WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В лингвистической литературе существует много работ, посвященных анализу фитонимической лексики различных языков [Меркулова В.А., Рябко О.П., Абрегов А.Н., Копочева В.В., Коновалова Н.И., Панасенко Н.И., Почепцова Л.Д. и др.]. Отмеченные параметры предполагают возможность обращения к разным характеристикам этого феномена.

Однако до настоящего времени не существует однозначного определения лингвистического статуса названий растений. Одни исследователи относят их к терминам [Меркулова, 1961, 1965; Боброва, 1976; Борисова, 1989; Итунина, 1999], другие - к номенклатуре [Закаревская 1970; Иванов, 1985], третьи, определяя названия растений как номенклатуру, выделяют ряд терминологических свойств фитонимов, а именно четкую соотнесенность с денотатом, точность лексического значения, наличие обобщающего (родового) слова в предметной подгруппе [Арьянова 1989]. Следует отметить, что указанные свойства присущи большей части лексико-семантических групп конкретной лексики.

Фитонимы функционируют в лексико-семантической системе языка, где они выполняют не только номинативную, но и прагматическую, оценочную, экспрессивную и прочие функции, употребляются носителями языка наряду с любыми другими словами [Коновалова 2001]. Фитонимия представляет собой объединение лексем сходной денотативной направленности с классифицирующим интегральным семантическим признаком, в составе которой представлены частные лексико-семантические группы, характеризующие собственно лингвистические отношения между составляющими ее единицами. Исходя из данного положения, мы выделяем ЛСГ «Названия экзотических растений» в составе лексико-тематической группы названий растений.

Каковы же особенности возникновения и функционирования данной ЛСГ в английском и русском языках Несмотря на то, что технические приемы номинации (образование слова из имеющихся в языке средств по принятым в данной языковой системе моделям; заимствование звуковой формы слова из другого языка; использование готовых языковых средств во вторичной для них функции обозначения) являются общими для всех языков мира, на характер приемов номинации оказывают влияние как особенности языкового типа, так и сложившаяся в языке лексическая система.

Языковая техника вторичной номинации, при которой происходит создание новых наименований из имеющихся в языке номинативных единиц, широко используется и в словообразовании, и в лексической сфере английского и русского языков. Так, часто при номинации экзотического растения используется название другого растения, имеющего схожие признаки. Кроме того, нельзя не упомянуть метафору и метонимию как основные способы переосмысления. Пересечение существенных для называния признаков номинируемого объекта и денотативных признаков слова, использующегося во вторичной для него функции означивания, образуют так называемую внутреннюю форму нового словесного обозначения [Беляевская 1987].

Очень часто выделяют «живую» и «стертую» внутреннюю форму. «Живой» внутренней формой обладают слова, в значении которых сохраняется мотив, легший в основу наименования: лат. Artocarpus anisophila, англ. bread-fruit tree (букв. ‘дерево с хлебными плодами’), русск. хлебное дерево (растение названо по форме плодов). «Стертой» внутренней формой обладают слова, в которых номинативная основа значения не осознается носителями языка (акация, дуб, анемон) и требуется специальное этимологическое исследование происхождения и развития значения слова.

Образование звуковых форм слов из имеющихся средств по существующим словообразовательным моделям связано с реализацией процессов деривации слов в языке. Поскольку именно в производных словах прозрачно выступает природа их мотивации, исследование словообразовательных моделей позволяет углубить имеющиеся представления о формировании значений словесных знаков, о связях предметного ряда с названиями его составляющих, о роли непосредственных ассоциаций в актах называния, о выборе того или иного признака предмета в процессе его обозначения [Колшанский 1979: 73]. Так, русск. маргаритка восходит к лат. margarite < греч. margarites – «жемчужина»; в англ. daisy “маргаритка” восх. к древнеангл. dзеsaзe, букв. ‘глаз дня’. Из примеров видно, что признаки, положенные в основу наименования, равно как и способы представления знаний (деривация - в русском и словосложение – в английском) неодинаковы в разных языках, хотя денотаты идентичны. Это связано с особенностями восприятия и языковой картиной мира того или иного народа.

Заимствование звуковой формы слова из другого языка несколько отличается от всех остальных перечисленных нами случаев (надо заметить, равнозначно реализуемых в сопоставляемых языках), поскольку заимствуется целиком слово как единство звучания и значения. Процесс номинации при использовании заимствованных элементов имеет разные пути и условия формирования ЛСГ «Названия экзотических растений». Так, английский язык насильственно насаждался в колониальных и полуколониальных странах (Индия, Северная Америка, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка и др.) и не мог не впитать в свой словарный состав множества слов из языков, с которыми он приходил в соприкосновение, а также имел непосредственную возможность наблюдать природные реалии тех мест и давать им свои названия. Например, cocoa из исп. cacao < мексик. cacauat «какао»; coca из исп., перу. coca «кока» (кустарник); guava из исп. guayaba «гуайва»; yucca из исп., гаит. yucca «юкка»; tomato из исп., мексик. tomate «томат». В русской фитонимике имеется около 150 названий растений, связанных с тюркскими языками. Многие из них относятся к экзотическим: айва, инжир, мушмула, хурма, фисташка, кенаф, кунжут и другие; а в настоящий период идет активное заимствование названий экзотических растений, интродуцируемых в России, в том числе и через английский язык: манго – через английский (mango), киви – из языка майори через английский (kiwi). В русский язык эти фитонимы вошли опосредованно, так как в отличие от англичан у русских раньше не было условий непосредственного контакта с этносами, на территории проживания которых произрастали экзотические растения.

