WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

*______________________///////////________________________*

Аппроксимация (А) – результат взаимодействия двух полюсов данной дихотомии, вызывающей появление единиц аналитической номинации. Что бы ни обозначали аппроксиматоры, семантика (макросема) приблизительности – количества, качества, предметности, процессуальности – включает две микросемы: относительной определенности и ослабленной неопределенности. Однако, несмотря на динамическое взаимодействие двух полюсов в пространстве А, динамического равновесия НАП и АП не наблюдается,поскольку полная определённость номинации отсутствует, вследствие чего возникает номинационно-синтаксическая фразеологизация, ведущая к образованию относительно устойчивых аналитических комплексов с весьма специфическими характером обозначения – неполной атрибуцией.

Сказанное подтверждает высказанную Ю.М. Лотманом мысль о том, что язык сам создает свой мир; причём и мир за переделами языка, и мир, который им творится, объективны и реальны, хотя последняя реальность, творимая говорящим (автором), носит конвенциональный характер [Лотман 1992: 8].

Во главе «Специфика употребления аппроксимационной синтаксической номинации в художественном тексте» проводится исследование функциональной специфики употребления местоименно-субстантивных производных номинационно-синтаксического семиозиса как обозначений фрагментов языковой картины мира, соотносящихся с приблизительно мыслимыми денотатами и денотативными состояниямив художественном тексте.

В.В. Виноградов подчёркивал, что художественный знак двупланов, поскольку обращён как к общенародному языку, так и к языку художественной действительности, формирующему особый образный мир текста. Смысловая структура «расширяется и обогащается теми художественно-изобразительными «приращениями», которые развиваются в системе целого эстетического объекта» [Виноградов 1980: 39]. Действительность, которая раскрывается в художественном тексте, воплощается в его «речевой оболочке» - «способах связи, употребления и динамического взаимодействия слов» (подчёркнуто нами – Р.А.) [Виноградов 1963: 91].

Исследуемые в работе аппроксиматоры, в основе которых лежит местоименно-субстантивная сочетаемость, показательны прежде всего для языка художественной литературы как своеобразные метатекстовые маркеры индивидуальной, авторской языковой картины мира. Идиостиль, выступающий как совокупность речетекстовых характеристик отдельной языковой личности и являющийся посредником между текстом и миром, задействует прежде всего личностно маркированные средства языка. Номинационно-синтаксический способ обозначения, основанный на динамическом подходе к синтаксическим отрезкам, включающимся в акт номинации, как раз и предоставляет говорящему возможность закрепить номинационно ориентированный отрезок за денотатом, словарное обозначение которого невозможно по тем или иным причинам. Возможность назвать денотат, мыслимый приблизительно, не имеющий словарно зафиксированного обозначения, осуществляется в тексте благодаря синтаксическому наименованию – номинационно-аналитическому местоименно-субстантивному аппроксиматору. Реализация авторских интенций в данном случае и основана на задействований возможностей расчленённого обозначения и выбора средства выражения позиции атрибутивного признака.

В первом разделе «Функционально-прагматический потенциал синтаксического наименования приблизительности в художественном тексте» проводится мысль о том, что создание образности как прерогативы художественного текста требует от автора задействования таких признаков наименования, которые соответствовали бы его изобразительным интенциям. В этом плане номинационно-аналитическая форма обозначения как нельзя более адекватно подходит для наименования локуса приблизительности. С одной стороны, синтаксический способ именования сложных субъективно ощущаемых денотатов (а именно они представляют сферу аппроксимации в картине мира) дает возможность практически открытого, свободного выбора необходимых в данной ситуации атрибутов как основы внутренней формы расчленённой номинации. С другой стороны, местоименно-субстантивное сочетание, имея вполне строгую модель, характеризуется известной устойчивостью, стабильностью, предопределённой проявлением номинационной связанности. Динамическое равновесие расчленённой формы и целостной субстантивной семантики, на наш взгляд, весьма соответствует поиску обозначения мыслимого приблизительно денотата. Гибкость, подвижность знака всегда открывает возможность проявления творческого начала автора, познающего мир, что, в свою очередь, предопределяет богатство функционально-прагматического плана, реализующегося в употреблении единиц. Для художественного текста – это образность; для сферы аппроксимации – возможность придать приблизительному обозначению вид, вполне рекуррентный обозначению точному.

