WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Как сложная, многомерная система лексика находится в различных отношениях и взаимосвязях по значению, происхождению, литературной регламентированности и сфере употребления, по стилевой принадлежности, эмоционально-экспрессивной окраске, по степени актуальности в современной речи.

Исследуя смысловые отношения между словами в лексической системе, ученые выделяют различные типы семантических полей и семантических групп слов.

Исходя из того, что язык отражает целостную картину мира, мы, вслед за В.П.Абрамовым, считаем, что теория семантического поля должна разрабатываться в широком контексте, тесно сочетающем парадигматические отношения слов с синтагматическими, ассоциативными, функциональными. Семантическое поле «представляется многоплановым поликоординатным феноменом».

В качестве исходной структурной единицы семантического поля рассматривается ядерная однозначная лексема или лексико-семантический вариант многозначного слова (семема). С учетом этого «семантическое поле понимается как упорядоченное множество единиц с общим значением, которое группируется вокруг ядерной семемы» [Абрамов 2003].

Наименьшей структурной ячейкой семантического поля, а в его пределах различных семантических классов, подклассов слов является синонимическая группа языковых единиц, которые находятся в наибольшей смысловой близости друг к другу. Под синонимией мы будем понимать «семантические отношения слов одной части речи, расположенных «на близком расстоянии» в поле. В их смысловом содержании есть сходство и различие, которые устойчиво нейтрализуются в контексте» [Абрамов 2003]. Естественно, что признаки сходства и различия являются одинаково значимыми на парадигматическом уровне. В этой связи тождество, о котором говорится во многих определениях синонимов, является относительным, условным. Только в речи, в синтагматике происходит «взаимозаменяемость» или «взаимозамещаемость», которая по традиции выделяется как наиболее существенный признак синонимичности языковых единиц. Эта взаимозаменяемость синонимов осуществляется благодаря «нейтрализации» различий, «которые в определенных контекстах становятся несущественными» [Шмелев 1977]. В лексической же системе языка нет ни тождества между синонимами, ни их полной взаимозаменяемости. На парадигматическом уровне между синонимами есть сходство и различия, осознаваемые посредством сопоставления и сравнения их смысловых, экспрессивно-оценочных, стилистических, нормативных, генетических, частотных качеств. Даже по семантике так называемые «тождественные синонимы» в лексической системе тождественными не являются. Тождественными их можно назвать лишь в том случае, если под лексическим значением понимается только соотнесенность слова с предметом, явлением, понятием. Но с признанием системности лексики в лексическое значение входят и системные отношения слова в полевой структуре языка.

Еще В.В.Виноградов в книге «Русский язык», характеризуя лексическое значение слова, писал: «Значение слова далеко не совпадает с содержащимся в нем указанием на предмет, с его функцией названия, с его предметной отнесенностью… Слово как единая система внутренне связанных значений понимается лишь в контексте всей системы данного языка» [Виноградов 1947: 16-17].

В структуру лексического значения В.В.Виноградов включает и экспрессивно-стилистические качества слов. Именно в стилистических качествах слова в наибольшей мере проявляется «индивидуальный паспорт» слова: «Все многообразие значений, функций и смысловых нюансов слова сосредоточивается и объединяется в его стилистической характеристике» [Виноградов 1972: 22].

С учетом предметно-понятийной семантики слова и системных семантических и экспрессивно-стилистических его связей с другими словами ученые приходят к выводу о многоаспектности структуры лексического значения слова. По мнению В.П.Абрамова, «многоаспектная структура лексического значения слова включает собственно семантический (сигнификативный), структурный и эмоционально-оценочный (эмотивный) слои, взаимодействие которых обусловливает семантическое и стилистическое согласование этого слова с другими словами в тексте» [Абрамов 2003: 273].

Стилистические отношения между словами признаются в качестве системных и, следовательно, парадигматических А.Н.Кожиным, Н.М.Шанским, Д.Н.Шмелевым, М.Н.Кожиной и другими учеными. С позиций функциональной стилистики нелитературные языковые средства выводятся за пределы стилистически окрашенных.

Особое место в системе разнообразных окрасок или созначений языковых средств занимают оттенки иноязычия. В толковых словарях XIX столетия эти оттенки помечались генетическими пометами: словенское (старославянское, церковно-книжное), английское, немецкое, голландское, французское, татарское, указывающими на иноязычные источники. Соответствующие источники указываются в словарях иностранных слов, в этимологических словарях. В синонимических группах как микрополях языковой системы генетические отношения, наряду с другими, играют важную различительную роль. С учетом системных связей слова с другими словами вряд ли можно признать тождественными даже такие, казалось бы, одинаковые по значению слова, как языковед – лингвист, языкознание – лингвистика, языковедческий - лингвистический, которые приводятся часто как примеры тождественных синонимов. Если проследим за их связями с другими словами, обусловленными их отношениями в системе языка, то убедимся, что они, обозначая одни и те же понятия, по своей системной семантике не равнозначны.