Таким образом, ЛСГ «Названия экзотических растений» представляет объемный материал для исследования в разных аспектах сопоставительно-типологического анализа в английском и русском языках.

Вторая глава «Структурно-словообразовательный анализ ЛСГ «Названия экзотических растений» в английском и русском языках» посвящена выявлению структурных типов, рассмотрению словообразовательных средств, используемых при создании экзотических фитонимов, их количественной репрезентации в каждом языке.

2.1. Установление понятийных параметров в системе названий экзотических растений и определение ЛСГ «Названия экзотических растений» в данной работе привело к принятию следующего определения: экзотическое растение – это растение, которое представляется людям из других мест необычным, поскольку ареал его произрастания составляют отдаленные страны, и которое преднамеренно или случайно перенесенно за пределы своего ареала и выращивается человеком в районах, где данное растение в естественных условиях не произрастает. Для обозначения названий экзотических растений и их совокупности проф. А.Н. Абрегов предлагает ввести рабочие термины «экзофитоним», «экзофитонимия», которые в дальнейшем используются нами в работе.

Структурно-словообразовательный анализ названий экзотических растений в английском и русском языках (2.2.; 2.1.) подготовил сопоставительно-типологический анализ средств номинации экзофитонимов (2.4.).

Проведенный структурно-словообразовательный анализ экзофитонимов показал преобладание в обоих языках несколькословных наименований, что можно считать типологическим структурным показателем способа номинации данной ЛСГ. Это можно объяснить большой смысловой нагрузкой, которую несут экзофитонимические термины: помимо основной информации относительно качественных характеристик самого растения, во многих названиях содержится добавочная информация о месте произрастания или происхождения экзотического растения. Из сводной таблицы видно, что деривационные отношения развиты в области определений, тогда как композиция превалирует в опорных компонентах (Таблица 1). Возможным объяснением этого факта является тенденция левостороннего распространения словосочетаний в обоих языках, поэтому сжатию подвергаются прежде всего опорные компоненты.

Таблица 1. Способы номинации экзотических растений в английском

и русском языках

Несколькословные наименования

Однословные

наименования

Определяющее слово

Опорное слово

непроизводные

производные

непроизводное

производное

непроизводное

производное

дериваты

композиты

дериваты

композиты

дериваты

композиты

Англ. язык

611

621

208

1028

66

301

379

35

949

Русск. язык

192

1313

287

1602

201

50

275

59

43

В обоих языках в качестве составляющих терминологических словосочетаний функционирует большое количество непроизводных слов, имеющих различное происхождение: 1) фонологически адаптированные термины латинской ботанической номенклатуры (Anacardium – анакард, Amaranthus - амарант; Cassiope - кассиопея); 2) заимствованные фитонимы, данные местными жителями из ареала произрастания экзотического растения (brigalow (австр.), biwa (японск.), waddy (новозел.), uvala (африк.)); 3) исконные слова с непроизводными основами (русск. дуб – англ. oak).

С точки зрения структурно-компонентного состава в сопоставляемых языках наиболее типичным является атрибутивное словосочетание «прилагательное + существительное» с препозицией или постпозицией опорного компонента. Так, в русском языке многочисленность препозиционных словосочетаний в терминологии обусловлена влиянием латинской ботанической номенклатуры (орех американский, альтернантера зубчатая). Однако в устной и письменной речи опорный компонент занимает привычное постпозиционное положение (лимонное дерево). Подобная структурная перестановка обусловлена языковым строем русского языка, в котором характерно положение прилагательного перед существительным. Распространенность подобных словосочетаний и в английском языке объясняется тем, что «любое существительное, стоящее перед другим существительным выполняет атрибутивную функцию» [Аракин 1979: 150] и тем, что для английского языка характерно строго фиксированное взаиморасположение компонентов «определение – определяемое».

При анализе фитонимических словосочетаний английского языка нам удалось выявить 16 структурных типов. Наиболее характерные из них: сущ. + сущ. (458 наименований): soap tree (soap - мыло, tree - дерево); прил. + сущ. (369 наименований): fetid yew (fetid - зловонный, yew - тис); (сущ. + сущ.) + сущ. (132 наименования): coast-line eucalyptus (coast – побережье, line - линия, eucalyptus - эвкалипт); прил. + (сущ. + сущ.) (102 наименования): black gum-tree (black - черный, gum - эвкалипт, tree – дерево).

Анализ структурно-словообразовательных типов номинаций экзотических растений показал, что многообразие типовых структур словосочетаний в английском языке компенсируется в русском богатством словообразовательных средств.

В обоих языках аффиксация является продуктивным способом образования новых лексических единиц, однако в области фитонимического словообразования в английском языке дериваты, образованные аффиксальным способом (flooded gum, wax-creeper), представлены меньше, чем в русском (гнездовка, неклен).

Типологической особенностью английских и русских словообразовательных аффиксов является их способность классифицировать производные слова с точки зрения их частеречной принадлежности. При образовании существительных, входящих в фитонимические наименования английского языка, довольно частотно употребление суффиксов –er,y (withy – ивовый прут, creeper - ползучее растение<creep – ползать); при образовании прилагательных наиболее частотными оказались суффиксы: –ible (возможный) - edible (съедобный); -like (подобный, похожий) – tree-like (tree - дерево); -ly (обладает качеством) – prickly<prick - шип; -less (не содержит): leafless (leaf - лист), а также суффиксы атрибутов: ese: Japanese; -(a)n: African; -ern: eastern.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»