WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В результате анализа содержания и целей социальной функции государства в целом, определения значимости составляющих ее элементов для различных категорий граждан автор приходит к выводу, что социальная работа, являясь одной из основных подфункций социальной функции государства, в наибольшей степени содействует созданию благоприятных условий для процесса социализации граждан, включая и тех, кто находится в местах лишения свободы.

В третьем параграфе – «Характеристика основных элементов в структуре социальной функции государства» – раскрываются особенности социальной функции России на практическом уровне.

Особое внимание уделяется сущности и проблемам реализации основных подфункций в структуре социальной функции государства, выделенных автором, и в первую очередь – целям, принципам и методам осуществления такого ее элемента, как социальная работа с различными категориями граждан. Теория государства и права как наука пока находилась в стороне от исследования проблем механизма осуществления этого важного элемента социальной функции государства.

Необходимость обращения специалистов по общей теории права и государства к рассмотрению обозначенного аспекта социальной функции возникла в России в начале 90-х годов, и с тех пор находится в центре внимания не одной отрасли российского права (в частности, социологии права, криминологии, пенитенциарной психологии и др.). Какие же это отрасли, каково их взаимодействие между собой Поиск ответов именно на эти вопросы и обусловливает необходимость теоретико-исторического подхода к выявлению существенных свойств социальной функции государства в прагматическом подходе.

Отличительной особенностью любого элемента социальной функции, в том числе и социальной работы, следует признать ее комплексный характер, поскольку ее реализация немыслима без опоры на достижения в области философии, социологии, психологии, медицины, экономики, права, политологии и педагогики других наук.

Для точного формулирования понятия социальной функции, реализуемой в метах лишения свободы, юридической науке необходимо определить ее цели и задачи в плане правового воспитания населения в целом и осужденных – в частности.

В широком смысле реализация социальной функции представляет собой разновидность человеческой деятельности, преследующей цель оптимизации жизни людей в труде, семейной жизни и т.д.

В узком смысле реализация социальной функции связана с оказанием помощи лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Применительно к теме данного исследования, к таковым мы относим и осужденных, отбывающих наказания в местах лишения свободы.

Реализуя свою социальную функцию, государство не ограничивается только социальной, или только воспитательной работой с лицами, отбывающими наказание по приговору суда в местах лишения свободы, или оказанием им содействия в трудовом или бытовом устройстве. Это лишь некоторые из ее направлений. Весьма важно выделить и охарактеризовать основные структурные части социальной функции государства применительно к пенитенциарной науке в целом, чему и посвящено содержание третьего параграфа. При рассмотрении данного вопроса диссертант обращается к особенностям отдельных отраслей российского права, например, трудового, права социального обеспечения, жилищного, семейного права и ряда других, не менее важных объектов, на которые теоретически рассчитана социальная функция государства.

Споры, связанные с сущностью социального государства, оказывающего помощь только тем, кто в этом нуждается, во всех цивилизованных странах завершились в пользу существенного ограничения социальной функции государства. И более того, «изгнанием» социального государства из перспективы дальнейших исследований, признав, что оно порождает иждивенцев. Мы же отталкиваемся от концепции единства прав и обязанностей, что означает: каждому праву человека корреспондирует обязанность государства. Отсюда вытекает следующий вывод: специализированная и юридически закрепленная социальная работа в конкретных сферах – труда и занятости, образования и здравоохранения, в системе правозащиты и в пенитенциарных учреждениях – способствует реализации социальной функции государства в отношении конкретной категории клиентов.

Таким образом, теоретико-правовое обоснование важности осуществления в условиях современной России социальной функции государственной власти в форме ее практической реализации – социальной работы в узком и широком смысле исследуемого понятия является, по нашему мнению, объективной необходимостью, обусловленной задачей сохранения российского общества как единого социального организма.

Глава вторая «Социальная функция государства в пенитенциарной системе: правовые основы, механизм реализации и основные формы», состоящая из трех параграфов, посвящена разработке путей усовершенствования механизма осуществления социальной функции государства в пенитенциарной системе России. В ней также содержатся сравнительные характеристики реализации данной функции по отношению к осужденным в России и ряде зарубежных стран.

