WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В работе признается положение (П.С.Гуревич, А.А. Радугин, А.С.Кармин и др.), что содержащиеся в культуре регулятивы определяют принятые в данной культуре нормы поведения и деятельности; их функция выражена, прежде всего, в определении (регулировании) различных сторон, видов общественной и личной деятельности людей. Рождаясь и воспитываясь в определенной культурной среде, человек усваивает принятые в ней регулятивы – нормы, запреты, рекомендации, которые нуждаются в языковом закреплении. Идиоматика, как и афористика, служит средством такого закрепления. Одновременно ценностные смыслы отражают важнейшее качественное состояние культуры. Культура как система ценностей формирует у человека вполне определенные ценностные потребности и ориентации, что также ярко выражено в языке. В формировании ценностных представлений большую роль играет воображение, с помощью которого люди создают мысленные образцы объектов, которые максимально полным и совершенным образом отвечали бы их потребностям. Такие образцы являются идеалами и служат эталонами ценности. Ценность воспринимается как реально существующие материальные и духовные блага, оценивается в сравнении с ними; она тем выше, чем больше приближается к идеалу или эталону. Например, выражения в русском языке мозолить глаза, от зари до зари, не приседая (работать), в английском языке avoid smb. like a leper (букв. избегать как прокаженного) – «избегать кого-л. не попадаться на глаза кому-л.», dolled up fit to kiddy (букв. быть похожим на куклу) – «разодет в пух и прах» и многие другие несут в себе культурные смыслы.

Внутренняя целостность многих ФЕ обусловлена единством образа как суть культурных символов. Именно благодаря ассоциативной связи между внутренней формой и значением ФЕ образность как таковая присуща всем ФЕ, имеющим внутреннюю форму. В таких английских идиомах, как have smb. in one’s pocket – «заставить кого-либо беспрекословно выполнять свои желания», button up one’s pockets – «жадничать», measure smb’s corn by one’s own bushel – «мерить на свой аршин», также выражены моральные установки английского общества. Нормативность поведения утверждается в таких английских идиомах, как the grey mare – «жена, держащая мужа под башмаком», birds of a fea-ther – «один другого стоит», a bull in a china shop – «неуклюжий, неотесанный человек». Изучив семантику данных идиом, можно сделать вывод о культуре англичан: быть жадным позорно, также не одобряется наглость, трусость, плохие манеры, неумение настоять на своем мнении. В русских идиомах нос не до-рос, лезть поперек батьки в пекло, молоко на губах не обсохло, желторотый птенец, молодо-зелено, осуждается нескромное поведение младших.

В таких русских ФЕ, как душа нараспашку, в чем душа держится, за семь верст киселя хлебать, в английских ФЕ put the cart before the horse–«делать все шиворот-навыворот», outrun the constable – «жить не по средствам» имеет место оценка меры. В ходе исследования обнаружено, что нарушение меры, т.е. равновесия во всех проявлениях находит свое отражение в языке и следует говорить не об этических (морально-нравственных) установках, а об эс-тетических. Мера как эстетическая категория в культуре занимает одно из первых мест. В отображении «прекрасного и безобразного» нельзя безнаказанно нарушать закон меры, границы которого строго определены принадлежностью прекрасного и безобразного к тому или иному роду. Только в границах своего рода эстетические противоположности находят свое истинное определение» [Астахов 1971:137]. Одним из законов эстетики является то, что в результате сопоставления с прекрасным мера безобразного раскрывается вернее, глубже, полнее. У многих народов отклонение от принципа золотой середины усматривается во всем, что нарушает этически и эстетически выдержанное равновесие социальных устоев, будь то излишняя категоричность или самоуверенность, любопытство или настойчивость, необычная по цвету и дезайну одежда или развязная походка, громкая речь или смех. Сюда же следует отнести нарушения правильной последовательности в череде событий, поспешность, нетерпеливость, стремление опередить события. [Бгажноков 1999: 58]. В данном случае мы можем утверждать, что мера – это также и этическая категория. Отражение меры воздействия в благих целях с позитивной оценкой свойственно таким английским ФЕ, как step on it (букв. жать ногой на что-либо изо всех сил, используя все имеющиеся возможности, т.е. выжимать все, что только можно выжать), step on the gas (букв. жать ногой на газ); go full bat (букв. идти полным шагом); press the buttons ( букв. нажимать на кнопки). Отражение меры также включено в семантику английской идиомы to the tick (title) right (букв. верно, как часы (как документ), from “a” to “z” (букв. от «а» до «я»). Значение данной ФЕ можно определить как «в высшей степени точный, надежный». Все пять приведенных выше фразеологических единиц имеют в составе семантики положительный эмотивно-оценочный компонент и применяются в ситуациях положительного отношения к человеку или ситуации, о которых идет речь. Такие английские ФЕ, как strip to the buff (букв. раздеть до кожи) – «раздеть донага, разбирать на части», lean (или bend) over backwards (букв. выгибаться, выворачиваться назад) – «всячески стараться, лезть из кожи вон», backward(s) and forward(s) (букв. назад и вперед) – «досконально, до мельчайших подробностей, вдоль и поперек», not know chalk from cheese (букв. не отличать мел от сыра) – «ничего не понимать, не разбираться ни в чем», be low in one’s pocket (букв. быть внизу/ в нижней части кармана) – «разориться полностью, не иметь ни единого гроша», not know “a” from “ b” (букв. не отличать «а» от «б») – «не знать абсолютно ничего» несут в себе меру воздействия и употребляются с негативной оценкой и с определенными эмотивными компонентами значения: осуждение, раздражение, досада, пренебрежение.

