WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Следующий фактор, оказывающий влияние на содержание и направленность этнокультурных взаимодействий, это исторически сложившиеся социальные взаимодействия между этносами.

Рассматривая проблемы регулирования межнациональных отношений, следует учитывать, что существует на протяжении ряда исследований устойчивая тенденция в доле участников опроса, испытывающих неприязнь к некоторым национальностям.

По результатам опроса нами получена характеристика содержания и направленности этнокультурного взаимодействия в различных социальных общностях: семье, производственном коллективе, населенном пункте.

Большинство (82,5%) семей жителей Ставропольского края являются мононациональными, 17,5% – представители смешанных браков. В основном общение осуществляется на русском языке – 82,0%, 16,4% опрошенных общаются на двух языках, и практически единичны случаи (1,6%), когда семья общается только на языке своей национальности.

Отношения в семье поддерживаются в основном на любви и взаимопонимании у 58,8% респондентов, на основе уважения старших – у 24,3%, на строгости – у 6,6%, на подчинении главе семьи – у 7,8%. Причем наблюдаются разные подходы в русских семьях и семьях других национальностей.

Рис. 3. Сравнительный анализ семейных устоев в русских и нерусских семьях

В семьях представителей нерусских национальностей большую роль играет фактор уважения старших – 42,0%, в то время как у русских – 18,3%.

Среди близких знакомых, друзей, людей, с которыми респондентам приятно общаться в настоящее время, есть люди разных национальностей (81,2%), предпочитают общаться только с представителями своей национальной группы 18,8%. Причем за последние 10 лет, то есть исследователи сознательно брали период обострения межнациональных отношений, в общении представителей других национальностей стало больше (43,9%), тогда как их число уменьшилось у 21,2% опрошенных. Респонденты также отмечают, что среди их близких друзей, знакомых практически нет людей, конфликтующих на национальной основе (75,9% – это три четверти опрошенных). Еще 52,8% респондентов считают, что межнациональной напряженности на уровне взаимоотношений простых людей не существует, 82,3% опрошенных отмечают, что конфликты на межнациональной основе создаются и разжигаются искусственно политиками и теми, кому это выгодно.

Если рассматривать культуру быта в широком смысле, то 39,1% респондентов считают, что она не имеет национальной окраски; 35,1% ведут домашнее хозяйство традиционно для своей национальности; 12,8% опрошенных используют положительный опыт других национальностей; 11,1% затруднились дать определенный ответ.

Среди семейных традиций, которые поддерживаются в многонациональных семьях, первое место занимает национальная кухня (33,3%); 30,1% респондентов ответили, что собираются и поют народные песни; 28,3% называют детей в честь предков.

Респонденты русской национальности в большей степени, чем другие, считают, что образ жизни русских отличается от других национальностей.

Рис. 4. Оценка различий в образе жизни и культуре русских и других национальностей

На уровне межличностных взаимоотношений в семьях и ближайшем окружении этнокультурная конфликтность выражена крайне слабо. Русская культура, в том числе язык, является интегрирующим фактором в этнокультурном взаимодействии.

Трудовые коллективы, где работают респонденты, в 52,6% случаев многонациональные. Более половины (56,5%) опрошенных считают, что в многонациональном коллективе работать интереснее. Межнациональные отношения в коллективах оценивают преимущественно положительно: доброжелательные – 40,5%, ровные – 51,7%, то есть в целом 92,2%.

Результаты опроса показывают, что населенных пунктов, где проживают представители только одной национальности, практически нет. Среди респондентов, принявших участие в опросе, 28,5% проживают в населенных пунктах, где более 5 национальностей, 62,7% – где более 10 национальностей.

Опрошенные респонденты отмечают праздники постоянно: семейные (78,0%), государственные (43,6%), религиозные (27,8%), национальные (24,0%). На вопрос: «Как вы относитесь к тому, что жители другой (не вашей) национальности будут праздновать в населенном пункте» положительно ответили: семейные (57,0%), государственные (47,6%), национальные (45,2%), религиозные (31,8%) праздники. Наибольшее число негативных оценок проявилось в ответах по поводу религиозных праздников: 18,8% респондентов отрицательно относятся к подобным мероприятиям.