Первый параграф – «Правовые основы и механизм осуществления социальной функции в уголовно-исполнительной системе» – начинается с краткого экскурса в историю Российского государства, в котором издревле существовала традиция благотворительной деятельности в отношении лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Отличительной особенностью современного развития пенитенциарной системы России является возрождение лучших традиций прошлого. Все чаще государственные органы, общественные объединения обращаются к проблемам защиты прав человека, обеспечения достойного прожиточного минимума, социального равенства, гарантированной поддержки социально слабых слоев населения, включая лиц, осужденных по приговору суда к лишению свободы.

Ввиду недостаточной исследованности вопросов теории и практики реализации государством своей социальной функции в пенитенциарной системе автор обращается к принципиальным ее основам. Главное, по мысли диссертанта, – преодолеть эмоциональные преграды, оценивая человеческую сущность преступника, представить его как личность, а не «монстра». Такая позиция, пусть и не совсем новая, но оправдывает себя в перспективном плане. Социологические исследования последних лет показывают, что каждый третий, освободившийся из мест лишения свободы, утратил социально полезные связи, оказался лишенным необходимой моральной и материальной поддержки. В результате этого он не может без чьей-либо помощи стать полноценным членом общества. Поскольку в местах лишения свободы находилось на 1 января 2006 г. свыше 820 тыс. человек, то понятно, что социальная деятельность в местах лишения свободы, психолого-педагогическая поддержка осужденных в настоящий период становится важнейшей составной частью социальной функции государства.

Государство, как уже отмечалось в первой главе, должно выполнять в процессе работы с осужденными те же самые функции, что и по отношению к остальным гражданам. При этом меняется соотношение функций, расстановка их по степени приоритетности. Наиболее значимыми становятся такие функции, как экономическая, функция организации и развития образования. Однако лица, находящиеся в местах лишения свободы, нуждаются в особой защите, а потому стоит подробнее остановиться на выполнении государством в отношении этих лиц именно социальной функции.

На данный момент правовое закрепление этого вида деятельности находится преимущественно на конституционном уровне, то есть весьма абстрактно. Основные конституционные принципы нашли отражение в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации, но это не более чем определение целей и задач работы с осужденными. Конкретные формы реализации социальной функции в отношении лиц, отбывших наказание, связанное с лишением свободы, пока рассматриваются лишь на уровне проекта Федерального закона «О социальной помощи лицам, освободившимся из мест лишения свободы». Принятия норм, отвечающих международным стандартам по правам человека, требует от России вхождение в Совет Европы, но это предполагает весьма длительный процесс, причем не только законодательный.

Автором предложена схема реализации социальной функции в отношении граждан, находящихся в местах лишения свободы, включающая в себя подробную характеристику объекта, субъекта, а также принципы и формы воздействия на них.

В целом же, подводя итоги данного параграфа, диссертант суммирует основные доказательства в пользу выдвинутого им тезиса о том, что социальная функция государства имеет достаточно сложную структуру, реализуется в многообразных формах, применение которых обусловлено спецификой тех категорий и отдельных граждан, в отношении которых она осуществляется.

Во втором параграфе – «Опыт реализации социальной функции в зарубежных пенитенциарных системах» – предпринята попытка обобщения практики деятельности зарубежных пенитенциарных учреждений по реализации социальной функции в отношении заключенных. Творчески переосмыслив опыт, накопленный европейскими странами, США, Канадой, автор приходит к следующим выводам.

Во-первых, помимо государства, оказание социальной помощи в зарубежных пенитенциарных системах предполагает также деятельность международных объединений, общественных организаций внутри страны, различных религиозных объединений. То есть по сравнению с Россией круг «помощников» государственной власти в США, западноевропейских странах достаточно широк.

Во-вторых, в зарубежных странах создаются «единые социальные пространства» – территории, объединенные выполнением определенных единых требований к вопросам решения социально-бытовых проблем, соблюдения прав всех слоев населения, включая и осужденных к лишению свободы.

В-третьих, страны, наиболее успешно и эффективно осуществляющие социальную работу в пенитенциарной системе, объединяют свои усилия, способствуя тем самым созданию прогрессивной международно-правовой системы.

