WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

4. Мировоззренческая составляющая газетно- и журнально-публицистических материалов ХХ- начала ХХ1 веков дает повод к условному делению единого информационно-аналитического потока печатных СМИ на два направления: консервативно-патриотическое («Наш современник», «Москва», «Кубань», «Завтра», «Советская Россия», «Литературная газета») и либерально-демократическое («Знамя», «Октябрь», «Нева», «Дружба народов», «Звезда»). Если представители консервативного блока видят возможность достижения мирного диалога России и Кавказа в русле возрождения духовных основ российской государственности («Святой Руси»), обретения обоими народами широкого имперского – надэтничского, надкофессионального - взгляда на события, то сторонники либерально-демократических преобразований настаивают на необходимости укрепления российского – социального, демократического, правового по сути - государства, обеспечивающего осуществление проекта оцивилизовывания «малых народов», их культурной ассимиляции. Жанровая палитра публицистики, освещающей проблемы российско-кавказских отношений, чаще всего представлена аналитической статьей, актуальным интервью, беседой, материалами «круглого стола».

5. Идейно-эстетические установки соцреализма способствовали подмене в литературе понятия «национальный» понятием «советский». Вызванный условиями военного времени конца 40-х всплеск национального самосознания дал толчок в 60-е годы к возвращению национальной идеи в художественное сознание. Национальная идея как акт духовного прозрения, откровения народа во времени, не воспроизводится произведением в готовом виде, но заново «прорастает», наращивая свой глубинный потенциал.

6. Значимость литературы северокавказской диаспоры, «содействующей обогащению общего русла», в том, что она сохранила в нерасторжимом единстве то, что Ю. Бородай назвал «нравственно-культовыми предрассудками», И. Ильин «бессознательным чувствилищем к национальному духовному опыту», П. Струве «духовным притяжением и отталкиванием нации». Трагический пафос поэтического творчества А. Сезгина, Д. Шимшека, С. Дагестанлы, Э. Чаглы, Р. Озбея, А. Акатурпа обозначен не столько в антитезе концептов «дом» - «чужбина», сколько в конфликте ценностных ориентиров. Духовно-эстетическая устремленность литературы северокавказкой эмиграции выражается в преодолении «непримиримости к советчине» и пробуждении надежды на национальное возрождение Кавказа.

7. Динамика идейно-художественной эволюции литературы северокавказской диаспоры, обозначенная в творчестве современного абхазского поэта, просветителя Омара Бейгуаа (сборник «Голос абхаза из Стамбула», 1990), проявляет себя в моменте актуализации исторической памяти, в заботе о сохранении родного языка, усилении мифологического пласта повествования, в обращении к духовным сокровищницам фольклора с целью воссоздания триады «Родина – Язык – Апсуара» (национальный этикет).

8. Метафизический смысл трагедии махаджирства, художественно постигаемый в произведениях С. Чанбы (рассказ «Песнь страдания», драма и киносценарий «Махаджиры»), Б. Шинкубы (повесть «Последний из ушедших»), раскрывается с помощью сюжетно-композиционных коллизий как момент столкновения двух цивилизационных проектов: восточно-деспотичного, основанного на религиозном фундаментализме и воплотившегося в сопротивлении внешним врагам, и – «модернизаторских планов» России, направленных на установление императорско-государственной власти и культурную «вестернизацию». Текст и подтекст, образная система исторических повествований С. Чанбы, Б. Шинкубы подводят читателя к мысли о несостоятельности историософской концепции «покорения Кавказа», определяющей политические стратегии России на протяжении не одного века.

9. В творчестве абхазского писателя А. Гогуа, мастера психологической прозы в таких ее жанровых разновидностях, как рассказ, повесть и роман («Вкус воды», «Звезда абазина», «Гора красивая», «За семью камнями», «Нимб», «Большой снег», «Настолько он был близок, а ты его не заметил» и др.), очевидна тенденция к углублению философско-нравственного содержания литературы Кавказа 50-60-х годов. Приметами онтологического письма становятся: многомерная повествовательная структура, выраженная в образах-символах (человека, природы, явлений окружающего мира); усложненная концепция человека, представленная противоречивыми характерами главных героев: Шханыква, Леуарсан («Вкус воды»); наличие пред-текста, сакрализирующего смысл происходящего (поселение Леуана в святом месте - Новом Афоне); усиление мифологического пласта повествования (образ Марии).