С учетом выделенных многомерных связей слов в лексической системе синонимические группы представляют собой своеобразные гнезда или пучки предельно сблизившихся по значению и грамматическим свойствам слов, которые находятся в парадигматических отношениях друг с другом по девяти признакам: 1) по денотативной семантике, 2) по грамматическим свойствам, 3) по деривации, 4) по стилистической окраске, 5) по эмоционально-экспрессивной окраске, 6) по отношению к литературной норме, 7) по актуальности, 8) по происхождению, 9) по звуковому составу. Предельная близость между синонимами той или другой группы обязательна по двум признакам: 1) по их предметно-понятийной соотнесенности и 2) по частеречной однотипности. Слова одной и той же синонимической группы должны относиться к одной части речи и быть предельно близкими по предметно-понятийному значению, что обусловливает их потенциальную способность замещать друг друга в речевом общении людей. Однако потенциальная способность замещать друг друга в речи не лишает синонимические единицы их системной противопоставленности друг другу. Системная противопоставленность синонимов носит обязательный характер 1) по фонетическому составу, 2) по отдельным семам в структуре общего системного лексического значения, 3) по составу словообразовательных аффиксов, если это однокоренные дериваты. При отсутствии различий по этим признакам вместо двух языковых единиц наблюдаются варианты одной и той же языковой единицы.

Сближение и различие языковых единиц в синонимических группах по стилистической принадлежности, по эмоционально-экспрессивной окраске, по соотнесенности с литературной нормой, по актуальности, по происхождению носит индивидуальный характер: каждая пара синонимов в пределах микрополя может по-разному соотноситься друг с другом по этим признакам, в разных отношениях все синонимы находятся по этим признакам и с ядерной лексемой синонимической группы. Отсюда типология синонимов не исчерпывается теми немногими видами, которые часто перечисляются в вузовских учебниках. В зависимости от характера различий они могут быть не только семантико-стилистическими, семантико-экспрессивными, экспрессивно-стилистическими, семантико-экспрессивно-стилистическими, но и более сложными, для обозначения которых требуется создавать многокомпонентные термины: семантико-экспрессивно-диахронно-стилистические синонимы, генетико-семантико-экспрессивно-стилистичесие синонимы, генетико-семантико-экспрессивно-диахронно-стилистические синонимы и т.д. Многомерным сопоставительно-сравнительным отношениям синонимов соответствуют многокомпонентные их названия.

Во второй главе диссертации «Многомерные сопоставительно-сравнительные отношения в синонимических группах имен прилагательных и проблема их типологии» данные отношения наиболее наглядно проявляются у производных прилагательных со значением того или иного цвета. Так, слова синонимической группы красный, багровый, багряный, алый, пунцовый, пурпурный, рубиновый, кровавый, кумачовый, огненный, пламенный, гранатовый указывают на различные оттенки красного цвета. Эти оттенки можно различать лишь через сопоставление и сравнение. В связи с этим наиболее отчетливо эти оттенки выражаются прилагательными с мотивирующей основой, содержащей наглядную семантику, как рубиновый (цвет рубина), кровавый (цвет крови), кумачовый (цвет кумача), огненный (цвет огня), пламенный (цвет пламени), гранатовый (цвет граната). Если характеризовать семантику этих прилагательных только на понятийной основе, то она будет представлена так: рубиновый - красный, ярко-красный, гранатовый – темно-красный, густо-красный, кумачовый – ярко-красный, кровавый – густо-красный, огненный – красный, ярко-красный и т.д. Так поясняется обычно семантика этих прилагательных в словарях. При такой понятийной трактовке смысловые различия между синонимами в целом ряде случаев утрачиваются. Между тем в языковой системе в тесных связях в производящими их словами они существуют и отчетливо воспринимаются: рубиновый – это не только густо-красный, но еще и подобный цвету драгоценного камня. Семантика слова рубиновый в системе языка – это ярко-красный + сопоставительно-сравнительная сема «подобный рубину (как рубин)». Системное значение прилагательного кумачовый – это ярко-красный + сопоставительно-сравнительная сема «подобный кумачу (как кумач)». Точно так же системные значения прилагательных составляют: кровавый = густо-красный + подобный крови (как кровь), гранатовый = темно-красный + подобный гранату (как гранат), огненный = красный + подобный цвету огня (как огонь), пламенный = красный + подобный цвету пламени (как пламя).

