WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Автор разделяет позицию проф. В.П. Божьева2 и К.Ф. Гуценко3 о том, что при наличии данных о признаках преступления, предусмотренного одной из статей гл. 23 УК, дело должно быть возбуждено на общих основаниях. Если будет установлено, что вред причинён преступлением только коммерческой или иной организации, тогда для уголовного преследования подозреваемого, обвиняемого необходимо получить заявление организации или её согласие, что следует закрепить в указанной статье.

Также представляется целесообразным внести в ст. 23 УПК изменения, дополнив её после слова «руководителя» словами «участника (акционера)», расширив тем самым круг субъектов до понятия «руководство организации».

Рассмотрен вопрос об отдельных элементах процессуальной обязанности юридического лица сообщать в правоохранительные органы о выявленных признаках преступлений.

Такая обязанность прямо не сформулирована в УПК, однако её фрагменты содержатся в Законе РФ «О частной детективной и охранной о в Российской Федерации», Федеральном законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма», Инструкции о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел РФ при поступлении (обращении) в учреждения здравоохранения граждан с телесными повреждениями насильственного характера.

Объединив изложенные выше фрагменты, представляется целесообразным ввести в УПК норму, устанавливающую обязанность организации сообщать в органы внутренних дел о признаках преступлений, выявленных в процессе своей уставной деятельности.

В параграфе третьем «Гарантии прав юридического лица как объекта проверки в стадии возбуждения уголовного дела» рассматривается регулирование законодательными и ведомственными нормативными актами действий должностных лиц при проверке сообщения о преступлении, в том случае, когда объектом проверки является коммерческая организация (юридическое лицо).

В УПК средства проведения проверки сообщения о преступлении сведены к минимуму. В большинстве случаев предварительная проверка осуществляется с помощью оперативно-розыскных действий, выполняемых в соответствии с нормами Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и Закона Российской Федерации «О милиции». Эти законодательные акты содержат достаточно полный перечень мероприятий, позволяющий эффективно проверять сообщения о преступлениях. Однако с другой стороны, с точки зрения обеспечения гарантий прав юридических лиц, ограждения их от необоснованных проверок, данные законы не обеспечивают таких гарантий в полной мере.

Очевидно, что такое важное действие, как проверка юридического лица, должно быть законодательно закреплено в УПК, где следует указать перечень проверочных мероприятий, их содержание, права и обязанности их участников.

При проверке сообщения о преступлении целесообразно ограничиться такими проверочными мероприятиями, как:

1) получение объяснений;

2) получение или истребование предметов или документов;

3) проведение исследований специалистов, а в отношении юридических лиц – документальных проверок и ревизий.

С целью пресечения возможных злоупотреблений необходимо внести в УПК положение о том, что документальная проверка или ревизия юридического лица, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, должна проводиться в дневное время по рабочим дням, в присутствии руководителя юридического лица или его представителя, и не должна препятствовать деятельности юридического лица, если эта деятельность не представляет угрозу безопасности граждан.

Глава третья «Процессуальное положение и гарантии прав организации (юридического лица) в стадии предварительного расследования» состоит из четырёх параграфов.

В параграфе первом «Особенности участия организаций (юридических лиц) в стадии предварительного расследования» рассмотрены общие вопросы участия юридических лиц при производстве по уголовному делу.

Из ч. 1 ст. 6 УПК следует, что первым, а значит приоритетным пунктом назначения уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

В реальности эффективность защиты их прав в большей части зависит от их собственной инициативы. Основной гарантией соблюдения прав организации (юридического лица), потерпевшей от преступления, в настоящее время главным образом является активная позиция самой организации.

Юридическое лицо может находиться на стороне защиты. Е.И. Курицина утверждает, что юридическое лицо может быть создано для совершения преступления4. В целях совершения финансовых, налоговых и других преступлений преступники используют юридические лица, зарегистрированные по подложным документам. Генеральная прокуратура РФ признала возможность использования юридического лица в качестве средства совершения преступления, использовав данную формулировку в обвинительных заключениях по конкретным уголовным делам.

