WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теоретическая значимость работы заключается в концептуальной проработке постиндустриальных социальных реалий, подчиненной задаче эффективной адаптации российского общества к новым цивилизационным условиям существования.

Практическая значимость исследования. Использование выработанных автором работы рекомендаций позволит улучшить организацию управленческой деятельности общества, механизмы руководства макросоциальными процессами. Обобщения, выводы диссертации могут найти применение в преподавании – подготовке, чтении специальных и общих курсов по социальной философии, макросоциологии.

Апробация исследования. Основные результаты диссертации опубликованы в печати (5 публикаций общим объемом 2,5 п.л.), излагались на научных конференциях «Шаг в будущее» — МГТУ им. Н.Э. Баумана 2004–2006 гг., «Ломоносовские чтения» — МГУ им. М.В. Ломоносова 2005–2007 гг. Работа обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии Саранского филиала Московского института потребительской кооперации.

Структура и объем работы обусловлены целью, задачами, принятым способом исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка цитируемых источников, насчитывающего 76 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении раскрывается актуальность поиска, устанавливается степень научно-теоретической разработанности проблемы, определяются предмет, объект, цели, задачи исследования, методология анализа, научная новизна, концептуальная, прикладная значимость работы, характеризуются формы апробации результатов.

В первой главе «Феномен постиндустриализма в социально-философской рефлексии» – рассматриваются ключевые черты и признаки новейшего типа социума.

Первый параграф главы «Анализ исходных понятий» подчинен задаче выработать интенсивную трактовку природы постиндустриализма в контексте глобальной модернизации.

Автор подчеркивает: понятия доиндустриальный, индустриальный, постиндустриальный фиксируют в качестве центрального принципа тип производства и статус овеществляемого в нем знания. По данным основаниям

  • доиндустриальная стадия крепится на потреблении человеком вещества природы, фундируемого обыденно-практическими знаниями;
  • индустриальная стадия охватывает полосу технологической переработки человеком вещества природы на базе прикладных умений;
  • постиндустриальная стадия отличает «бессубстратный» тип взаимодействия человека с природой (миром) на базе фундаментальных знаний.

Некую синтетическую парадигму «постиндустриализма» составляют: упрочение интеллектуальных технологий; формирование страты производителей знания; переход от производства товаров к производству услуг; изменение характера труда; искоренение дефицита, экономика знаний.

Основным ресурсом постиндустриальной экономики выступает информация, обладающая такими характеристиками, как неисчерпаемость, универсальность. Основным критерием, влияющим на способность использования информации, выступает уровень, качество образования, а вместе с этим – индекс человеческого развития.

Неким рычагом осуществления социальной «прививки» постиндустриализма является, по мнению диссертанта, комплексная модернизация, предполагающая оформление централизованных национальных государств, экономический рост, индустриализацию, урбанизацию, превращение рыночных отношений в универсальный принцип хозяйствования, формирование института частной собственности, предпринимательства, распространение грамотности, новейших средств коммуникаций, господство правовых норм, демократическую форму политического устройства.

Важным фактором, оказывающим воздействие на понимание современной модернизации является глобализация, способствующая снижению роли национальных государств (становление которых было одним из звеньев классической модернизации), актуализирующая упрочение мировой сети производственных и информационных структур. Растущая взаимозависимость на глобальном уровне расширяет круг ситуаций, когда сходные интересы разделяются всеми государствами.

Во втором параграфе главы «Постиндустриальная динамика жизненного мира» прослеживается эволюция ценностных укладов существования под влиянием постиндустриальных реалий. В современном социуме, отмечает автор, не менее 30% рабочей силы отличается значительной социальной мобильностью. Эти люди не ограничены выполнением какого-либо одного вида деятельности, многие из них определяют принципиальные интересы не в терминах максимизации личного богатства, а в категориях собственного интеллектуального роста. Социологические исследования свидетельствуют, что носителями новых ценностей выступают, главным образом, представители молодого поколения, вступившие в самостоятельную жизнь в 70-е – 80-е гг. ХХ в. Их характеризует не только достаток, но и высокое качество образования, выраженное стремление к деятельности, обеспечивающей общественное признание, т.е. мотивация достижения, атрибутивная нематериальной мотивационной структуре. Процентное соотношение людей, обладающих необходимой для творчества мотивацией и необладающих ею, изменяется в пользу первых.

