовая память (существующая на уровне правовой идеологии в виде знаний и установок, а на психологическом уровне – в виде интуитивных, подсознательных стереотипов восприятия явлений правовой действительности и правового поведения, связанная с практикой взаимоотношений государства, личности и различных социальных групп в связи с исполнением наказаний на протяжении многовековой российской истории. В снятом виде он зафиксирован в памяти каждого россиянина. Пенитенциарно-правовой опыт как информация о сущности, целях и практике деятельности пенитенциарной системы в России содержится не только и не столько в виде структурированных и «отфильтрованных» официальной правовой пропагандой знаний, сколько в свернутом символическом виде в индивидуальном и в коллективном подсознании (коллективном бессознательном).

ППС, как и правосознание в целом, подвержено деформации. Степень деформированности определяет его качественное состояние. В связи с этим автор выделяет три формы ППС: позитивную, негативную и комбинированную.

Позитивная форма ППС характеризуется преобладанием позитивных правовых чувств, настроений эмоций в восприятии деятельности соответствующих органов государства, наличием правовых знаний, позволяющих воссоздать объективную, неискаженную картину пенитенциарной действительности, позитивными оценками уголовно-исполнительной политики государства.

Негативное ППС характеризуется преимущественно негативным отношением к существующей уголовно-исполнительной политике государства, деятельности органов, исполняющих наказания и отрицанием возможности исправления преступника в процессе отбывания наказания. В структуре негативного правосознания следует отметить правовые чувства, выражающие недоверие к правовым установлениям, отрицательные правовые эмоции, отличающиеся неодобрением по поводу назначения и исполнения наказания, отсутствием правовых навыков, а также отсутствием глубоких юридических знаний.

Комбинированная форма ППС характеризуется одновременно наличием позитивного и негативного отношения субъекта к пенитенциарной действительности с учетом конкретных фактов и обстоятельств. Положительные эмоции могут проявляться в отношении усовершенствования уголовно-исполнительного законодательства (например, одобрение увеличения количества свиданий, посылок и передач). При этом могут иметь место и отрицательные эмоции и настроения, например, в отношении условий содержания осужденных или действий органов и сотрудников УИС.

Если негативная форма отражает собственно полную деформацию ППС, то его комбинированная форма, содержащая ряд деформированных элементов, представляет потенциальную угрозу пограничностью, неустойчивостью, вероятностью перерастания в негативную.

Различные формы правосознания присущи отдельным группам субъектов и формируются под влиянием различных факторов. Например, исследования показывают, что негативное ППС четко выражено у лиц, отбывающих наказание и, как это не парадоксально, у сотрудников УИС, со стажем работы более 5 лет. Позитивным ППС обладают студенты и слушатели юридических факультетов и ВУЗов, не имеющие опыта практической работы в пенитенциарных учреждениях. Комбинированное ППС наблюдается у лиц, не имеющих юридического образования и у сотрудников УИС с небольшим (до 5 лет) стажем работы. В связи с этим представляется крайне важным формирование позитивного ППС и придания ему черт постоянности и устойчивости, особенно у сотрудников учреждений и органов УИС.

Во втором параграфе работы «Пенитенциарное правосознание как форма профессионального правосознания» при уяснении сущности профессионального правосознания сотрудников УИС (далее – ПрППС) ключевым вопросом является вопрос о том, что понимать под профессиональной группой. Деятельность УИС представляет собой совокупный результат работы многотысячного коллектива ФСИН – множества людей, осуществляющих в учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы, различные трудовые функции. Все они в процессе своей работы тесно связаны с деятельностью исправительных учреждений, с пенитенциарной действительностью, с деформирующим воздействием криминальной субкультуры и являются носителями ППС. Их эмпирические (а в ряде случаев и научно-теоретические) знания о процессах исполнения наказаний глубже и обширнее, нежели у основной массы граждан.

Вместе с тем, с точки зрения однородности профессионального состава коллектив ФСИН не образует единой профессиональной группы. В соответствии с действующим законодательством, все лица, выполняющие трудовую функцию в учреждениях и органах УИС, являются работниками УИС. Однако стоящие перед ними цели, задачи, характер выполняемых ими функций, а также права и обязанности не позволяют объединить их в единую профессиональную группу. В соответствии со ст. 24 Закона РФ «Об учреждениях и органах исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21.07. 1993 № 5473-1 все работники УИС подразделяются на лиц, имеющих специальные звания сотрудников УИС (далее – сотрудники УИС), а также рабочих и служащих учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, федеральных государственных унитарных предприятий УИС, федерального органа УИС и его территориальных органов, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в УИС. В непосредственном контакте с осужденными работают преимущественно сотрудники УИС. При этом, далеко не все из них выполняют функции, которые можно квалифицировать как функции по осуществлению пенитенциарной деятельности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»