Аппроксимация представляется нам одним из тех конструктивных начал, которое упорядочивает структуру языковой картины мира, где всегда образуются участки, не получающие адекватного словарного закрепления. Поиск номинации денотата, денотативного состояния или ситуации, мыслимых приблизительно, всегда сопряжен с преодолением структурно-семантических стереотипов наименования, характерных для языка данного типа. В русском языке, с его синтетической организацией, любое неоднословное обозначение приобретает субъективно окрашенный, индивидуально-авторский «облик». Отсюда следует, что включение в номинацию аналитических наименований, в силу отсутствия словарных, явление скорее конструктивное, чем деструктивное, нарушающее сложившиеся в языке каноны словообразования и словоупотребления, характерные для синтетической типологии.

Если видеть в когниции приблизительно воспринимаемого и осмысляемого денотата, вызывающего у автора (говорящего) неадекватное, неточное, размытое представление, то здесь в пору усматривать проявление деструктивного начала. Выбор аппроксимационной номинации как знака подобного денотата или денотативного состояния – факт конструктивный. «Преломление» воспринимаемой реальности происходит за счёт выбора тех атрибутивных признаков (и, соответственно, включения их в пространство внутренней формы аппроксиматора), которые представляются автору (говорящему) значительными, ликвидируя разрыв между традиционным подходом к номинации и подходом новым.

Во втором разделе «Репрезентация основных средств аппроксимации в художественном тексте» рассматриваются функционально-прагматические особенности аппроксимационного способа номинации денотатов состояний и денотативных ситуаций в художественном тексте.

Индивидуально-авторское приращение семантики связано, на наш взгляд, с пространством внутренней формы номинации, поэтому чем сложнее наименование, тем богаче данное приращение. Вполне понятно, что при употреблении местоименно-субстантивных сочетаний в аппроксимационных целях внутренняя форма синтаксической номинации намного активнее насыщается индивидуально-авторскими оценочными моментами, нежели словарная, лексическая.

Анализ функционально-прагматических особенностей употребления непредикативных местоименно-субстантивных аппроксиматоров в художественном тексте позволил выделить ряд функций

А. Собственно-номинативная функция. Данное употребление характерно для местоименно-субстантивных аналитем непредикативного типа, пространство которых предельно минимизировано, то есть включает неопределённое местоимение и субстантиват (причастный и адъективный) или ряд однородных субстантиватов. Главная задача их употребления – восполнение словарной недостаточности при номинации денотатов или денотативных ситуаций, которые мыслятся приблизительно, но должны получить знаковое закрепление в дискурсивном пространстве. Ср.: а) Она верила, что единственно доступное земной душе, это ловить далеко впереди, сквозь туман и грезу жизни, проблеск чего-то настоящего (Набоков. Другие берега. С. 379); б) Она остановилась перед его общительной соседкой, которая, отвернувшись, чтобы покопаться в чём-то лежащем справа, достала и пртянула девочке кусок хлеба с шоколадом (Набоков. Волшебник. С. 509).

При употреблении подобных аппроксиматоров в каждом конкретном случае наблюдается номинация приблизительности атрибутики обозначаемого, которая избирается говорящим для знаковой идентификации денотата, денотативного состояния или денотативной ситуации. Обобщение, присутствующее и в семантике неопределённости (местоимение), и в семантике любого субстантивата, придаёт всей аналитеме в целом номинационную устойчивость. Она в известном смысле нарушается в случае дистантного употребления компонентов местоименно-субстантивного блока, например: И хотелось бежать самому, махать руками, кричать, что-то сделать безумное и злое (Андреев. Случай. С. 332).

Б. Номинативно-распространительная функция. Подобное употребление наблюдается в тех случаях, когда непредикативный аппроксиматор включает в своё пространство распространяющие основной блок конкретизаторы уточняющего плана, относящиеся целиком к субстантивату и выраженные второстепенными членами. Основной атрибут при этом дополняется частными атрибутивными деталями. Например: Семён не любил долго молчать, ему становилось скучно и вяло, слово за словом, он начинал рассказывать что-то неинтересное о своей службе в церкви, о восковых огарках и характере ктитера, купца Авдунова (Андреев. Весенние обещания. С. 482).

В отличие от собственно номинативной, номинативно-распространительная функция местоименно-субстантивных аппроксиматоров позволяет не просто зафиксировать приблизительную атрибутику неопределённо обозначенного денотата, представляющуюся автору достаточной для его представления и включения в коммуникационное пространство, но и уточнить, конкретизировать семантику за счёт деталей, включение которых в номинационно-аппроксимационное пространство позволяет автору выразить те нюансы обозначения, которые столь важны для идиостилевой маркировки художественно-литературного дискурса. Номинативно-распространительная функция, что вполне естественно, является неоднородной, и в ее пространстве мы выделяем ряд функциональных разновидностей (мы обозначим их для удобства также функциями).