Подвергаются трансформации и отношения собственности. Главное в изменении статуса работника как носителя интеллектуального мастерства – значение информации, знания как основных производительных ресурсов. Человек, занятый в сфере наукоемкого производства, в отличие от работника индустриальной эпохи владеет необходимыми средствами самореализации. В результате информационной революции господствующий класс буржуазного общества лишился монополии на средства производства. Работник интеллектуальной сферы предлагает на рынок не рабочую силу, а готовый продукт, созданный с использованием собственных средств производства и интеллектуальных способностей. Он действует все в большей степени на основе не экономического принуждения, а самоактуализации.

Во второй главе - «Социально-экономическая трансформация: от индустриализма к постиндустриализму» - анализируется содержание масштабного явления: фазового перехода, венчающегося утверждением нового социально-экономического порядка.

В первом параграфе «Социально-экономический контур постиндустриального общества» уточняется своеобразие очертаний современного мирового уклада жизни. Отмечается: социально-экономическим базисом постиндустриализма оказывается глобализация как сумма явлений геоэкономического, геополитического, гуманитарного, гражданского, культурного, информационного порядков, лейтмотивом которых выступает единение продуктивных возможностей человечества. Нерв глобализации – интернационализация: упрочение интенсивного транс- и кросснационального взаимодействия, общения, коммуникации, интеракции. Паушальный эффект глобализации – оформление единого производительного, потребительного, релаксационного пространства с согласованными правилами движения, перемещения товаров, благ, услуг, капиталов, идей, ценностей и обслуживающих их агентов труда.

Непосредственный, неотвратимый эффект глобализации – утверждение «экономики знаний», где коммуникационные технологии формируют устойчивую конкуренцию. «Экономика знаний» не ограничивается областью высоких технологий, она охватывает все сферы общественной жизни.

Основные признаки «новой экономики»:

1) Страны, находящиеся на высоком уровне развития, направляют львиную долю национальных ресурсов в сферу информации, на производство знаний, от которых зависит создание наукоемкой, информоемкой техники и технологий, формирующих народнохозяйственный потенциал, обеспечивающих экономический рост.

2) Производительной силой выступает высококвалифицированная часть населения. Эта социальная страта обладает высшим профессиональным образованием и знаниями, в основе которых достижения науки. Как свидетельствует накопленный опыт второй половины XX в., чем выше ее удельный вес в общей структуре занятости, тем при прочих равных условиях выше экономический потенциал государства.

3) Уровень развития отраслей хозяйства зависит от состояния науки и образования. Страны, пренебрегающие развитием последних, деградируют.

4) Наука, образование, высокие технологии определяют качество материального производства. Интеллектуальный потенциал становится главным фактором устойчивого экономического роста.

Во втором параграфе «Новая экономика» в России» анализируется среда отечественного жизневоспроизводства на ее соответствие постиндустриальным критериям. На широком фактическом материале демонстрируется: новая экономика – инновационный тип продуктивных отношений. Ее формирование – органичный процесс, для объективации которого требуется:

— технологический и интеллектуальный потенциал, достаточный для запуска инновационного процесса;

— постоянный рост числа участников инновационной "цепочки", в том числе в результате вовлечения в нее новых социальных групп;

— институциональная система (включающая как формальные, так и неформальные элементы), ориентированная на инновационное развитие;

— востребованность инноваций большинством хозяйствующих субъектов.

Ни одно из перечисленных условий в России пока не выполняется.

Базовые отрасли промышленности деградировали. Раскассированы передовые производства. За годы «реформ» закрыто 70 тыс. работоспособных предприятий. Развалено машиностроение (наряду со станко-, самолето-, судостроением) – локомотив технического прогресса. Износ производственных мощностей в транспортном машиностроении достигает 70%. Физический износ основных фондов в 1998 г. составлял 57,4% при коэффициенте обновления 0,9% и выбытия устаревших фондов 1,5%.

Нет базы для развития наукоемкого производства. Ввиду технологической исчерпанности наблюдается массовый выход из строя основного оборудования, трубопроводов, линий электропередач. Состояние электроэнергетики сдерживает экономический прогресс. Среди промышленно продвинутых стран в РФ самая большая энергоемкость ВВП (примерно в 3 раза выше стран ЕС). 80% сельскохозяйственной техники устарело, подлежит списанию.

