WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В тоже время, эффективность процессов урегулирования других, накопившихся в регионе, проблем, в первую очередь, нагорно-карабахского конфликта во многом будет определять эффективность политических процессов по нормализации армяно-турецких отношений. Одновременно, сам процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта будет протекать значительно более успешно при постепенной нормализации армяно-турецких отношений. Важно, чтобы данная взаимосвязанность двух конфликтных ситуаций не использовалась для замораживания существующих в регионе противоречий, что все еще имеет место, а становилась механизмом для их постепенного разрешения.

Одним из перспективных направлений для нормализации армяно-турецких отношений является поступательное расширение торгово-экономических связей между двумя государствами. Экономические факторы могут сыграть консолидирующую роль в формировании атмосферы доверия. Через экономическое сотрудничество эффективнее способствовать оздоровлению общей среды, в которой происходят процессы разрешения существующих региональных противоречий, тем более что в подобных инициативах страны региона могут рассчитывать на поддержку мирового сообщества.

Низкий уровень торговых связей между двумя странами, который сегодня осуществляется в основном “челноками” посредством соседних государств, не отражает степень заинтересованности деловых кругов Армении и Турции в вопросах налаживания полноценного торгово-экономического сотрудничества. Активизация двустороннего диалога в этом направлении напрямую зависит от скорейшего открытия армяно-турецкой границы. В тоже время, для реализации всех потенциальных преимуществ от открытия границы, армянской стороне, чья экономика наиболее подвержена воздействиям внешних факторов, следует предварительно выработать соответствующую государственную программу для комплексного учета положительных и негативных последствий открытия армяно-турецкой границы.

Важнейшим элементом в процессе нормализации армяно-турецких отношений является реализация совместных проектов между государствами на субрегиональном уровне, в рамках региональных интеграционных объединений. Деятельность Армении и Турции в организации Черноморского экономического сотрудничества представляет собой пример того, что, несмотря на наличие противоречий в двусторонних отношениях, стороны могут в целом успешно сотрудничать на многостороннем уровне. В тоже время такого рода многостороннее сотрудничество может протекать более эффективно, если бы оно было нацелено на создание равных условий для экономического развития всех стран региона, предусматривало участие активно вовлеченных в регион внешних акторов, и наряду с налаживанием общерегионального экономического сотрудничества, создавало реальные механизмы для формирования системы региональной безопасности. В этом случае преимущества от реализации торгово-экономического сотрудничества на двустороннем и многостороннем уровнях могут сформировать позитивную основу для развития диалога в политической сфере и способствовать нормализации всего комплекса армяно-турецких отношений.

Во второй главе “Армяно-турецкие политические отношения в геостратегии основных центров современного мира” исследуются роль России, Европейского Союза и Соединенных Штатов в политических процессах по нормализации отношений между Арменией и Турцией.

Важным условием нормализации армяно-турецких отношений является конструктивная политика и наличие политический воли держав, определяющих ход развития современных международных отношений. Более того, именно через взаимодействие Армении и Турции с внешними силами проявляются основные факторы, которую актуализируют на современном этапе процесс установления армяно-турецкого политического диалога. Во многом поэтому, эффективность нормализации армяно-турецких отношений определяется состоянием и динамикой политических процессов, протекающих между Турцией и Европейским Союзом, Соединенными Штатами, равно как и значимостью армянского фактора в их региональной политике. “Армянский вопрос” продолжает традиционно использоваться западными державами в качестве средства давления на Турцию, для обеспечения наиболее благоприятных условий в процессе реализации их стратегии в регионах Ближнего Востока и Южного Кавказа.

Данный подход особенно ярко проявляется в политике Европейского Союза. Неоднозначность ситуации, в котором оказались европейские державы в процессе вступления Турции в ЕС, вынуждает их, с одной стороны не спешить с процессом вступления, но с другой стороны, не делать резких шагов, которые могут свернуть Турцию с орбиты евроинтеграционных процессов. Эта обстоятельство прекрасно осознается турецкой стороной, которая демонстрирует готовность идти на ряд уступок по вопросам, не имеющим для нее принципиального значения, но в тоже время, жестко прессингует любые попытки ЕС настаивать на нормализации отношений с Арменией.

