WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Место словообразования в языковой системе вызывает споры ученых, поскольку одни считают словообразование самостоятельным уровнем, другие определяют словообразование как подсистему морфемного уровня. В частности Е.А. Земская отмечает, что словообразование составляет с морфологией единый уровень языка (морфемный) и представляет собой особую и очень важную подсистему языка, тесно связанную с морфологией и лексикой [Земская 2004:198]. Это утверждение базируется на принципе общей для словообразования и морфологии языковой единицы – морфемы.

А.Н. Тихонов, при работе над созданием «Словообразовательного словаря русского языка» отмечал, что в современной лингвистике словообразование уже окончательно обособилось от морфологии. В связи с этим вряд ли целесообразно обозначать его объекты морфологическими терминами [Тихонов 1971: 27]. При рассмотрении слова на уровне словообразования предметом исследования становится словообразовательная структура слова, а объектом – производные слова, словообразовательные форманты, словообразовательные типы, модели, словообразовательные гнезда. Таким образом, ни в коей мере не отвергается системность организации слов и, одновременно, уточняется статус словообразования. Н.Ф. Алефиренко указывает, что “словообразование – раздел языкознания, изучающий механизмы создания, функционирования и классификации производных слов. Словообразование как раздел лингвистики изучает особенности словопроизводства частей речи, их словообразовательные связи и словообразовательный потенциал” [Алефиренко 2004: 272].

У истоков создания современной словообразовательной теории о гнездовом принципе размещения производных слов стояли такие ученые как П.А.Соболева, И.С. Улуханов, Е.Л. Гинзбург, А.И Ширшов, А.Н.Тихонов. История вопроса определения СГнезда как словообразовательной единицы показывает эволюцию научной мысли и одновременно пути уточнения характерных особенностей, свойственных ему [Соболева 1959:35; Ахманова 1966: 425, Гинзбург 1973:146; Кубрякова 1979:12; Альтман 1988:50]. Особо ценный вклад в теорию и практику построения СГнезд внес А.Н. Тихонов, создав «Словообразовательный словарь русского языка» [Тихонов 1985]. С появлением словаря лингвисты получили в свое распоряжение всеобъемлющее описание лексики русского языка, подчиненное строгой системе словообразовательных отношений, в которой центральной единицей является словообразовательное гнездо. А.Н. Тихонов определяет словообразовательное гнездо как “упорядоченную отношениями производности совокупность слов, характеризующихся общностью корня, где корень выражает общий для всех родственных слов элемент значения” [Тихонов 2002:114]. В нашем исследовании данное определение используется как рабочее.

Вопрос о структурных единицах СГнезда получил наиболее полное освещение в работах Е.А. Земской, А.И. Ширшова, А.Н. Тихонова, А.Г. Лыкова, Л.В. Рацибурской. А.Г.Лыков указывает, что словообразовательные единицы, которые являются элементами СГнезда, внутренне неоднородны как по своему строению и назначению, так и по степени «готовности» входить в качестве элемента или блока в состав гнезда, а также по своей значимости в гнезде. Все словообразовательные единицы по отношению к основной единице словообразования – к производному слову – делятся на внутрисловные и внесловные единицы. Непроизводное слово стоит на грани между морфемикой и собственно словообразованием: с одной стороны его части - морфемы – это внутрисловные единицы – являются объектами морфемики. С другой стороны – производное слово – по соотношению с другими словами – структурно или семантически с ними связано и находится во внесловных отношениях.

Схематически это может быть представлено следующим образом:

Единицы словообразования

внутрисловные производное слово внесловные

элементарные комплексные

СГнезда СТипы

СЦепи СПарадигмы

К комплексным структурным элементам СГнезда принято относить словообразовательную пару (СПара), словообразовательную цепь (СЦепь), словообразовательный тип (СТип) и словообразовательную парадигму (СПарадигма). Общепризнано, что в основе строения СГнезда лежит принцип иерархии, принцип последовательного подчинения одних единиц другим. Исходное слово – первая и обязательная ступень словообразования. Исходные слова являются непроизводными. Они возглавляют гнезда. [Тихонов 1985: 9]. Производные, образованные от исходного слова - дериваты, связанны с исходным словом отношениями словообразовательной мотивации.