Основным источником дохода нашей R-экономики оказываются не технологии, не производство, а недра, экспорт сырья. По сей день до 60% всех инвестиций направляется в топливно-энергетический (сырьевой) комплекс. При этом рентабельность его крайне низка. Россия, следовательно, не вписываясь в магистрали хозяйственного развития, уподобливается державам периферии, оплачивающим интеллектуальную ренту в импорте высокотехнологичных продуктов (товары, услуги) природной рентой, затратами труда в экспорте низкотехнологичного сырья.

Уровень инновационной активности в промышленности у нас 10%, в ЕС более 50%. США тратит на инновационные разработки (ИР) больше РФ в 26 раз, Япония в 10 раз, Германия в 5 раз. В развитых странах основной объем ИР дают компании – в ЕС 65%, Японии 71%, США 75%. У нас внутрифирменной науки практически нет. Объем заводской ориентированной на краткосрочные задачи собственного производства науки определяется цифрой 6%. Исследовательские университеты пока не созданы. Отраслевой сектор науки фактически развален.

За последние 15 лет финансирование науки сократилось в 10 раз (в 200 раз уступая показателям США). Число исследовательских, проектных организаций, выполняющих разработки, сократилось в 7,8 раз, конструкторских бюро – в 3,6 раза, научно-технических секторов в промышленности – в 1,8 раза. С 2000 по 2005 гг. количество научно-исследовательских подразделений уменьшилось с 40037 до 3656, численность занятого в них персонала снизилась с 887, 8 тыс. (2000) до 839,3 (2004) (в 1992 г. их было в 1,8 раз больше). Средний возраст научных сотрудников зашкаливает за 60 лет.

«Утечка мозгов» выражается 12-15 тыс. ежегодно; общая эмиграция ученых оценивается в 500 тыс. (за 15 лет из РФ выехало 5,4 млн., в большинстве квалифицированные специалисты).

В третьем параграфе «Модернизационный потенциал России» выявляются возможности страны вступить на рельсы постиндустриальных трансформаций.

Для соответствующего капитального маневра, утверждает автор, надлежит раскрепостить народные силы. Человек, живущий в обществе, должен знать свое назначение как гражданин. Знать не через указания свыше, а через заинтересованное вовлечение и участие, - инициативу.

Запад не знает, куда идет, но находится в пути. В России в отличие от Запада, куда идти знают, но буксуют на месте. Всесторонне критикуя вестерн, всемерно практически его ограничивая, правильно, наконец, принять его политическое кредо – борьбу с национальной автаркией. Эволюционируя инновационно, Запад нащупал некие опорные точки эффективно-оптимального странового движения. И это суть - инициативная самоорганизация гражданина, гарантированная демократически институциально.

Не нужно заниматься низкопоклонством, но нужно чутко отнестись к выявленной Западом адекватной логике модернизации жизни на базе «демократии» и «собственности». Модернизация не может быть половинчато-технологичной. Инновационность технологий питается инновационностью жизни, гуманитарным развитием. Если западное общество самоорганизуется и оно авангардно, то почему неавангардное (ибо всегда догоняющее) российское общество до сих пор волеорганизуется.

Давно и хорошо известно: бюрократическая монополия обрекает на гражданский тупик. Ее надо искоренять. Как Не муссированием своей особой стати – «мы такой народ, что до сих пор ни под какую науку не подходим» (Страхов), - а актом продуманного гражданского выбора.

Избежать незавидной доли развития вдогонку позволяет синхронизация экономических и политических преобразований. Имманентная, органичная инновационность Запада – от раскрепощенности лица, упрочающегося в створе: демократия – свобода – обновление. Но если это так, понимание обхода западни имеется, почему нельзя наладить многообещающий модернизационный марш от властного абсолютизма к демократии.

При монархии модернизация замысливалась как форсированная индустриализация, культурная революция, капитализация села (план Витте-Столыпина) с консервацией политических устоев. В силу ряда исторических причин модернизация под монархическим флагом не пошла.При советской власти догоняющая модернизация свершилась (индустриальная, урбанистическая, культурная революция), однако опять с характерным отечественным клеймом – утверждением не демократического, а абсолютистского социального состояния. На Западе утверждалась конкурентная, инновационная, персонально стимулированная среда. У нас – централистско-этатистское, командно-приказное, выцветшее, стертое, бесцветное, обезличенное администрирование.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»