Таким образом, особенностью участия юридического лица в уголовном деле следует признать возможность его использования в качестве средства совершения преступления.

Придя к такому выводу, следователь должен признать вещественными доказательствами обязательные атрибуты юридического лица (учредительные документы, свидетельства о государственной регистрации и постановке на соответствующие учёты, печать и др.), а в случае необходимости – возбудить ходатайство перед судом о наложении ареста на имущество и расчётные счета данного юридического лица.

С целью комплексного решения проблемы, касающейся юридического лица как средства совершения преступления, диссертант вынужден затронуть стадию судебного рассмотрения.

Право суда об исключении из Единого государственного реестра (подобная процедура предусмотрена в ст. 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») юридического лица, созданного для совершения преступления, могло бы быть предусмотрено в ст. 309 УПК. Однако, поскольку вопросы судебных стадий уголовного судопроизводства не входят в предмет настоящей диссертации, предлагаем ограничиться вынесением данного вопроса на обсуждение.

В соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, юридическое лицо имеет право участвовать в стадии предварительного расследования в следующих случаях. В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК юридическое лицо может быть признано потерпевшим, в соответствии с ч.1 ст. 44 УПК – гражданским истцом, в соответствии с ч. 1 ст. 54 УПК – гражданским ответчиком.

В соответствии с ч. 1 ст. 106 УПК юридическое лицо имеет право вносить залог в целях обеспечения явки обвиняемого или подозреваемого к следователю или в суд и предупреждения совершения им новых преступлений.

Кроме того, судом может быть наложен арест на денежные средств юридических лиц, находящиеся на счетах, вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (п. 9 ч. 1 ст. 29, ст. 115 УПК).

Во всех указанных нормах проявился экономический характер правовой категории «юридическое лицо».

Этот же фактор влияет на уголовное судопроизводство в аспекте организации расследования преступлений с участием юридического лица. Основным критерием, определяющим понятие «экономическое преступление» является наличие юридического лица в составе участников уголовного судопроизводства. Обособление уголовных дел такой категории привело к созданию в следственном аппарате МВД России специализированных следственных подразделений – отделов (отделений) по расследованию преступлений в сфере экономической деятельности.

В параграфе втором «Особенности реализации гарантий прав потерпевшего - юридического лица» анализируется процессуальное положение юридического лица, признанного потерпевшим.

Институт признания юридического лица потерпевшим в уголовном судопроизводстве является одной из важнейших гарантий защиты прав и законных интересов юридических лиц, которым совершённым преступлением причинён вред.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим является юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу или деловой репутации.

Потерпевшим, а, следовательно, и гражданским истцом в уголовном судопроизводстве может быть только организация, имеющая статус юридического лица, поскольку только юридическое лицо является субъектом права собственности или иного вещного права.

УПК не устанавливает точного момента судопроизводства, когда лицо или организация должны быть признаны потерпевшим. Это решение принимается тогда, когда следователь сочтёт его обоснованным собранными материалами уголовного дела.

Автор разделяет мнение проф. Э.Ф. Куцовой о том, что признание потерпевшим должно быть своевременным. Затягивание с таким признанием лишает гражданина либо юридическое лицо возможности пользоваться правами потерпевшего и тем грубо нарушает права и охраняемые законом интересы5. Данное решение должно быть принято как можно раньше, что позволит принять своевременные меры к возмещению вреда, причинённого преступлением юридическому лицу.

Само определение вреда дано в УПК недостаточно ясно.

В соответствии с частью первой статьи 42 УПК, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинён имущественный вред, а юридическое лицо - если причинён вред его имуществу.

Под имущественным вредом следует понимать любой ущерб материального характера, в том числе прямые убытки, причинённые в результате хищения, уничтожения или повреждения имущества, а также неполучение причитающегося имущества, уменьшение или неполучение прибыли.

К юридическому лицу относится (исходя из редакции ч. 1 ст. 42 УПК) только стоимость похищенного или уничтоженного (повреждённого) имущества, поскольку в данной норме говорится о вреде его имуществу.