В данной части диссертационного исследования подробно описывается и анализируется опыт организации подобной деятельности в США. Особое внимание автор уделяет практике создания частных тюрем, осуществляющих свои функции под строгим контролем государства, для чего власти штата заключают контракт с их владельцами. Неожиданной для теории и практики осуществления социальной деятельности в отношении осужденных в США явилось, по мнению автора, создание новой модели – Boot Camps («лагерь сапога»), отличительной особенностью которой является жесточайшая дисциплина.

Диссертант не отрицает и позиции мягких условий содержания заключенных, характерных, например, для Финляндии, но при этом подчеркивает важность осуществления эффективных профилактических мер с целью предупреждения преступности, использования дифференцированного подхода к осужденным, а также обеспечения бывшим осужденным после освобождения возможности обучения в вузах, получения соответствующей образованию профессии.

Некоторый полезный для России опыт может быть заимствован и в Великобритании, несмотря на то, что на сегодняшний день реализация социальной функции в отношении к заключенным, как и в целом пенитенциарная система этой страны, находится в состоянии кризиса.

Исключительно интересный опыт осуществления социальной функции применительно к осужденным женского пола имеет единственное в небольшой по площади Швейцарии исправительное учреждение для женщин, на деятельности которого подробно останавливается диссертант.

Автор находит сходство в подходах к организации отбывания наказания, связанного с лишением свободы, в пенитенциарных учреждениях России и Германии. Но при этом им отмечаются и значительные отличия. Так, с 1975 г. в Германии созданы и функционируют учреждения по надзору, в которых, наряду с работниками по оказанию помощи условно осужденным, служат и социальные работники. Такие учреждения подведомственны судьям. Характерно, что все пенитенциарные учреждения Германии обязаны сотрудничать с внешними институтами, с общественностью.

Конкретный опыт США, Канады, европейских стран показывает, что прогрессивные государства, совершенствуя пенитенциарную систему, прежде всего развивают в ней социальную деятельность, опираясь при этом на сеть различных негосударственных объединений. Но главное – во всех этих странах имеет место развитие правового закрепления реализации социальной функции по отношению к осужденным, принята целая система профилактических мер предупреждения преступности, действуют многочисленные программы работы с осужденными. В целом, по убеждению автора, зарубежный опыт реализации социальной функции, ее формы и методы заслуживают тщательного изучения, анализа и творческого преломления для применения в российских исправительных учреждениях, для чего необходимо расширять деловые контакты с пенитенциарными системами зарубежных стран.

Третий параграф – «Основные формы реализации социальной функции в российской пенитенциарной системе и пути их совершенствования» – посвящен исследованию трех основных общепризнанных форм осуществления социальной функции в учреждениях уголовно-исполнительной системы: социальной защиты, социальной поддержки и социальной помощи. Четкие критерии разграничения перечисленных форм определить пока трудно, да и не стоит резко отделять одно от другого, поскольку на практике все формы тесно переплетены. «Три формы социальной функции» – это, на наш взгляд, не более чем теоретическая условность.

И все же надо признать, что указанные формы в известной степени себя оправдывают, хотя мировая общественность не всегда позитивно оценивает эффективность пенитенциарной системы в России. Об этом свидетельствует статистика: снизилось число осужденных, больных открытой формой туберкулеза; начата закупка лекарственных препаратов для уголовно-исполнительной системы; впервые выделены средства на лечение лиц с психическими расстройствами; по примеру западных стран осужденным предоставляется возможность обучения в высших учебных заведениях. Тем не менее, привлечение к труду, социальное обеспечение, медицинское страхование и другие меры, необходимые для стабилизации положения заключенных, пока явно недостаточны для решения проблем социальной реабилитации, адаптации и ресоциализации осужденных и лиц, освобождающихся из мест лишения свободы. Уместно было бы выделить еще одно значительное направление (элемент, подфункцию) социальной функции государства – социальную работу с осужденными.

По убеждению диссертанта, необходимо четкое определение указанного понятия, наполнение его конкретным содержанием, для чего и был осуществлен анализ позиций различных авторов по вопросу о сущности социальной работы, а также процессов адаптации, социальной реабилитации и ресоциализации. В результате автор пришел к следующим выводам.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»