WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

2. Отсутствие единого, систематизированного механизма контроля на международном и региональном уровнях по выполнению государствами своих международных обязательств, объективно становится сковывающим фактором при определении очередности выполнения международных обязательств. Предпринятая на основе принципов социологии управления, систематизация проблем обеспечения реализации в России международных обязательств в области прав человека, позволит равномерно сбалансировать международный и внутригосударственный аспекты обеспечения развития и свобод личности в современных условиях.

3. Соотношение общефедерального и регионального законодательства не оптимально, так как существуют противоречия, неравномерны темпы выработки законодательства, финансовое подкрепление, наблюдаются сепаратистские проявления. Необходимость разработки законов, касающихся форм прямой демократии, вызывается объективной закрытостью российского общества. Это, в свою очередь, обусловлено недостаточной критичностью, неумением властно-административных структур обосновывать свои решения, исходя из результатов открытого широкого обсуждения и научно обоснованного управленческого прогнозирования.

4. Необходимо расширить анализ конституционных признаков государства и добиваться их последовательного обеспечения в практике государственного строительства. Проблемы федерализма, автономии и унитаризма должны решаться с точки зрения обеспечения территориальной целостности и стабильности государства, а также с учетом прав наций на самоопределение и международных норм о правах человека.

5. Необходимость развития системы отсылок к международным договорам, создает представление о Своде законов Российской Федерации как о цельной системе, задача которой в первую очередь - четкая регламентация законодательства и решение практических задач правоприменительной деятельности. Существенным недостатком является включение в сферу законодательного регулирования отношений, которые могут быть урегулированы на более низком уровне управления. Это не только оказывает отрицательное влияния на систему государственного управления, возводя ведомственный и групповой интерес на уровень всеобщего, но и чрезвычайно усложняет, утяжеляет правовую систему.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Полученные результаты и содержащиеся в работе выводы, предполагают выделение современных актуальных проблем организации и правового обоснования социального управления. Международное право рассмотрено как социокультурный феномен. На этой основе, в диссертации предложен социологический анализ решения задач правового обеспечения социального управления в условиях международной интеграции. Это, в свою очередь, может послужить основой для дальнейшего исследования научных основ и выявления закономерностей формирования региональных рекомендаций управления, на основе норм как традиционного, так и международного права.

Настоящее исследование может быть рекомендовано к использованию в практике социального управления, положено в основу учебных и факультативных курсов по социологии и политологии.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии и социальной работы СКСИ. Ряд положений работы, а также основные результаты исследования обсуждались и были одобрены на аспирантских семинарах. На Всероссийской научно-технической конференции (гуманитарный сектор
г. Москва, 2005), научно-практической конференции «Актуальные проблемы социогуманитарного знания» (г. Ставрополь, 2006). Основные положения диссертационного исследования нашли отражение в научных публикациях общим объемом 6,7 п.л.

Объем и структура диссертации: диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, примечаний, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» представлено обоснование актуальности исследования, показана степень научной разработанности, обозначаются цель и задачи исследования, дается описание теоретической и методологической базы, определяется новизна исследования, формулируются выносимые на защиту положения, указываются теоретическая и практическая значимость диссертации, характеристики ее апробации.

В первой главе «Международное право и развитие правовой системы России», включающей три параграфа, исследуются вопросы соотношения и взаимодействия международного права и правовой системы России, которые приобретают особое значение в контексте процессов интеграции и глобализации. Отмечается, что новые нормы могут стать правом лишь в том случае, если они встречают общее согласие тех, кто составляет общество в данное время. Проведен анализ развития международного права в управлении процессами межгосударственной и межрегиональной интеграции.

В первом параграфе «Правовое обеспечение социального управления в условиях международной интеграции», выделено, что конституционное право закрепляет механизмы распространения действия международно-правовых актов, международного права на национальные правовые системы. Институт имплементации международно-правовых норм в национальные правовые системы, служит созданию государством необходимых правовых условий для реализации взятых на себя международных обязательств. Суверенным является решение государства о том, каким образом будет выполнено взятое обязательство, какая процедура будет избрана для реализации международно-правовых норм в национальном законодательстве. В настоящее время принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, комплексно утверждены в качестве составной части правовой системы Российской Федерации. Они действуют на основе принципа непосредственности действия международно-правовых норм. Однако речь идет не о любой норме международного права, а лишь об императивных нормах, обладающих общеобязательным характером. На международные договоры в полной мере распространяется положение Конституции Российской Федерации об обязательном опубликовании нормативных правовых актов и о неприменении любых нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы.

Включение норм международного права в национальную правовую систему опосредуется решениями органов государственной власти страны. Ратификация и иные виды трансформации представляют собой механизм защиты национальной правовой системы от проникновения правовых положений, являющихся чужеродными для данной правовой системы. В содержательном аспекте рассуждений о социальном управлении в условиях международной интеграции, в параграфе говорится о натурализации правовых норм в системе национального права. Актуально, что при вступлении в международные союзы и организации, необходимо привести свои учреждения и правовую систему в соответствие с основными принципами демократии, верховенства права и уважения прав человека. Так, действующей нормой является исправление или отмена действующей в стране нормы национального законодательства, противоречащей Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в случае положительного решения по индивидуальной жалобе, вынесенного против государства.