При переходе с уровня межличностных взаимоотношений на общественные, то есть те, которые складываются между группами людей, в нашем случае разделенными по национальному признаку, происходит резкая смена оценки в негативную сторону. На первое место выходят проблемы регулирования этих отношений. В качестве институтов, гармонизирующих и в целом межнациональные, и в том числе этнокультурные взаимоотношения, выступают учреждения культуры и национально-культурные центры (НКЦ), функционирование и развитие которых требует государственной поддержки.

Следующий фактор, оказывающий влияние на содержание и направленность этнокультурных взаимодействий, это развитие НКА и степень включенности в деятельность НКА представителей этноса.

Каждый пятый из числа опрошенных отметил наличие национально-культурного центра в населенном пункте, что говорит о достаточно высокой степени информированности жителей края, причем при рассмотрении данных опроса отдельно по группам «русские» и «другие национальности» уровень информированности практически одинаковый. Информированность и интерес к деятельности НКЦ у более молодых возрастных групп (18–29 и 30–39 лет) несколько выше, чем у старшего поколения.

В рамках деятельности НКЦ чаще всего обсуждаются вопросы возрождения национальных традиций (27,8%), социально-культурные аспекты межнационального взаимодействия (23,3%), экономические (13,3%), политические (8,9%).

В целом развитие национально-культурных автономий на территории края оценивают положительно 50,3% респондентов, отрицательно – 16,5%, не дали определенного ответа 14,5%, 18,3% ответили, что им все равно. Положительные оценки в большей степени дали представители нерусских национальностей (57,4%), нежели русские (47,7%), кроме того, русские проявили по результатам опроса больше неопределенных оценок и равнодушия к деятельности НКА.

Значительную роль в гармонизации межнациональных отношений играют учреждения культуры, создавая условия реализации культурно-досуговых потребностей представителей разных этносов, что является важным фактором обеспечения этнокультурного взаимодействия населения.

По мнению каждого второго респондента, их работа способствует формированию культуры добрососедских отношений между представителями разных национальностей, 42,1% опрошенных отметили вариант «в какой-то степени способствует», и только 7,2% считают, что не способствует. Позитивно оценивается развитие творческих взаимоотношений между НКЦ и учреждениями культуры, в среднем по пятибалльной шкале они получили 3,04 балла.

Профессиональная идентификация работников культуры, с точки зрения населения, представляет следующее:

1) профессионалы – 62,5%;

2) энтузиасты – 59,4%;

3) люди разных национальностей – 44,0%.

Социальная характеристика посетителей учреждений культуры также коснулась национального вопроса. Посетители идентифицируются прежде всего как:

1) дети – 88,6%;

2) взрослые – 82,5%;

3) люди разных национальностей – 74,7%.

В репертуаре коллективов, по мнению 74,9% опрошенных, представлены культуры разных этносов, проживающих на территории края. В то же время 25,1% опрошенных сказали, что это произведения только одной культуры, о недостаточной национальной насыщенности репертуара в первую очередь сказали респонденты русской национальности.

Концертные номера исполняются в учреждениях культуры в основном на русском языке (85,6%), на языке этносов, проживающих в населенном пункте (24,4%), причем в группе районов, где доля русских 50–70%, репертуар на языке этносов значительно выше – 57,0%.

Следующий фактор, оказывающий влияние на содержание и направленность этнокультурных взаимодействий, это миграционная нагрузка на регион. Наблюдения показывают, что вынужденные переселенцы, приехавшие в Ставропольский край, являясь в основном представителями славянских этносов, впитали элементы культуры доминирующего этноса того государства или региона, где они проживали прежде, что проявляется в поведении, языке, ценностных приоритетах. В связи с этим для нас представляли интерес, во-первых, степень культурных отличий вынужденных переселенцев и местного сообщества, и во-вторых, отношение к этим отличиям обеих сторон.

Менее половины (41,0%) вынужденных переселенцев утверждают, что традиции, обычаи, нормы поведения людей в нашем крае в значительной степени отличаются от аналогичных характеристик той социокультурной среды, где они проживали прежде. Еще 46,3% вынужденных мигрантов говорят о культурных отличиях в некоторой степени. Среди местных жителей меньшее число респондентов (26,0%) отмечают значительные культурные отличия и большее (57,8%) – частичные особенности.

