WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В русском языке наиболее продуктивно используются суффиксы (-(н)ик, -няк, -ик) при назывании групп кустов и деревьев, пород деревьев, молодых лесов: лилейник, прутняк, кипарисовик. Наиболее продуктивными являются следующие суффиксы прилагательных н(ый), -ов(ый), -ск(ий): веерный, восковой, гигантский.

Из лексико-морфологических способов словообразования наиболее распространены субстантивация и адъективация. Так, в английском языке в соответствии с препозитивным положением атрибута адъективации подвергаются существительные и причастия, выполняющие роль определений в фитонимических словосочетаниях: stinking gum, drunken wort, cabbage tree. Субстантивации могут подвергаться прилагательные, причастия и глаголы: round-seeded sensible (где sensible – ощутимый, заметный). В русском языке примером конверсии могут служить адъективированные причастия, которые в составе фитонимических словосочетаний выполняют атрибутивную функцию: шипящее дерево.

Лексико-синтаксический способ, состоящий в лексикализации синтаксического единства двух и более основ и появления в результате этого нового понятия, представлен в фитонимии английского языка: Jack-in-the-pulpit– аризема амурская. В русской фитонимии существует лишь один типизированный вид лексико-синтаксического словообразования – сращение. К этому способу принадлежат прилагательные, соотносимые со словосочетаниями следующей структуры: «определяющее слово + прилагательное (или причастие)»: вечнозеленый, дикорастущий.

Основные способы соединения сложного слова: а) сложение без интерфикса; б) редупликация; в) сложение с интерфиксом; г) с помощью служебных слов.

Сложение без интерфикса (простое сложение) более продуктивно в английском языке, потому что использование соединительной гласной не является типичным в английской фитонимии: coral-tree, sandalwood, apple-gum. Для русских фитонимных образований больше характерно соединение частей сложного слова при помощи интерфикса, чаще всего осложненное суффиксацией: пузыреплодник (пузыр’+е+плод+ник), что связано с необходимостью соединить в одном названии как можно больше дифференцирующих признаков.

Редупликация встречается в основном в английских названиях растений, и многие из этих названий являются заимствованными: англ. num-num, lilly-pilly, brother-brother, but-but, gum-trum; ср. русск.- намнам.

Типологической особенностью названий растений английского языка является возможность любого словосочетания стать сложным словом в связи с подвижностью границ между сложным словом и словосочетанием. Даже в лексикографических источниках одно и то же название растения имеет различное графическое оформление. Так, для английского языка характерно соединение словосочетаний с помощью служебных слов и представлено в названиях экзотических растений: Jack-in-the-pulpit, love-in-winter, bread-and-cheeses, babe-in-a-cradle. Компрессивное словообразование также характерно и для фитонимии русского языка и проявляется в образовании универбов различных типов: шоколадное дерево – шоколадник.

Анализ компонентного состава экзофитонимов английского и русского языков свидетельствует о преобладании фитонимических словосочетаний и фитокомпозитов над однокомпонентными номинациями. Общую тенденцию языков к стяжению словосочетаний и даже целых предложений в сложно-композитные комплексы можно объяснить желанием вложить в одно название максимум информации.

Третья глава «Мотивационные признаки наименований экзотических растений в русском и английском языках» представляет собой комплексное рассмотрение мотивационно-номинативных свойств экзофитонимов. Построение типологии принципов номинации (3.1.) предполагает рассмотрение мотивационных признаков в номинации экзотических растений в английском (3.2.) и русском (3.3.) языках, сопоставительный анализ моделей номинации экзофитонимов в английском и русском языках (3.4.) и направлено на выявление универсальных номинаций.

Номинативно-мотивационный анализ подтверждает возможность наличия многих общих черт в номинации экзотических растений в обоих языках. Различия между ними проявляются в основном в преобладании тех или иных признаков в каждом языке. По своей структуре экзофитонимы представлены однословными наименованиями и словосочетаниями, состоящими из двух или более компонентов. При этом словосочетания характеризуются большей смысловой информативностью.

Проведенный ономасиологический анализ позволил нам выделить основные типы мотивировочных признаков и тем самым определить, какие аспекты в номинации экзотических растений оказались наиболее существенными в английском и русском языках (Таблица 2.).

Сравнительный анализ показывает, что ядром мотивационно-номинативного поля экзофитонимов в обоих языках являются признаки формы и цвета, локатив, а также функционально-целевые признаки. Переходную зону составляют размер, признаки текстуры, запаха и вкуса, особенности произрастания, антропонимы и темпоральность. Периферию данного денотативного поля составляют количество, звук, пол/возраст и оценочно-алетические признаки.

Таблица 2. Типология признаков номинации экзофитонимов в английском и русском языках

Признаки номинации

Английский язык

Русский язык

Локатив

366

268

Цвет

260

177

Функционально-целевые

215

134

Форма

189

359

Особенности произрастания

113

59

Запах/вкус

108

77

Текстура

104

46

Антропонимы

87

129

Размер

81

112

Темпоральность

71

44

Оценочно-алетические

59

41

Пол/возраст

54

9

Количество

18

29

Звук

4

3

Следовательно, можно сделать вывод, что признаки «форма», «цвет» и «локатив» в наименованиях экзотических растений являются типичными как для английского, так и для русского языков, что отражает номинативное сознание большинства людей, фиксирующее прежде всего зрительные образы. Следует отметить, что при наличии сильного запаха основным источником номинации может стать обоняние, а при непосредственном контакте с номинантом включаются тактильные и вкусовые рецепторы. Завершающим этапом по когнитивному познанию объектов окружающего мира является оценка его полезных свойств, возможности практического применения (функционально-целевые признаки).