Апробация работы. Основные положения диссертации представлялись в качестве докладов и обсуждались на научно-практической конференции «Россия и Кавказ: уйти нельзя, остаться» (Краснодар, 2006); в ходе проведения круглого стола «Христианство и мусульманство: диалог культурных цивилизаций во времени» (Краснодар, КСЭИ, 2007). Основные положения диссертации нашли отражение в четырех публикациях соискателя. Диссертация обсуждалась на расширенном заседании кафедры литературы и журналистики Адыгейского государственного университета

Композиционно работа представлена Введением, в котором обозначены новизна, исследовательские цели, задачи, установлены объект, предмет исследования, определена методологическая база, теоретическая и практическая значимость работы; тремя главами, в которых раскрывается история взаимоотношений России и Кавказа в контексте современного философско-публицистического дискурса; степень влияния СМИ на обновление Концепции государственной национальной политики России; переосмысление понятий «нация», «национальный характер», «национальная идея»; диалектика взаимодействия национальной составляющей метода соцреализма и идеологических установок времени в рамках единого творческого поиска; динамика эволюции литературы Северного Кавказа от момента образования абхазской диаспоры до 90-х годов ХХ столетия.

В заключении подводятся итоги проделанному исследованию и намечаются перспективы дальнейшего изучения проблемы России и Кавказа в литературе народов России и отечественной журналистике.

Библиографический список включает наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, дается характеристика принципов исследования, его научной новизны, целей и задач.

Первая глава работы – «Проблема культурно-исторического взаимодействия России и Кавказа в публицистике рубежа ХХ-ХХ1 веков» композиционно разбита на две подглавки, первая из которых 1.1.«Нация и этнос. К проблеме философско-эстетического генезиса и методологии публицистического освоения» имеет своим содержанием мотивации к пересмотру имеющихся трактовок понятий «этнос», «нация», «национальный характер», «национальная идея» и рассмотрение новых методологических подходов современной аналитической журналистики к проблеме освоения культурно-исторического диалога России и Кавказа как одной из острых геополитических проблем современности. Учитывая все многообразие имеющихся на сегодняшний день подходов к определению нации: социально-демографический (К. Дойч), коммуникативно-гомогенный (Э. Геллер), бюрократическо-корпоративный (Э. Смит), социально-демократический (О. Бауэр), с одной стороны, и возросшую динамику столкновения интересов национальных государств и глобалистских тенденций образования нового мирового порядка, с другой, мы приходим к выводу о необходимости преодоления прежней позитивистской установки на отрицание «народного духа, который не в состоянии объяснить национальный характер, превращенный в метафизическую сущность» (О. Бауэр). Отвергая метафизику народного духа, О. Бауэр не мог понять парадокса социалистической действительности: почему уравнение материального содержания национальных культур не уничтожает различия между нациями». Методологический ключ к адекватному осознанию национальных проблем современного, расколотого сепаратистскими тенденциями мира, мы выводим из работ представителей русской религиозной философской мысли начала ХХ столетия – И. Ильина, Н. Бердяева, Б.. Вышеславцева, П. Струве, В. Соловьева. Несмотря на разность подходов, все мыслители сходятся во мнении на том, что без личностного приобщения к сакральному акту национальной самоидентификации индивид не может обрести родину. Методологически заостренной для современного исторического момента является мысль И.Ильина о том, что любить родину значит любить не просто душу народа, но именно «духовность его национального характера». Важным для более глубокого аналитического постижения сути пережитых трагедий ХХ столетия, связанных с утратой исторической, генетической памяти, национальной обезличенностью, является напоминание П. Струве о том, что невозможно скрыть свое национальное лицо в угоду государству: «государственная справедливость не требует от нас национального безразличия».

Для исторического осуществления судьбы нации обязательно совпадение собственного «Я» и окружающей природы (святоотеческой земли, культуры, языка). Именно словом и мыслью человек связывает себя с сакральными основами Традиции. Потому так бережно относятся представители диаспоры к сохранению родного языка. Лишенный святоотеческих корней, рожденный на чужбине человек, по словам Г. Джемаля («Революция пророков»), начнет профанировать жизнь, профанировать живую связь с Традицией.