В этих условиях, вполне ожидаемым было, что в принятой саммитом Европейского Союза (декабрь, 2004г.) итоговой декларации, определившей повестку переговоров о вступлении Турции в ЕС, не нашлось места пункту о необходимости нормализации отношений с Арменией. В тоже время, следует признать, что переговорный процесс по вступлению Турции в ЕС это не только, и даже не столько, правовой, сколько политический процесс. И в этом смысле, выдвинутые Европейские Союзом требования к Турции о необходимости поддержания добрососедских отношений с соседними государствами и урегулировании существующих с ними споров могут интерпретироваться переговаривающимися сторонами в зависимости от требований политического этапа переговорного процесса. Соответственно, фактор Геноцида армян, закрытия армяно-турецкой границы будет использоваться общеевропейскими структурами, как средство политического воздействия на Турцию в ходе переговорного процесса, с целью приобретения уступок в сферах на прямую не связанных с нормализацией армяно-турецких отношений.

Следует подчеркнуть, что недооценка европейским сообществом значимости неурегулированности армяно-турецких отношений в процессах интеграции Турции в ЕС способна привести к самым опасным последствиям не только для перспектив взаимоотношений Армении с Европейским Союзом, но и для будущего самого ЕС.

Не менее противоречива региональная политика другого, на современном этапе наиболее влиятельного, внешнего актора на Южном Кавказе – Соединенных Штатов. Продолжая оставаться главным стратегическим партнером США в регионе Большого Ближнего Востока, Турция умело использует заинтересованность администрации США в поддержании с ней особо тесных взаимоотношений, добившись на этом направлении значительных политических и экономических дивидендов. В тоже время, если в 1990-х годах Соединенные Штаты в своей региональной политике в основном опирались на Турцию, конструируя посредством нее взаимоотношения с государствами Южного Кавказа, то уже в начале XXI века в значительной мере осознали однобокость такого рода политики. Это в частности выразилось в том, что за исключением реализации ряда проектов по разработке и транспортировке энергоресурсов Каспия, ни одна из других стратегических целей США в регионе (урегулирование этнополитических конфликтов, укрепление демократических институтов в странах региона, сотрудничество в сфере безопасности) так и не была достигнута. Более того, реализация региональной стратегии США через призму нефтяных интересов и геополитических амбиций Турции, лишь усугубила напряженность, существующую как между государствами региона, так и в их взаимоотношениях с соседними государствами.

В соответствии с новой стратегией США в отношении Большого Ближнего Востока изменились и подходы к политическим процессам на Южном Кавказе, который должен был обеспечивать безопасные условия для реализации внешнеполитических целей Соединенных Штатов на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. А важнейшей предпосылкой для создания такого рода условий является нормализация армяно-турецких отношений. Для этого, в свою очередь, необходимо, чтобы администрация Вашингтона четко и безоговорочно высказала свою принципиальную позицию по вопросу о Геноциде армян и блокаде Армении, чего она пока не готова сделать. Вследствие этого, Соединенные Штаты вынуждены инициировать разноформатные комиссии по армяно-турецкому примирению, что дает им возможность создавать видимость поддержания баланса интересов, при том, что с действительной нормализацией армяно-турецких отношений такого рода комиссии ничего общего не имеют.

В целом же нормализация армяно-турецких отношений отвечает стратегическим интересам как Соединенных Штатов, так и Европейского Союза. Однако нынешняя непоследовательность США и ЕС в отношении урегулирования армяно-турецких противоречий приводит к тому, что Турция, создавая видимость заинтересованного участия в переговорном процессе с Арменией, фактически стремится обеспечить благоприятный фон для развития своих отношений с Соединенными Штатами и общеевропейскими структурами. В тоже время, именно США и ведущие европейские государства обладают уникальным ресурсом, способным заставить Турцию пойти на действительную нормализацию отношений с Арменией и установление с ней полноценного политического диалога. Таковым ресурсом является окончательное подтверждение ими признания факта Геноцида армян. Несмотря на все попытки политического руководства этих стран отодвинуть рассмотрение данного вопроса, принятие этого решения неизбежно. Но, уместно заметить, что принятие решения о признания геноцида станет не столько результатом солидарности с армянским народом, сколько вследствие того, что все другие ресурсы воздействия на Турцию будут уже исчерпаны.