Как в английском, так и в русском языках при номинации растения по признаку формы номинатор прежде всего выделяет его из общего класса растений, а затем отождествляет его с другими растениями, животными, человеком, предметами быта: брюхатая пальма; butterfly-bush (букв. ‘бабочка-куст’); cannon-ball tree (cannonball “пушечное ядро”). Этим можно объяснить наличие большого количества метафоризированных номинаций по признаку формы, в которых отражаются национальные особенности восприятия действительности: русск. тещин язык, англ. babe-in-the-cradle “малыш в люльке”. Однако иногда ассоциативный ряд в разных языках может пересекаться и тогда возникают тождественные наименования: русск. трава удачи, англ. lucky clover (Oxalis deppei).

Цветообозначение является не только элементом описания объектов, но и обладает оценочными коннотациями. Набор «цвета» в английском и русском языках приблизительно одинаков, все же различие проявляется в выражении интенсивности цвета и спектре цветовых оттенков. Так, основные цвета в английском языке: белый “white”, красный “red”, желтый “yellow”, зеленый “green”, синий “blue”, коричневый “brown”, черный “black”. Основные оттенки: ochre “охра”, violet “фиолетовый”, purple “пурпурный”, rose “розовый”, indigo “индиго”, scarlet “алый”. Метафорически оттенки могут передаваться через лексемы: gold (golden) “золото”, silver “серебро”, wine “вино”, blood “кровь”. Напр.: silver-vine “сциндапсус серебряный”.

В русском языке набор цветов, которые используются в номинации экзотических растений: белый, красный, серый, голубой, черный. Цветовые оттенки могут передаваться как однокорневыми лексемами: алый, розовый, фиолетовый, индиго, так и сложными лексемами: ярко-красный, зелено-сизоватый. Интенсивность цвета передают суффиксы: -ейш- (зеленейший), указывающий на превосходную степень качества, и –оват- (желтоватый), указывающий на обладание качеством в некоторой степени. Напр.: эвкалипт красноватый. Расширение цветовой гаммы происходит за счет метафоризации (свекольный, пепельный, серебристый). Напр.: фикус ржавый.

В категории цвета многие исследователи выделяют также и оценочный аспект: высокое качество (красный, золотой), негативную оценку (черный цвет), невыразительность (серый цвет). В нашем материале оправдывает себя только выразительность красного цвета, обладающего высокой репрезентативностью, богатством оттенков, метафорических образов как в английском, так и в русском языке. Черный цвет теряет свои отрицательные коннотации в названиях экзотических растений, и, наоборот, может указывать на особо ценные качества древесины с темным оттенком.

К типологическим для обоих языков относятся также локативные признаки, которые находятся в центре денотативного поля «Названия экзотических растений» и которые несут двойную информацию о растении: непосредственно локативную и практическую. В номинации растений, названных по локативному признаку, встречаются следующие прямономинативные лексемы, общие для обоих языков, которые мы расположили в порядке их количественной репрезентации: water “вода”, mountain “гора”, stone “камень”, ground “земля”, swamp “болото”, garden “сад”, wood “лес”, rock “гора”, river “река”, sea “море”, desert “пустыня” и др. Напр.: mountain gum, ground almond, swamp-sumach. Большинство географических наименований в обоих языках являются прямономинативными лексемами и являются прилагательными, производными от названий: 1) стран: пихта испанская, гуаява бразильская; 2) континентов: австралийский колокольчик, ацелия африканская, кринум американский; 3) островов и полуостровов: стиракс суматринский, хименокаллис карибский; 4) частей света: каштаносемянник южный; 5) городов и штатов: эшшольция калифорнийская; 6) названий гор: эвкалипт альпийский.

Следует отметить, что в русских названиях преобладают географические локативы, в английском языке – природные. Это можно объяснить с позиции утилитарности признаков: указание на место произрастания полезного растения в конкретном рельефе местности не актуально для экзотических растений. В английском языке обилие природных локативов можно объяснить наличием большого количества американских и австралийских названий, являющихся родиной многих экзотических растений. Локативы отражают также некоторые национально-культурные традиции: использование растений в качестве живой изгороди (английские и австралийские наименования hedge-vine - hedge “изгородь”), наличие на приусадебном участке, в саду (английские, русские наименования: жасмин садовый; garden snapdragon), использование растений с декоративными целями для украшения стен (английские наименования: wall-flower), могил (русские и английские наименования: траурный мирт; graveyard flower букв. ‘кладбищенский цветок’).

Многие локативные номинации как в русском, так и в английском языке указывают не столько место произрастания экзотического растения, а отличительные качественные признаки с прагматической точки зрения: сосна итальянская (ценное декоративное и орехоносное растение). В экзофитонимах в сочетании с локативным признаком очень часто содержится указание на цвет растения, особенно это касается деревьев: Sydney red gum “сиднейский красный эвкалипт”.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»