Фразеологизмы в русском языке до последнего дыхания, и душой и телом, целиком и полностью, в английском – bow to necessity, pull up the roots, take a grip on oneself, имеющие значение «целиком, в высшей степени, полностью, до предела», также выражают эстетическую категорию меры с положительной оценкой, т.к. речь идет не о нарушении меры, а об ее высшем проявлении.

В ходе работы выявлено, что мотивировка образного основания зависит от оценки называемого денотата в культуре и что при этом именно культура диктует те или иные оценки. Однако субъективная оценка часто мотивирована ситуацией и отношением говорящего к объекту высказывания. Субъективные оценки в составе семантики ФЕ продиктованы опытом и общекультурным фо-ном языкового коллектива и никогда не противоречат социальной культуре. Так, выражения в русском языке ободрать как липку, двух слов связать не может, в английском языке to get the high hat – «важничать, вести себя высокомерно», nail to the counter – «разоблачить ложь» продиктованы жизненным опытом, и процесс номинации их вполне объясним, так как данным образным выражениям свойственна оценочная семантика.

Вторая глава «Идиоматика и культурные символы».

2.1. Языковая символика и культурные смыслы.. Параграф посвящен основным положениям природы символа, где рассматривается вопрос о природе символа как такового, а также об отличии культурного и языкового символов, приводятся основные теории языковых символов. В современной лингвистике рассматривается четыре типа символов: культурные символы (которые не поддерживаются языком), языковые символы (квазисимвольные сущности, фиксированные языком и представленные в языке народа), символы в сильном смысле (являются и языковыми и культурными символами) и непродуктивные языковые символы (являются символами только в пределах конкретного языкового выражения и формируют символьный потенциал языковой системы). [А.Н. Баранов и Д.О. Добровольский, 2008]. В параграфе рассматриваются фразеологические символы различных типов. Известно, что в семиотической теории Ч. Пирса [см. Новиков 1982: 137] символы противопоставлялись индексам и иконическим знакам и характеризовались произвольностью связи между означаемым и означающим. Это понимание противоречило лингвистическим представлениям о символьных категориях, частично отраженным в значении слова «символ». Для лингвистов более естественным оказалось феноменологическое понимание символа, в котором он трактовался как вещь, наделенная смыслом.

Для нашего исследования символ ассоциируется, прежде всего, с предметом, явлением природы как нечто, заменяющее что-либо конкретное. Голубь – символ мира, оружие – символ войны, скипетр – символ единоличной власти, открытые двери – символ гостеприимства и т.д. Но в языковой символике все не так просто. Языковые символы также соотносятся с предметами, но «работают» они не изолированно, как обычные символы, а лишь в окружении других слов. Речевые символы, стереотипы, эталоны в речи – это, безусловно, не только фразеологизмы. Такие слова, как осел, дуб, голубка, безусловно, – символы. Но по сравнению с идиомами они просты, элементарны. У них нет «секрета», некоей тайны, как в идиоме, например, рус.: как кость в горле, отставной козы барабан, прыщик на ровном месте, англ.: a milch cow – «дойная корова», a bad (rotten) egg – «чертова кукла», strain at a gnat and swallow camel – «быть мелочным», а beggar on horseback – «ворона в павлиньих перьях» и пр.