Исследуя структуры гнезд, А.И. Тихонов указывал, что близкие по смыслу слова дают аналогичную структуру гнезд и значительное совпадение формантов. Эта закономерность открывает путь к семантическому исследованию словообразовательных гнезд и их производных. По наблюдениям А.Н.Тихонова антонимия, синонимия и даже омонимия – явления гнездовые и они занимают важное место в лексической системе языка [Тихнов 1985: 36].

Л.А. Новиков отмечал, что “одним из важных проявлений системных отношений в языке является соотносительная противоположность его элементов. Антонимические отношения буквально пронизывают язык” [Новиков 2001: 29-30]. Обычное понимание антонимии тесно связано с лексическим значением слова и предполагает противопоставленность лишь одного из семантических компонентов содержания слов, обозначающих одну и ту же сущность. Наличие антонимов свойственно не только для русского языка, но и для большинства естественных языков. Антонимия настолько универсальна, что ее разнообразные проявления можно обнаружить как в языке, так и в авторском стиле текста, и в структуре произведений малых и больших художественных форм. Ученые сходятся во мнении, что часто возникающая в речевой деятельности установка на выражение отношений противоположности, которые существуют в объективной действительности и выражаются, прежде всего, через антонимию, служит одной из причин, вызывающих словопроизводственный процесс, результатом которого становятся новообразования-антонимы [Габинская 1981: 118; Намитокова 1987: 255].

Замечено, что в конструктивной организации текста главную роль часто играют слова, выражающие координационные понятия. Такие слова как бы составляют каркас, основу описания «кадра» (пейзажа, сцены, ситуации и т.п.), его пространственной протяженности, наполнения, а также временной последовательности событий [Новиков 2001: 299].

Предметом исследования в данной работе выступают словообразовательные гнезда с исходными антонимами старый – новый в русском и английском языках. Выбор данной пары антонимов представляет интерес с нескольких точек зрения. Прежде всего, это непроизводные исходные слова больших словообразовательных гнезд. С точки зрения лексического значения, оба слова принадлежат к семантическим универсалиям, отражающим темпоральный характер предметов и явлений, и встречаются в большинстве известных естественных языков. Семантика этих слов имеет антонимичный характер, и можно предположить, что явление антонимии исходных слов находит свое отражение в структуре образуемых СГнезд. Благодаря своей многозначности данные слова могут создавать в тексте некую систему временных координат. Как известно, временные точки – прошлое, настоящее и будущее - могут обозначаться различными словами, например: рано – поздно, давно – недавно, вчера – сегодня - завтра и т.д. Лингвокультурологический анализ поможет установить как создаваемое прилагательными старый – новый и их производными семантическое поле времени действия или предмета описания фиксируется в русском и английском языках, отражая определенный фрагмент языковой картины мира.

Признавая системный характер взаимосвязи всех уровней в организации слова, естественно предположить, что не только семантические, но и словообразовательные характеристики антонимов находятся в определенном взаимодействии. Одним из первых обратил внимание на словообразовательные антонимы А.Н. Тихонов, определив их как “антонимы, возникающие в результате деривации. Такие словообразовательные антонимы создаются с помощью словообразовательных средств – префиксов, суффиксов. В сложных словах для этой цели используются антонимические компоненты” (Ср.: при-ехать – у-ехать; старо-заветный – ново-заветный). Ученые единодушно признают, что антонимия в словообразовании тесно связана с лексическим значением непроизводных и производных слов, а также находит свое выражение в соотнесенности различных словообразовательных единиц и формантов. Поэтому можно говорить об антонимических СФормантах, СТипах, СГнездах.

Следует отметить среди сопоставительно-типологических работ в этих языках этой области исследование К.А. Власовой “Словообразовательные гнезда молодой старый в русском языке (опыт разноаспектного сопоставительного анализа)” и работу О.Н. Лихачевой “Сопоставительно-типологический структурно-семантический анализ антонимов в русском и английском языках” [Власова 2002; Лихачева 2006]. В первой анализируются СГнезда с исходными словами молодой – старый, что в определенном смысле послужило основой для анализа СГнезд старый – новый в нашей работе. Во второй работе, проведенный О.Н. Лихачевой анализ наглядно показывает, что как для русского, так и для английского языка характерными являются разнокорневые и однокоренные антонимы. Разнокорневая антонимия пронизывает все лексико-грамматические разряды слов, но в отличие от русского языка, в английском разнокорневые антонимы составляют меньшую часть по сравнению с однокоренными.