а) Номинативно-полемическая функция. Данная функция местоименно-субстантивных аналитических аппроксиматоров непредикативной разновидности представляется нам наиболее интересной, поскольку в пространстве атрибуционной части – правого текста аппроксиматора – появляются лексические и грамматические элементы, являющиеся субъективными авторскими вариантами словарного обозначения того, что объективно признаётся семантизируемым приблизительно, а потому и выражается номинационной аналитемой. Полемический эффект усиливается, во-первых, за счёт того, что сопоставление аналитического и словарного обозначений осуществляется в пространстве атрибуционной части первого (реализация возможностей скрытой предикации), а во-вторых, вследствие разнообразия, вариантности употребления словарных «полемизаторов»: Существо восседало (или возлежало, точно сказать было трудно из-за округлости его очертаний) в кресле, похожем на что-то среднее между гигантской лилией и лампой арт-деко (Пелевин. Фокус-группа. С. 1).

Местоименно-субстантивный аппроксиматор, имеющий в своём составе лексико-грамматический маркер, создает момент внутренней полемики двух номинаций – аналитической аппроксимационной и лексической авторской, более точной, с точки зрения говорящего, однако приводящийся им в качестве гипотетической. Полемика как внутреннее состояние автора, пытающегося настигнуть в обозначаемом аппроксимационную «ускользающую суть» денотата, проявляется весьма разнообразно, свидетельствуя о поистине неисчерпаемом функциональном потенциале аппроксимации непредикативного типа местоименно-субстантивной сочетаемости в русском языке.

б) Номинативно-оценочная (метатекстовая) функция. Номинативно-оценочная функция употребления местоименно-субстантивных аппроксимационных обозначений выделяется нами по той причине, что большинству употреблений рассматриваемых нами конструкций присуще не только выражение денотативного образа аппроксимационно воспринимающегося денотата, но и его авторская оценка. Она неизбежно содержит авторский комментарий, то есть метатекстовую характеристику, принимающую форму оценки, относится к обозначаемому аналитически и выражена особыми средствами.

Автор решает при этом весьма своеобразные задачи метамодального плана. «Модальность в модальности формируется, на наш взгляд, как следствие компенсации говорящим недостающего «звена» в корреляции «субъективная модальность – объективная модальность» [Виноградов 1975; Ляпон 1997; Немец 1999 и др.] Это «звено» фиксирует авторское отношение к содержанию высказывания, фиксирующееся посредством «метатекстовых нитей» [Вежбицка 1978]. Метамодальность «пересекается прежде всего с субъективной модальностью, но оперирует категориями метатекста.

Метаоценочный план рассматриваемых нами аппроксимационных сочетаний реализуется в художественном тексте в нескольких планах.

а) «Строительное» употребление рассматриваемых конструкций в качестве косвенных номинаций денотата, совмещающих обозначение и оценку: На первой странице папки, по дизайну чем-то похожей на документ из практического отчёта о вооружениях, весело сияли два слова:Зюзя и Чубайка (Пелевин. Числа. С. 171).

б) Парентетическое употребление местоименно- субстантивных аналитем – аппроксиматоров, которое позволяет актуализировать авторскую метаоценку приблизительного обозначаемого денотата: Важно было не ошибиться в последовательности и не перекреститься до того, как призывалась Троица (что-то похожее, смутно припоминал он, делали во время чёрной мессы) (Там же. С. 179).

в) Опираясь на левый и правый текст, сопутствующий употреблению местоименно-субстантивного аппроксиматора, концентрация метатекстовой характеристики во внеаналитемном пространстве текста, ср.: Его певица выкрикивала, как глагол в повелительно наклонении: «Моги! Моги! Моги-и-и!», отчего в песне появилось что-то нищенское (Там же. С. 198).

г) Случаи метатекстового употребления аппроксимационных наименований, когда аппроксимационная описательная номинация сопровождается метаконкретизатором: Увы, неподготовленный читатель при знакомстве с философскими пассажами «Македонской критики», неизбежно почувствует себя чем-то вроде утюга в ситуации упомянутой (Пелевин. Македонская критика французской мысли. С. 308).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»