В несколько ином срезе следует рассматривать политику России в регионе в целом, и в политических процессах по нормализации армяно-турецких отношений в частности. Важно подчеркнуть, что в отличие от США и ЕС, ей удалось избежать соблазна добиться политических и экономических дивидендов в игре на исторических противоречиях между Арменией и Турцией. Это объясняется тем, что Государственная Дума Российской Федерации еще в 1995 году признала и осудила Геноцид армян. Может показаться, что этим шагом Россия лишила себя определенного рычага давления на Турцию, однако, в действительности, она продемонстрировала необходимость и возможность строительства долгосрочных отношений между государствами в соответствии с непреходящими ценностями права и морали.

Вместе с тем, отмечаемая в последний год ярко выраженная тенденция к улучшению российско-турецких отношений и актуализация армяно-турецких отношений, равно как и динамичное развитие российско-армянского военно-политического сотрудничества вызывает определенную настороженность соответственно в Ереване, Москве и Анкаре. Однако не следует искать противоречивого соотношения между развитием двусторонних отношений в рамках треугольника Армения-Турция-Россия. Более того, нормализация армяно-турецких отношений способна создать дополнительные преимущества для развития российско-турецких отношений, открыть новые сферы для наращивания российско-армянского партнерства, а также сформировать необходимые звенья для эффективного многостороннего сотрудничества на региональном уровне. Для поступательного движения по всем этим направлениям в первую очередь важна принципиальная, лишенная конъюнктурных колебаний, позиция Российской Федерации на сохранение и упрочение взаимоотношений со своими традиционными партнерами в регионе.

Анализ представленный в исследовании показал, что Россия оказывала и оказывает значительное влияние на состояние армяно-турецких отношений, в том числе, способна на определенный период заморозить процессы их нормализации. Однако, такой путь представляется малопродуктивным, не отвечающим стратегическим интересам России на Южном Кавказе. Какими противоречивыми бы не были политические процессы вовлечения третьих сил в региональную политику, оно будет иметь место и уже имеет место вне зависимости от состояния армяно-турецких отношений. Открытие границы между Арменией и Турцией лишь способно придать дополнительный импульс этим процессам. Соответственно, перед российской дипломатией стоит задача в максимальной степени использовать те преимущества, которые открываются от возможности сотрудничества на региональном и субрегиональном уровнях различных, вовлеченных в эти процессы сторон. Механизмы конфронтации, доставшиеся в наследство от “холодной войны”, не эффективны в современных условиях. Следуя принципу комплементарности во внешнеполитическом курсе, Армения наименее всего в сравнении со своими соседями по региону будет реализовывать политику, направленную на создание новых разделительных линий в регионе. Другие же региональные государства скорее склонны сформировать эти линии от России, нежели с Россией. Соответственно, альтернативы расширению своего участия и содействию расширения участия своих стратегических партнеров в региональных процессах, поиску механизмов полноформатного сотрудничества в регионе у России нет. Более того, Россия способна оказать значительную поддержку Армении в плане минимизации издержек в процессе открытия армяно-турецкой границы. Сильные позиции России на Южном Кавказе нуждаются в сильном партнере. Тактическое лавирование России в поисках сильного партнера между различными региональными центрами, в конечном итоге, приводило лишь к ослаблению российских позиций в регионе. Неизменным лишь оставался курс Армении на развитие с Россией отношений союзничества и партнерства. Именно партнерства, основанного на взаимовыгодном сотрудничестве и взаимном учете интересов друг друга. В то же время категории, все еще популярные в некоторых российских политических кругах типа “форпоста” или “плацдарма влияния” России на Кавказе, превращают Армению в тупик, лишенный полноценных выходов во внешний мир, отрезанный от основных транспортных коммуникаций. В конечном итоге, “плацдарм влияния” может быть не только военно-политическим, но и экономическим, научно-техническим, культурным. И в этом качестве у российско-армянского стратегического партнерства есть значительный потенциал, а постепенная нормализация армяно-турецких отношений создает для России и Армении дополнительное поле для совместной деятельности.

Таким образом, процессы, протекающие в последнее время в рамках так называемого геополитического треугольника Россия-Армения-Турция, хотя и представляют явления нового порядка, имеют в своей основе тенденции, которые на протяжении последних нескольких веков были доминирующими в их отношениях. Было бы неверным утверждать, что наследие прошлого мешает формировать между этими государствами отношения нового качества. Скорее наоборот: объективное осмысление исторического опыта в значительной мере помогает разобраться в противоречивых процессах современных реалий, правильно оценить их направленность и глубину воздействия на политические процессы в регионе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»