С целью устранения данного пробела предлагается сформулировать указанную норму следующим образом: «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинён физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, которому преступлением причинён имущественный вред или вред его деловой репутации».

В параграфе третьем «Гражданский иск по уголовным делам с участием юридического лица: процессуальные особенности» рассмотрены особенности участия юридических лиц в стадии предварительного расследования в качестве гражданского истца и гражданского ответчика.

Гражданский иск в уголовном деле является одним из главных процессуальных средств защиты прав потерпевшего и гражданского истца, являющегося юридическим лицом.

Юридическое лицо в лице его участников заинтересовано в возмещении вреда, причинённого преступлением. Другими процессуальными средствами помимо гражданского иска это сделать невозможно.

Гражданский иск целесообразно предъявлять в стадии предварительного расследования, когда есть оперативные возможности по розыску похищенного имущества, наложению ареста на него в целях обеспечения удовлетворения гражданского иска. В судебном заседании такие возможности значительно сужаются.

Имеются существенные особенности участия юридического лица в уголовном судопроизводстве в качестве гражданского ответчика.

На основании ч. 1 ст. 54 УПК в качестве гражданского ответчика может быть привлечено юридическое лицо, которое в соответствии с Гражданским кодексом несёт ответственность за вред, причинённый преступлением.

В подавляющем большинстве случаев юридические лица признаются гражданскими ответчиками по уголовным делам, связанным с дорожно-транспортными происшествиями, когда на транспортных средствах, находящихся в их собственности юридического лица, совершаются преступления, предусмотренные ст. 264 УК РФ.

Однако, помимо этого, юридическое лицо обязано возместить вред, причинённый его работником при исполнении трудовых, служебных или должностных обязанностей (ч. 1 ст. 1068 ГК РФ).

Такая практика в настоящее время отсутствует, несмотря на то, что законодательная основа для таких процессуальных решений существует. Однако, именно возможность привлечения юридического лица в качестве гражданского ответчика по уголовным делам об экономических преступлениях в значительной степени повысило бы гарантии возмещения вреда юридическому лицу – гражданскому истцу.

Особенность участия юридического лица в уголовном судопроизводстве заключается в том, что помимо имущественного вреда преступлением может быть причинён вред деловой репутации, однако ст. 44 УПК предусматривает только возможность предъявления иска о компенсации морального вреда.

Изучение ряда уголовных дел, в которых юридические лица признаны потерпевшими и гражданскими истцами, показывает: в них нет ни одного гражданского иска о возмещении вреда, причинённого деловой репутации юридического лица. Учитывая изложенное, представляется целесообразным дополнение ч. 1 ст. 44 УПК после слов «морального вреда» словами «а также возмещения вреда, причинённого деловой репутации юридического лица». Данная поправка создаст предпосылки для более полной защиты прав юридического лица в уголовном судопроизводстве.

В параграфе четвёртом «Гарантии прав организации (юридического лица) при производстве следственных действий» рассматриваются основные проблемы производства следственных действий, которые затрагивают интересы юридических лиц, а также гарантии обеспечения их прав в ходе таких действий.

Рассмотрены вопросы, касающиеся осмотра места происшествия, обыска, выемки. Это ситуации, в которых возможно противодействие руководителей юридических лиц и наиболее вероятны нарушения прав этих лиц.

Осмотр места происшествия (помещения организации). Данное следственное действие производится с целью обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

УПК упоминает понятие «помещение организации» (ч. 6 ст. 177), но оно значительно шире, поскольку организации (юридическому лицу) могут принадлежать здания, их комплексы, находящиеся на определённых земельных участках. Очевидно, что уголовно-процессуальные нормы, касающиеся осмотра помещения организации, распространяются на все перечисленные объекты недвижимости.

Следователю или дознавателю, производящему следственное действие в помещении или здании, занимаемом юридическим лицом, необходимо обеспечить присутствие представителя собственника осматриваемого имущества.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»