В параграфе исследуемая проблема не ограничивается формальным соответствием российских нормативно-правовых актов требованиям международного права и международных договоров. Показано, что особое значение имеет фактическая неспособность выполнения (в силу, прежде всего экономических трудностей) взятых на себя обязательств. Другим важным аспектом проблемы имплементации международно-правовых норм в правовую систему Российской Федерации является осуществление международной договорной правоспособности субъектов Российской Федерации и, следовательно, включение этих положений в общегосударственную правовую систему и в правовые системы субъектов Российской Федерации.

Во втором параграфе «Отношение права международного к праву внутригосударственному», показано, что общее согласие является скорее социологическим, чем юридическим объяснением законности права. Законность первоисточника права не может быть доказана в виде юридической теоремы; она должна быть признана путем ссылки на то, что было названо начальной гипотезой, принимаемой на основе не юридических, а прежде всего, культурно-исторических и социальных соображений. Общество остается неизменным, несмотря на постоянные изменения его состава. Следовательно, под общим согласием можно подразумевать только явное или молчаливое согласие такого подавляющего большинства членов общества, при котором несогласные теряют значение и исчезают из поля зрения тех, кто смотрит на волю общества, как на целое, в отличие от воли отдельных его членов. Вопрос о том, имеется ли такое общее согласие в данном конкретном случае, это вопрос не теории, а только социального факта. Взаимное общение государств вызывало необходимость в тех или иных нормах международного поведения. Постепенно, таким образом, стали развиваться отдельные обыкновения, так как различные государства в соответствующих случаях поступали одинаковым или сходным образом.

В параграфе раскрыто, что, как правило, субъектами прав и обязанностей, возникающих из международного права, могут быть только государства. Международное право, прежде всего, касается прав и обязанностей государств, а не прав и обязанностей других лиц. Только государства обладают полной процессуальной правоспособностью перед международными судами. В частности, когда мы говорим, что международное право регулирует поведение государств, мы не должны забывать, что на самом деле подлежит регулированию поведение людей, действующих в качестве представителей органов государства. А, поскольку международное право базируется на общем согласии государств, как суверенных обществ, то и государства, как субъекты международного права, равны между собой. Но государства по природе своей не равны в отношении своей мощи, территории и т.п.

Следовательно, в силу того, что основой международного права является общее согласие государств, очевидно, должно существовать столько источников международного права, сколько имеется фактов, которые могут вызвать к жизни такое общее согласие. Государство совершенно так же, как и отдельное лицо, может выразить свое согласие либо прямо, посредством явно выраженного заявления, либо молчаливо таким поведением, какого оно не стало бы держаться, если бы не было согласно. Следовательно, источники международного права двояки: 1) явно выраженное согласие, даваемое при заключении государствами договора, предусматривающего известные нормы будущего международного поведения сторон; 2) молчаливое согласие, т.е. согласие подразумевающееся, которое дается тем, что государство следует обычаю подчиняться известным нормам международного поведения.

В третьем параграфе «Развитие международного права в управлении процессами межгосударственной и межрегиональной интеграции», доказывается, что международное право не может быть названо единым правом, так как оно представляет совокупность норм, регулирующих взаимоотношения между суверенными государствами. Над суверенными государствами нет такой политической власти, которая могла бы принудительно осуществлять эти нормы. Однако указанное определение права охватывает только письменно сформулированное, или статутное право внутри государства, ту часть внутригосударственного права, которая точно установлена законами парламента конституционного государства или какой-либо другой суверенной властью государства неконституционного. Такое определение не охватывает ту часть внутригосударственного права, которая называется неписаным или обычным правом. В действительности, нет в мире такого общества или государства, которое могло бы существовать при наличии только письменного закрепления права. Повсюду, наряду с письменными формами права имеется обычное право. Это обычное право никогда не устанавливается каким-либо законодательным органом, ибо тогда оно не было бы только обычным правом. Те, кто определяет право как нормы, установленные и принудительно осуществляемые суверенной политической властью, не отрицают существования обычного права, но они утверждают, что обычное право носит характер права только в силу косвенного признания его государством.

Исторически обосновано, что для того, чтобы дать правильное определение права, необходимо сравнить право и нравственность, ибо как право, так и нравственность устанавливают в значительной степени одни и те же нормы человеческого поведения. Раскрыто, что наиболее общее определение права сводится к тому, что право есть совокупность норм человеческого поведения в обществе, которые по общему согласию этого общества подлежат осуществлению внешней силой. Имеются, следовательно, три существенных условия для наличия права. Во-первых, должно существовать общество. Во-вторых, в этом обществе должна быть совокупность норм человеческого поведения. В-третьих, должно быть налицо общее согласие общества на то, чтобы эти нормы подлежали осуществлению внешней силой. Не является существенным условием, чтобы такие нормы поведения были писаными или чтобы в данном обществе имелась законодательная власть или отправляющий правосудие суд. Если считать это определение права правильным и принимать эти три существенных его условия, то наличие права не ограничивается только теми случаями, когда речь идет о государственных образованиях, а может быть установлено везде, где имеется общество.

Понятие общества шире понятия государства. Государство - это общество, но не всякое общество - государство. Подобным же образом понятие права как такового, шире понятия внутригосударственного права; например, каноническое право таковым не является. Внутригосударственное право - понятие более узкое, чем право как таковое. Следовательно, совокупность норм, называемых правом народов или международным правом, может быть правом в точном смысле слова, хотя оно не обладает всеми отличительными чертами внутригосударственного права. Не следует, однако, преувеличивать так называемый специфический характер международного права, как основание для одобрения или опровержения решений, радикально отличающихся от общих принципов права, принятых внутри государства, и от норм нравственности, воплощенных в этих принципах.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»