Существенным методологическим ориентиром журналисту-аналитику в осмыслении сложных геополитических проблем современности является разделение понятий «этнос» и «нация». Ю. Бородай в работе «Эротика. Смерть. Табу. Трагедия человеческого сознания» обращает внимание на то, что этнос, в отличие от нации, является стихийной, органической общностью людей, основанной на архетипических свойствах сознания и регламентирующей свою жизнь родо-племенными, кровными этическими правилами и нормами поведения. «Государственное самоопределение – это святое право только и только нации», которая поли-, надэтнична по своей сути».

Любопытен опыт рассмотрения национальных проблем английскими учеными (сборник «Нация и национализм», 2002), который свидетельствует о том, что современная западно-европейская традиция переосмысления понятия «нация», по сравнению с отечественной, лишена метафизической подоплеки, исключает аспекты изучения культовых, сакральных сторон рождения нации как единого духовного организма. Оставаясь в парадигме естественнонаучных представлений Нового времени, английские ученые (М. Манн, Ю. Хабермас, Л. Актон и др.) пытаются предугадать историческую судьбы нации-государства в условиях активизации глобализационных тенденций, сподвигающих народы, желающие сохранить национальную идентичность, на укрепление государственной мощи.

Влияя на формулировку новой Концепции национальной политики России и определение разумных геополитических стратегий, отечественные журналисты-аналитики учитывают исторический опыт Кавказской войны Х1Х века. В свете чего очевидной становится несостоятельность либерально-демократических тенденций, стремящихся утвердить проект «оцивилизовывания» «малых народов» (М. Делягин), целью которого является окончательная культурная ассимиляция и утрата народом собственной национальной идентичности.

Вторая подглавка первой главы 1.2. «Россия и Кавказ на страницах современных печатных СМИ. Реалии и прогнозы» по сути своей опровергает существующую точку зрения (Я. Гордин) о том, что «чеченский синдром» утратил свой популярный интерес у читателя. На самом деле вышедшие на страницах СМИ последних лет публикации дают повод к анализу тенденций и мировоззренческих установок по поводу прогнозов российско-кавказских отношений.

При всей многоликости содержательных аспектов информационно-аналитического поля отечественных СМИ конца ХХ - начала ХХ1 веков можно выделить те, содержательная сущность которых отображает генеральную линию диалога России и Кавказа: осмысление путей исторического развития России (Б. Топорнин. «Сильное государство – объективная потребность времени»); акцентное внимание к геополитическим интересам России на Северном Кавказа (Вяч. Овчинников «Геополитические интересы России на Северном Кавказе»); попытка противопоставить христианский мир и мусульманский мир, создав образ исламской экспансии (М. Макарычев. «Президента Ирана не пустили на место терактов 11 сентября») и пр.

В зависимости от мировоззренческих установок информационно-аналитических материалов мы в своей работе условно делим публицистов на два направления: консервативно-патриотическое («Наш современник», «Москва», «Кубань», «Завтра», «Советская Россия», «Литературная газета») и либерально-демократическое («Знамя», «Октябрь», «Нева», «Дружба народов», «Звезда». Если представители консервативного блока (И. Шафаревич, Ю. Осипов, О. Платонов, Г. Джемаль, Ю. Бородай, С. Семанов и др.) видят возможность достижения мирного диалога России и Кавказа в русле возрождения духовных основ российской государственности («Святой Руси»), возрождения сакральных основ Традиции, то представители либерально-демократической прессы (Я. Гордин, М. Делягин, С. Чупринин, Б. Топорнин, Д. Быков) выстраивают собственные информационные стратегии восприятия кавказского мира, исходя из архаичной формулы «взаимоотношений «большого народа» и «малых народов», историческая участь которых заключается в ассимиляции и растворении в культуре «ведущих народов».

Вторая глава «Национальная идея и национальная литература: социально-исторические и этнические границы понятий в динамике времени» композиционно представлена тремя подглавками, раскрывающими динамику взаимодействия национальной идеи с идейно-эстетическими установками соцреализма как метода, а также условия возникновения и отличительные черты литературы диаспоры: 21. «Национальная идея как смыслообразующий феномен и критерий художественности»; 2.2. «Национальный дух и творческий метод: притяжение и отталкивание»; 2.3. «Метрополия и диаспора: пространство художественного самосознания».

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»