Мы считаем, что именно дополнительные сопоставительно-сравнительные семы с предметной наглядностью делают эти прилагательные выразительными в речи, в частности в описательных текстах: Всадник скакал прямо в кровавый закат, нависший над городом, в ярко-красное огненное полыхание зари. (Саянов. Небо и земля). На синеватой … воде колыхались кумачовые отблески зари, рыжая, бритая степь дышала жаром. (Горький. Чужие люди). В художественных описаниях прилагательные кровавый, рубиновый, кумачовый, гранатовый, огненный и др. позволяют передать разные оттенки красного цвета, поскольку в их семантике содержится сопоставительно-сравнительный оттенок с предметной соотнесенностью.

В рассматриваемую синонимическую группу в словарях синонимов включаются еще прилагательные пурпурный, карминный, киноварный, кармазинный, коралловый, шарлаховый, рдяной, червонный. Все они мотивированы и содержат сопоставительно-сравнительные семы, которые определяют особенности их системной семантики: пурпурный = ярко-красный темного оттенка + подобный особой ценной краске или дорогой одежде, окрашенной в этот цвет, карминный = ярко-красный + подобный соответствующей краске (как кармин), киноварный = красный + как минерал киноварь, кармазинный = темно-красный + как сукно кармазин, коралловый = красный яркого или розового оттенка + подобный цвету коралла, шарлаховый = ярко-красный + подобный цвету краски шарлах, червонный = красный алого оттенка + цвета червонного золота. Прилагательное рдяной по своей семантике тесно связано с глаголом рдеть – «резко выделяться, отливать красным цветом». Отсюда и прилагательное рдяной по системной семантике обозначает не только красный цвет, но еще и «резко выделяющийся на окружающем фоне».

Таким образом, в системе языка с учетом мотивационных словообразовательных связей семантика всех рассмотренных прилагательных при всей их смысловой близости по соотнесенности с одним и тем же понятийным признаком оказывается различной. Различаются эти синонимичные прилагательные в системе языка и другими сопоставительно-сравнительными признаками. Если прилагательные красный, алый, багровый противопоставлены в синонимической группе как микрополе языковой системы в основном по семантике и экспрессии, их сопоставительно-сравнительные различия можно назвать семантико-экспрессивными, соответственно, и синонимы можно назвать семантико-экспрессивными, то прилагательные пунцовый, пурпурный, рубиновый, кумачовый, гранатовый отличаются от первой подгруппы книжным оттенком, они закреплены за стилями книжной речи. Еще в большей мере книжный стилистический оттенок свойствен прилагательным карминный, киноварный, шарлаховый. Все эти прилагательные по отношению к первой подгруппе синонимов вместе с доминантой красный противопоставлены семантически, экспрессивно и стилистически, поэтому их сопоставительно-сравнительные отношения можно квалифицировать как семантико-экспресивно-стилистические. В толковых словарях стилистическая ограниченность этих прилагательных, как и многих других, не помечена. Однако в Словаре синонимов под редакцией А.П.Евгеньевой этот фактор в отдельных случаях отмечается: «слова пунцовый и рдяной свойственны литературно-книжной речи», «слова карминный, киноварный и шарлаховый… употребляются преимущественно в специальной речи».

Некоторые из рассматриваемых прилагательных сохраняют явный оттенок иноязычного происхождения. Слово шарлах заимствовано из немецкого языка, пурпур – из латинского, кармин – из итальянского, киноварь – из греческого, пунцовый – из французского через посредство польского, кумач – из тюркских. Именно иноязычным происхождением обусловлена стилистическая замкнутость этих прилагательных в пределах книжной лексики. С учетом сохраняющегося оттенка иноязычия сопоставительно-сравнительные различия этих прилагательных с исконно русским словом красный можно квалифицировать как генетико-семантико-экспрессивно-стилистические. К последним нужно отнести и прилагательное кармазинный, заимствованное из персидского языка еще в XVII столетии. Сукно кармазин и прилагательное кармазинный (кармазинные кафтаны) были очень популярны у донских казаков времен Степана Разина. В Словаре С.И.Ожегова это прилагательное уже не дается. Оттенок устарелости приобретает и слово шарлаховый, которое в Словаре С.И.Ожегова отсутствует. Поэтому эти прилагательные отличаются от доминанты красный и других прилагательных рассматриваемой группы и по своей временной актуальности, в диахронном аспекте. Как синонимы их можно назвать пятикомпонентным термином «генетико-семантико-экспрессивно-диахронно-стилистические».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»