“В любом языке можно обнаружить, что при словообразовании, кроме составных или образованных с помощью определяющих слогов слов, из непроизводных слов с помощью присоединения или изменения букв образуются еще и другие и таким образом прослеживаются гнезда слов” [Гумбольдт 1985:362]. Сравнимость – один из важнейших теоретических принципов сопоставительного языкознания, без которого выявление сходств и различий было бы простой констатацией внутриязыкового устройства каждого из языков. “Сравнимость языковых явлений – это не простое сравнение фактов на первый взгляд очевидных и доступных визуальному наблюдению. Сравнимость – это возможность привлечения для сопоставительного анализа таких языковых явлений (словообразовательных, морфологических, синтаксических, лексических и др.), которые в двух или более языках лингвистически релевантны, ситуативно и функционально эквивалентны” [Широкова 1992: 28]. Словообразовательное гнездо как сопоставляемая величина удовлетворяет тем трем критериям, которые, по мнению В.Д. Аракина, лежат в основе типологического сравнения: 1) критерию функционального тождества сопоставляемых единиц, 2) критерию соответствия общего частному, 3) критерию широкого охвата лексических единиц [Аракин 1989: 97].

Несомненно, включение работы со словообразовательными гнездами в процесс обучения как родному, так иностранному языку целесообразно и весьма эффективно. Систематическая работа с гнездами слов формирует у учащихся навык узнавания родственных слов по формальному признаку, языковую догадку, видение семантической общности слов, созданных по сходным словообразовательным моделям, что в значительной мере способствует достижению тех целей, которые стоят перед учащимися при изучении языка.

Во второй главе «Структурно-семантический анализ СГнезд с исходными словами старыйновый, old new» проводится структурно-семантический анализ словообразовательных гнезд с исходными словами-антонимами старый – новый (2.1. – 2.1.4.). Рассматривается явление отраженной антонимии на материале русских гнезд. Составлен фрагмент словаря словообразовательных гнезд антонимов (СГА) (2.1.5.). Уточняются и унифицируются критерии создания словообразовательных гнезд в английском языке. Проводится анализ СГнезд с исходными словами old – new (2.2. – 2.2.3.). Приводятся результаты сопоставительного анализа исследуемых СГнезд в двух языках (2.3.).

Исследуемые СГнезда могут служить объектом типологического исследования в силу того, что обладают необходимыми для этого характеристиками, а именно: их исходные слова принадлежат одной лексико-грамматической категории и являются качественными прилагательными, количество производных членов гнезд и их структуры сопоставимы по объему и частеречному составу.

Проведенный анализ показал, что в русском языке оба СГнезда принадлежат к адъективным макрогнездам веерно-цепочного типа. Количественный объем производных СГнезда новый несколько меньше (177 слов), чем СГнезда старый (204 слова). Факт, что деривационные возможности лексемы новый несколько ниже, возможно объясняется тем, что в ее значении не выделяется гиперсема возраста, которая согласно данным К.А. Власовой, полностью реализуется в лексеме молодой [Власова 2002]. Таким образом, подтверждается тезис Р.А. Ряснянской, о том, что семантика производящего, наряду со стилистической маркированностью и формальным ограничением в сочетаемости морфем, является одним из главных факторов, влияющих на деривационные возможности имен прилагательных [Ряснянская 1989: 29].

К наиболее общим критериям сопоставления СГнезд относятся словообразовательные модели и способы словообразования. Так, в обоих гнездах выявлено 8 сходных способов словообразования. При этом надо отметить существенные различия, представленные в адъективном блоке СГнезд. Так, в СГнезде старый присутствуют производные, выражающие:

  1. неполноту признака (стар-оват-ый, старик-оват-ый),
  2. отсутствие признака (не-старый),
  3. отношение признака к действию (застаре-л-ый, устаре-л-ый),
  4. притяжательность (старц-ев, старушк-ин).

Наличие таких семантико-словообразовательных лакун в СГнезде новый, возможно, объясняется различным семантическим объемом исходных слов.

Количество дериватов на разных ступенях словообразовательного пространства и число СЦепочек на каждой ступени СГнезда старый наглядно отражает следующая таблица:

Таблица №1

Ступень

СЦцепочки

1

ступень

2

ступень

3

ступень

4

ступень

Всего

всего

дериватов

85

80

33

6

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»