2.2. Идеографический подход к изучению семантики идиом. Параграф включает материал о целесообразности и преимуществах идеографического подхода при анализе символьной природы семантики идиом. В параграфе рассматриваются возникновение понятия «семантическое поле», связанное с возрождением в 30-е годы ХХ века учения В. Гумбольдта о «внутренней форме языка» как основном предмете лингвистического исследования. Идеографичес-кий подход к лексическому составу языка впервые предложили представители неогумбольдтиантства Л. Вайсгербер, Й. Трир, Г. Ипсен, В. Порциг и Ф. Дорнзайф. Они брали за основу лингвистического исследования группы слов или весь словарный состав языка. Впервые идея поля была высказана Г. Ипсеном в 1924 году: «Отдельные слова никогда не стоят в языке обособленно, они объединяются в смысловые группы, в которых их предметно-смысловое содержание связано с другими смысловыми содержаниями» (цит. по: [Ермаков 1991: 16]). Безусловно, что ассоциативно-образное семантическое поле представляет собой модель метафорической картины мира (ее отдельных фрагментов) и является компонентом национально-языкового сознания. Специфика значения идиом проявляется в их идеографической классификации, т.к. идиомы не описывают мир, а оценивают, квалифицируют те или иные его признаки и явления. Полевой подход при изучении фразеологического состава языка, как и лексического, становится традиционным. Исследователи обращают внимание на то, что распределение ФЕ по семантическим разрядам неравномерно, не все области объективной действительности получают отражение во фразеологии. Одни семантические группы охватывают большое число ФЕ, другие беднее, некоторые представлены единичными оборотами. Наполненность тех или иных групп находится в прямой зависимости от коннотативной насыщенности фразеологизмов. Наиболее предпочтительным В.Н. Телия считает подход, при котором «основанием служит денотативный аспект значения». Данная классификация имеет тематическую, или идеографическую ориентацию. Принципы такой классификации разрабатывались также Д.О. Добровольским, Р.И. Яранцевым, М.Л. Ковшовой и др. При этом классификация строилась «снизу – вверх»: от значения идиом к их полевой принадлежности.

2.3. Символика фразеосемантического поля «целиком, в высшей сте-пени, полностью, до предела». Выбранный нами материал для исследовательской работы фразеосемантического поля «целиком, в высшей степени, полнос-тью, до предела» включает более 200 фразеологических единиц на русском и на английском языках. Характеристика указанного фразеосемантического поля осуществлялась исходя из сходства символики идиом внутри поля. При отборе языкового материала мы исходили из коммуникативной значимости, употребительности идиом, как русского, так и английского языков. Внутри данного поля в диссертационной работе выделяются символы различного типа.

Техногенные символы.

Рус.: точно как часы, точно как в аптеке, жми на все педали, на всю железку, на всю катушку, не сбавлять обороты, вагон и маленькая тележка, до белого каления.

Англ.: step on it (букв. наступи на него) – «стараться, прилагая все усилия», step on the gas (букв. нажми ногой на газ) – «стараться изо всех сил, жать на газ», to the tick right (букв. верно как тиканье часов) – «очень точно и верно», against the clock (букв. как часы) – «очень быстро, в короткий срок, в предельно короткий срок», like a clock (букв. как часы) – «пунктуально, точно как часы, с точностью часового механизма», like clock-work (или clockwork) (букв. как работа часов) – «точно как часы, с точностью часового механизма».

Книжные символы. Рус.: от «а» до «я»; от корки до корки.

Англ.: from“a” to“z”(букв. от «а» до «я») – «от самого начала до самого конца», not know“a” from“ b”(букв. не знать от «а» до «б») – «совершенно не разбирать-ся в каком-либо вопросе, абсолютно ничего не знать», from cover to cover (букв. от обложки до обложки) – «от самого начала до самого конца, полностью».

Соматические символы. Рус.: рожки да ножки, с головы до ног, сидеть в печенках, как рукой сняло, и глазом не моргнуть, высунув язык делать что-либо, ноги (кого-либо) не будет, лечь костьми, бежать (лететь, нестись) сломя голову, кровь из носу, глаза на лоб полезли, до потери пульса, дать голову на отсечение, не покладая рук рабо-тать, в поте лица делать что-либо, потом и кровью, не сомкнуть глаз.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»