Около половины вынужденных переселенцев (48,1%) и местных жителей (49,2%) частично знакомы с обычаями, традициями, правилами поведения друг друга; 33,8 и 31,1% соответственно имеют полное представление. Несмотря на это, в общении все же имеются небольшие трудности, обусловленные культурными отличиями.

Анализ эмпирических данных позволил сделать ряд выводов:

1. Увеличение удельного веса нетитульных для Ставропольского края национальностей, вызывает большее взаимопроникновение культур, их взаимообогащение, с одной стороны, а с другой стороны, повышение интенсивности взаимодействия разных национальных групп приводит к возникновению конфликтных ситуаций.

2. По мнению респондентов, увеличение информации об истории, культуре народов, проживающих на территории края, станет стабилизирующим фактором в этнокультурных взаимодействиях.

3. На уровне межличностных взаимоотношений: в семье, в ближайшем окружении, в производственных коллективах – межнациональная напряженность выражена в гораздо меньшей степени, чем на уровне общественных отношений между этническими группами Ставропольского края, и в определенной мере это обусловлено политическими силами.

4. Большинство опрошенных считают обычаи и традиции народов, проживающих в крае, общечеловеческим культурным наследием.

5. Респонденты нерусской национальности считают, что у них несколько меньше возможностей для сохранения национальной культуры.

6. В качестве институтов, гармонизирующих и в целом межнациональные, и в том числе этнокультурные взаимоотношения, выступают учреждения культуры и национально-культурные центры, функционирование и развитие которых требует государственной поддержки.

7. Информированность и интерес к деятельности НКЦ у более молодых возрастных групп несколько выше, чем у старшего поколения.

Фактическая ситуация подтверждает необходимость и возможность поиска позитивных регуляторов межнациональных отношений в сфере этнокультурного взаимодействия населения Ставропольского края. Этнокультурный потенциал Ставропольского края не используется в полной мере для гармонизации и стабилизации ситуации, для социального развития региона.

В третьей главе «Совершенствование механизма этнокультурного взаимодействия в Ставропольском крае» рассмотрены нормативно-правовые аспекты регулирования этнокультурных взаимодействий, конкретные действия региональной власти по реализации государственной политики в области этнокультурного развития региона, роль НКА и СМИ в обеспечении позитивной направленности данных взаимодействий.

В первом параграфе «Государственное регулирование этнокультурных взаимодействий в контексте социального развития региона» проведен анализ реализации государственной политики в области этнокультурного развития региона на примере деятельности учреждений культуры Ставропольского края и их взаимодействия с национально-культурными объединениями, функционирующими в регионе.

Либеральное содержание национально-культурной автономии является перспективной формой предоставления равных возможностей развития национальных культур, реализации культурных потребностей населения для многонациональных государств, федераций. Советская практика решения национального вопроса недооценивала понимание нации как этнокультурной общности, сложившейся на почве общей исторической судьбы, общей культуры.

Нарастающие процессы полиэтничности регионов, с одной стороны, и развитие РФ как правового, демократического, федеративного, государства, с другой стороны, актуализировали институт национально-культурной автономии. Посредством НКА могут быть решены многие вопросы национального развития при наибольшем учете поликультурности и этнической мозаичности населения России.

НКА обеспечивает большие возможности как для развития народов и этнических групп, так и для их эффективного взаимодействия. НКА отвечает общим принципам строительства правового государства и гражданского общества, где национально-культурные объединения разных уровней должны занять свое место как самоуправляемые, синергетические организмы.

Одной из целей развития национально-культурной автономии является повышение социальной и политической активности национальных меньшинств и диаспор, при этом предполагается их тесное сотрудничество с органами власти и местного самоуправления соответствующего уровня.

Закон «О национально-культурной автономии» (№ 74-ФЗ от 16.06.96) дал толчок в создании и объединении национально-культурных центров.

В Ставропольском крае первыми создали центры такие народности, как немцы, армяне, туркмены, греки, грузины, абазины, поляки, евреи, дагестанцы, славяне. Немного позднее на территории Ставропольского края появились и другие национальные объединения различных этносов и вероисповеданий: казаки, украинцы, осетины, эстонцы, русские, болгары, черкесы, карачаевцы, азербайджанцы, турки, ногайцы.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»